Весна оказалась экстремально необычной. Каким будет лето?

Необычное время и обстоятельства, в которых мы оказались, будут кормить ещё несколько поколений аналитиков. Они всё разложат по полочкам, найдут виновных, наградят победителей. Обязательно окажется, что руководство страны могло поступить правильнее, принять меры своевременнее или, наоборот, предпринимать их поменьше. И в следующий раз все перегибы и недобдения будут учтены. Но сейчас нам это не помогает. Мы все совершённые правительством ошибки ощущаем на собственном бизнесе. По нарастающей.

Ещё в начале апреля представители сетевого непродовольственного ритейла обратились к президенту и правительству с просьбой включить их в список наиболее пострадавших от пандемии отраслей. Тогда ещё месяца не прошло с начала карантинных мероприятий, а полсотни богатейших корпораций запричитали, что не смогут восстановиться в ближайшие полгода. Мол, в связи с этим жизненно необходима поддержка розничной торговли в целом. В противном случае будут массовые банкротства, увольнения персонала, невыплаты зарплаты. Но печаль моя не о холдингах и ритейлах (эти уж как-нибудь себя спасут!), а о среднем, малом и маленьком бизнесике.
Сначала о плохом. Когда в марте‑2020 деловая жизнь в стране остановилась, предприниматели занервничали, а иные запаниковали. В последние годы всё реже звучало, что малый бизнес не по чину жирует. Те, кто так думал, сами по разу попробовали. И быстро убедились, что большая часть дохода малого бизнеса уходит на обслуживание кредитов, зарплату наёмных работников, налоги, предвиденные и совершенно не предвиденные бизнес-расходы, штрафы (бывает) и собственные глупые промахи.
О мешках денег, припасённых «на чёрный день», владельцы парикмахерских, пекарен и ателье даже не мечтали. Тратилось всё «с колёс»: на развитие бизнеса, на семью, на ремонт, на отдых, на детей (особо выделяю — я не про манную кашу и тетрадки, а про необязательные, но всем понятные затраты: дорогостоящие тренировки, платные занятия иностранным языком и музыкой).

Теперь можно побубнеть, мол, нечего было жене в кредит машину покупать, походила бы пешком, и за границей незачем было отдыхать, когда у бабушки дом в деревне. Но люди-то работали и рассчитывали на больший-меньший, но постоянный ежемесячный доход.

Уже в мае на ранее благополучных магазинах и салонах, закрытых пару месяцев назад, стали появляться баннеры «Аренда» и «Продажа» — предприниматели карантин «не пережили». И сейчас многие закрываются, не открывшись. А на «доживших» до открытия своих торговых и бытовых точек прибыль водопадом не польётся.

За время карантина население не стало богаче. И даже те, кто сейчас мечтает о шопинге, о кафе, о салоне красоты (в нормальных условиях — без маски на ушах во время стрижки), не смогут оставлять там прежние суммы. Предприниматели продолжат разоряться.

Государство состредоточит свою помощь на социально незащищённых. Это правильно. Потому что, как изрёк один губернатор: «У нас не хватит ресурсов спасать всех». А есть те, кто без пособия вообще не выживет. Разорившийся бизнесмен не станет полагаться на пособие. Его дети не пойдут просить милостыню. Потеряв свой ларёк, бывший коммерсант найдёт другой способ прокормиться. Устроится на работу к конкуренту. Замахнётся на новый бизнес. Или начнёт картошку сажать. А ларьком будет управлять тот, кто лишился магазина…

поддержка государства?

Эпопея с ОКВЭДами, будь они неладны, к сожалению, подтвердила, что её получат далеко не все. Долгие годы ОКВЭДы были для предпринимателей лишь странными циферками. А тут вдруг оказалось, что нет ничего важнее ОКВЭДа и только он решает, пострадал ли твой бизнес от пандемии. А ведь многие вели свою деятельность вовсе не по основному ОКВЭДу, а по дополнительному. Предприниматели забили тревогу и под самый конец их всё-таки услышали. Минэкономразвития предложило дать бизнесу возможность уточнить тот самый ОКВЭД до 1 июля. И, может быть, тогда расширится список предприятий, которым полагаются льготы.

А теперь я о своём, о больном. О мебельном бизнесе. В первый список пострадавших от пандемии отраслей он по непонятным причинам не попал. Мебельные магазины с начала карантина не работали ни дня, но о них правительство почему-то забыло, не забыв, однако, предъявить к оплате все полагающиеся по сроку налоги.
Банк нам в беспроцентном кредите, разумеется, отказал: нет в списке — значит, не пострадали, не мешайте работать с пострадавшими. Отсрочки по налогам не полагается. Субсидий на выплату зарплаты неуволенным (а ведь мы никого не уволили!) сотрудникам не будет по тем же причинам. Кого нет в списке, тот не пострадавший. Значит, большинству мебельщиков этот кризис не пережить…

Светлана Лукановская, совладелец салона офисной мебели «Бюрократ»
lukansveta

983