Трогать разрешается!

Александра Савелькина • Михаил Фёдоров

Одним из главных культурных событий в конце прошлого года стала выставка художниц Ольги Андреевой и Алёны Курбаковой «Руками трогать нужно». Девушки создали двенадцать тактильных картин в технике барельеф и стимпанк специально для незрячих и слабовидящих людей. Прикоснуться к искусству (в прямом смысле слова)
посчастливилось и нашим корреспондентам.

Трогать разрешается!

«Руками трогать нужно!» — такими словами смотрители Городского выставочного зала встречали каждого, кто приходил взглянуть на необычные барельефы.
— Вот и вы потрогайте, — говорит Алёна Курбакова, когда пытаюсь разузнать у художниц, какой смысл они вкладывают в картины. Послушно прикасаюсь к полотну. На картине девушка за рулём кабриолета, почти как на пименовской «Новой Москве». Москва там действительно новая: на горизонте держат небо известные столичные небоскрёбы. Я чувствую скользящую гладкость экрана смартфона в руках девушки и кружево её платья. Всё тонко и точно, но почему-то кажется, что главное я не улавливаю.

— Здесь мы постарались изобразить перспективу города, — выручает Алёна. — Для видящего человека это просто: большое здание на первом плане, а за ним — всё меньше и меньше. Это и есть городская перспектива. Потрогать её невозможно, а значит, нельзя и почувствовать слепому или слабовидящему человеку. Мы ведь много консультировались, спрашивали у разных людей, что они хотели бы «увидеть» через прикосновения на наших картинах.

— В процессе работы, например, узнали, что последние цвета, которые видит человек, теряя зрение, — жёлтый и чёрный, — добавляет Ольга Андреева. — По-
этому и цветовая гамма у большинства картин именно такая. Лес нельзя потрогать, огромное пространство вокруг, эмоции на картине — это всё мы и пытались изобразить.

Маленькая революция

Вместе с выставкой проводился конкурс работ особенных детей Ольга и Алёна уж лет десять работают в тандеме в разных жанрах: роспись и декорирование любых поверхностей, живопись, барельеф.

— Расскажите, как родилась идея выставки?

Алёна: Мы придумали паровоз-барельеф к 100-летию революции для одной из выставок Творческого союза художников. Необычный, интересный, очень нравился народу. Он состоял из гильз, пуль, часов, многих механизмов. Мы и сами получали удовольствие, кропотливо работая над его созданием. Например, были поражены, обнаружив, что на часах, которые использовали в картине, точное время первого залпа «Авроры».

Ольга: На эту выставку пришли слабовидящие люди, и смотрители разрешили им потрогать экспонаты. Говорят, тогда это произвело впечатление на многих особенных посетителей музея, и нам предложили сделать отдельную выставку. Многим предлагали, но никто не загорелся идеей. А мы загорелись!

— Чего это стоило?

Ольга: В спокойном режиме одну картину создаём около месяца, а всего их 12! Пришлось на полгода отложить всю свою работу. Арендовали на это время мастерскую. Алёна — жаворонок, ей легче вставать рано утром. Она приходила к 7:00, я — сова, присоединялась к ней в 10 часов. Вместе работали и так же по очереди уходили: Алёна — в восемь вечера, я — в десять-одиннадцать.

Алёна: Про море в этом году даже не заикались…

— Какая работа была первой? Как придумывали сюжеты?

Ольга: Народные узоры в жанре барельеф: хохлома, гжель, городецкая роспись. Для зрячего человека это привычные образы, они вписаны в наш культурный код. И у меня была идея фикс сделать эти узоры объёмными.

Или другой пример — «трогательный» земной шар.Недавно фильм вышел, довольно странный, про современное искусство — «Бархатная бензопила». В числе произведений искусства был шар желаний: посетители засовывали внутрь руки, и каждый испытывал ощущение, «адресованное» только ему. У нас почти так же, только ощущения — снаружи.

Когда б вы знали, из какого сора…

— Что в работе давалось труднее всего?

