Карантинное вдохновение, помидоры с мёдом, орнитология и баня летом

Начну с вдохновения. Задачу написать текст про то, как я провёл это коронавесналето, я получил уже 2 недели как. Но приступить к ней получается только за 2 дня до окончания срока. Нет лимита, нет границ — значит, нет движа и драйва.

Карантин в этом смысле — сильно ограничивающая, особенно поначалу, штука, и для меня это стало крайне важным опытом. Этим и спешу поделиться.

Мой начался с поста в Фейсбук про самоизоляцию одной уважаемой за ум и взбалмошность особы. В присущей ей манере истинного пророка она язвительно высмеивала тех, кто ещё не отринул мирского и не ушёл в изоляцию.

Самоизоляция, как официальное мероприятие, представлялась с трудом даже за границей. Так что когда всех нас всё-таки закрыли в конце марта, лично на меня дохнул Апокалипсис. Стать свидетелем конца цивилизации было страшно и волнительно. Отпускало меня волнами.

Спасать семью от голодной смерти в «Дикси» я пошёл один. В лыжных перчатках и виндстоппере. Купил 6 банок тушёнки, 2 пачки гречки и чипсы. Виндстоппер и чипсы немного спасали от стыда. Все 6 банок тушёнки оказались мятыми, и жена отобрала их у меня в какие-то закрома, видимо, до времён бесстрашия перед ботулизмом.
В последующие походы я сбалансировал продуктовую корзину, но вылазки всё равно оставались редки и сопровождались чувством высокого долга, выполняемого перед семьёй.

Кроме частной продуктовой проблемы я в целом озадачился способом добывания ресурсов. Сначала решил стать электриком. Во-первых, наш внештатный электрик Дмитрий (я совсем прям не считал, но по ощущениям) зарабатывал больше меня и при жизни нашего банного проекта. Во-вторых, меня столько раз било током — и ничего. А в‑третьих, в моём детстве, в девяностые, у нас с друзьями был подвал для сборищ, в котором всю электрику я сделал собственными руками (большинство ударов током приходится на этот период), что до сих пор предмет моей гордости.

Я подыскал онлайн-курсы по обучению ремеслу, зарегистрировался на profi.ru для изучения спроса. До сих пор мне приходят запросы на настройку почему-то Триколор в Почепе, но я уже отринул свою электриковую ипостась.

Далее меня захватил онлайн-форум университета «Синергия». Хедлайнером был тот самый Насим Талеб. Он уже давно рассказывает нам про чёрных лебедей и антихрупкость, с которыми в этот раз столкнулись вживую одновременно все. Его книги облегчили мой стресс в первые дни. На это самое ожидаемое всей аудиторией выступление он опоздал. Как мне показалось, мы застали его в перерыве между какими-то не самыми значительными делами. Презентация была наполнена вещами, о которых он уже давно, много и всё так же непонятно для меня говорил. Окончание встречи, несмотря на позднее начало, было крайне пунктуальным. Из всего этого я понял, что Талеб нас уже не спасёт и остальные выступления на Синергии я оставил на безнадёжное потом, для просмотра в записи.

После онлайн-форума мною овладела идеи онлайн-проектов. Из более или менее осмысленных я выделю три.

Первый. Ораторский кружок единомышленников. Суть заключается не в обучении как таковом, а в преодолении страха публичности. В моём опыте страх, иногда неосознаваемый или ощущаемый как скованность или нечувствительность аудитории, сильно важнее знания текста или методов преподнесения текста. Последнее для хорошего выступления важно, но внутренняя свобода и уверенность — первично. И кстати, не только в выступлениях, но и в целом в общении, отношениях и прочем.

Так вот о сути работы со страхом. Идея в том, чтобы участники поочерёдно выступали друг перед другом с заранее подготовленными выступлениями. Фокусировались на поддержке друг друга, отрабатывали именно навык, а не набивали голову теорией. Раз в несколько таких сессий можно добавлять обратную связь от тренера-профессионала и психолога. Монетизировать всё это можно дополнительной индивидуальной работой со специалистами или платной подпиской с какого-то этапа.
Вторая идея. Приложение для предпринимателей для сбора и представления управленческой отчётности. Знаю по себе, что иногда сложно понять, эффективно ли работает то или иное направление в бизнес-проекте, когда денежные потоки размыты во времени. Иногда денег в кармане нет, потому что ты слишком быстро развиваешься, иногда — оттого, что каюк близок. Очень важно эти два варианта различать.

Я свою потребность в актуальной информации уже закрыл с помощью системы взаимосвязанных Google-таблиц (это аналог Exel, но сетевой, бесплатный и многопользовательский). Подозреваю, что множество предпринимателей решают подобную задачу сложнее и менее адекватно, используя человеческий ресурс (например, бухгалтерию, у которой обычно глобально другое понимание экономики предприятия) или от случая к случаю (умное слово «спорадически» убираю по требованию первого редактора, жены).

Третья идея. Сделать годный ютуб-канал. Я честно прослушал первые полчаса курса и прочитал две давно ждавшие книжки про ютуб-администрирование. Упёрся в главное — про что делать канал. Решение не заставило себя ждать. В Никитинской бане прорвало трубу, и я понял: канал может быть про то, как мы из текущего состояния объекта делаем что-то годное.

Потоп, надо сказать, был знатным. Трубу с горячей водой прорвало под полом, и одно из помещений по щиколотку затопило парящей, обжигающей водой. Кстати, в течение трёхмесячной паузы «Никита», видимо скучая по людям, топила нас не единожды. Во второй раз всё было ещё грандиознее. С четвёртого этажа вода пришла аж до вестибюля первого.

В процессе устранения второй протечки я получил много технических знаний. Наша котельная каким-то образом может отличать горячую воду и воду из батарей, чтобы понять, какой кран перекрывать.

Наши вводные краны (правильно называть их задвижками) через один неисправны и требуют замены. На техническом, четвёртом, этаже Никитинской бани ещё в древние времена сняты и проданы все батареи отопления, а один из двух громадных резервных баков для воды почти весь разрезан и сдан на металл.

Прыжки в сторону, от вставшего на паузу банного дела, повторялись ещё многажды. Из того, что легко вспоминается, была карьера программиста в 1С. Манила она приличным жалованьем и востребованностью со слов приятеля, приехавшего в наш Брянск из заразной Москвы проведать родных и прокатиться со мной на великах с Новостройки до Партизанской поляны. На Партизанке нас и ещё нескольких культурно отдыхающих матом прогнал охранник. Мат был размещён в междометиях, а не в глаголах, так что обидно было скорее культурно, чем личностно.

Надо сказать, что самоизоляцию в плане сидения дома я не прекращал нарушать никогда. Перебежками или на велике в лес я всегда уходил незамеченным силами правопорядка. Так что мой карантин постепенно всё более и более наполнялся ранее недоступной в таком объёме природой и философским отношением к смерти, ею порождаемым.

В одну из таких велопоездок я принял участие в тушении пожара. Всемерно пытался призвать к участию и пожарных, но звонки в 112 переадресовывались и дело не двигали. При этом пожарную машину, которая возвращалась в город, я встретил ещё на пути к очагу. Видимо, они безрезультатно искали возгорание или возвращались с другого огня.
Впрочем, к месту горения проехать было нельзя, я вышел на него по запаху. Довольно большие пространства сухой травы горели, перекидываясь на ещё сухие с зимы деревья. Паника моя довольно быстро утихла. На удивление, всё это тушилось простым дрыном методами побивания, сбивания, прихлопывания и притопывания.

Важными для меня стали 2 мысли. Что высокая активность на понятное и доброе дело способна рассеять страх. Что коронавирус — это некая невербальная потуга природной воли, направленная на объединение человечества. Вторая мысль была неочевидна, поскольку в фокусе был ряд случаев, обратных этому выводу. Про то, как где-то не оказывали помощи иностранцам или отвергали соседей-медработников в страхе заразиться. Однако отношение к этим фактам, подсвечивание их, как мне кажется, как раз и свидетельствует об их порицании при признании всеобщего страха. В тот вечер, победив лесной пожар, я победил свой страх пандемии.

Как понял уже всяк тот, кто дочитал до этого места, очень люблю похвастаться. Это у меня от сына. Он хвастун, но пока явный, я же стараюсь делать это скрытно, заметая следы массой букв.

Похвастаюсь теперь явно. Наш Володя-«Четыре руки» в турнире банщиков, который в этом году проводили онлайн, занял самое-пресамое первое место. В соревновании принимали участие мастера веника со всей русскоговорящей территории. Была банщица с моей родной Камчатки и ещё одна американка из Калифорнии. Не подумайте, что Володя выиграл у девчат. Всего участников было более 150, и мастеров мужчин было сильно больше девушек.

А ещё за время карантина закончилось моё дополнительное образование. И в связи с карантинной свободностью и дистанционностью это далось мне без натуги. Теперь я окончательно, вернее сказать официально, после 3 лет негосударственного, но куда более понятного мне и любимого гештальт-образования — практический психолог. И как заметил один известный журналист про известного политика, я всё более несерьёзен с учётом непоследовательности профессионального пути. В моём случае от гаишника, адвоката, предпринимателя, массажиста — к психологу и орнитологу (это слово жена тоже не знает, но тут я отстоял). Про орнитолога я наврал для рифмы, птицы мне не очень то нравятся, даже меньше котиков.

Жена, насупившись на двойное упоминание, сказала, что не будет вычитывать мои тексты. Я ответил зеркально и сказал, что не буду помогать ей с помидорами, которые надо зачем-то опрыскивать мёдом. А ещё — что буду писать про неё больше и не давать ей читать. Цензура побеждена.

Сегодня мы приближаемся к окончанию третьего месяца нашего простоя. Из практической зимы в его начале мы оказались в жарком лете. Есть мелкие люди, которые считают, что думать о бане летом несвоевременно. Опомнитесь, внемлите! О бане нужно думать внесезонно. Даже если вшивость не ваше, даже если потеть вы отлюбили в детстве. После бани жара перестаёт быть томной и так далее.

Я же летом думаю о бане ещё и потому, что лето — сезон строительства. Построить новую баню в Москве, а вернее, пока чуть скромнее, в ближней Подмоскве — первый шаг уверенной поступи нашей общей культурной ценности по мировому пространству.

Участок в Красногорске прямо напротив круглогодичной горнолыжки «Снежком» я уже нечаянно приобрёл (одно из открытий карантина — торги на понижение). Теперь дело за малым — найти чуть-чуть миллионов для строительства. И тут все желающие инвестировать в великую банную революцию — велкам!

Берегите себя, растите ораторское мастерство, доверяйте психологам, ходите в баню круглый год и да поможет нам всем новая Конституция, цены на нефть, а на крайний случай — любовь к своему делу и месту, где живём мы и наши дети!

Денис Спицын,
совладелец банного клуба «Добрыня»

denspitsin
@denspits
denspitsin

1109