Алёна: Всё одновременно легко и трудно. Мы ведь много лет барельефы делаем. Чтобы цветок получился красивым, добавляем золото, серебро, используем контрасты. А тут совсем другая задача. Нужно, чтобы человек трогал и всё понимал.

Ольга: Самое сложное было передать, что на картине главное, а что — второстепенно. Например, картина с бабушкой. В ней на первом плане лицо и платок. А потом уже раскрытая книга, герань и всё остальное. Когда это глазами видишь, сразу всё понятно. А нам нужно было объёмами это передать. Мы почти половину времени с закрытыми глазами работали!

— Деревянные зубчики от массажёра, пуговицы, микросхемы… Где вы всё это находите и какие самые необычные предметы использовали в своих картинах?
Алёна: Мне кажется, самое необычное — два половника, «спрятанные» в барельефе-аэроплане. Использовали мышеловку, щётки для посуды, ручки от кастрюль, дверные ручки, ракушки с моря… Приходили операторы снимать сюжет про выставку, так узнали в одной работе крепление от экшн-камеры.

Ольга: Все наши друзья и знакомые приносят разные пружинки, пластмассовые штучки, болты, кружева. Микросхемы — от старых телевизоров. Как и вдохновение — его тоже из всего окружающего черпаем. Люди, природа! Это мир художника, который нам тоже было важно показать.

— А как, например, передать характер поверхности стекла мобильного телефона? Уж очень натурально у вас вышло!

Алёна: О, это ювелирная эпоксидная смола! Из неё сейчас модные украшения делают.

— Судя по опыту, что неприятнее всего трогать?

Ольга: Пластмассовые искусственные цветы. Довольно сложно было найти приятную на ощупь искусственную зелень для глобуса.

— Вот братья Коэны есть, братья Ткачёвы, Ильф и Петров. Как думаете, почему женские творческие тандемы редкость и почему у вас это получилось?

Алёна: Мужчины легче сходятся. А у нас по-другому: мы друг друга дополняем. Дружим ещё с училища, почти с первой встречи — это уже почти двадцать лет! И половину из них работаем вместе.

Ольга: Нам повезло, мы разные. Алёна больше занимается живописью и цветовыми решениями…

Алёна:… а Оля — графикой и орнаментально-линейными решениями. Мне вообще не понятно, как она это делает! Мы полностью противоположны. Поэтому у нас даже не тандем — симбиоз.

Чужих детей не бывает

— На вашей выставке были представлены работы особенных детей из Брянска и Трубчевска. Как это получилось и какие вас особенно тронули?

Ольга: Наша задумка выставки гораздо глубже, чем просто выставка для слепых. Мы хотели, чтобы зрячие люди поставили себя на место слепых. Представили, каково это — не видеть, поняли, что незрячие — это такие же люди, как они, с такими же мечтами, стремлениями. Для этого даже проводились экскурсии, где посетители могли надеть светонепроницаемую повязку и пройтись по выставке. Многие признавались, что впервые задумались о том, что рядом с нами живут незрячие люди и что в городе их довольно много. А были и такие подростки, которые слепых ровесников видели впервые в жизни…

Алёна: Все прекрасно понимают: большинство людей с ограниченными возможностями здоровья почти всю жизнь проводят в четырёх стенах. Стали думать, чем можем быть полезны, и придумали конкурс детских рисунков. В нём участвовали слабовидящие дети и ребята с особенностями психического развития. Многие их истории трогают до слёз. Альбина Симутина нарисовала портреты ногами. У девушки ДЦП, с детства проблемы с руками, но посмотрите, как здорово у неё получается рисовать! Особый взгляд ребёнка чувствуется в работе «Планета Земля» Захара Садкевича. Видно, что ребёнок хорошенько поразмыслил, прежде чем начать рисовать. 10-летняя Елизавета Новикова полностью слепая, у девочки сохранилось только цветоощущение. Весь мир для неё — размытые пятна. Взрослые вырезали из цветного картона листья, а она сложила их в композицию. Чудесная работа у 8-летней Евы Степаненко — «Вот оно, счастье!». В ней столько радости!

Понимаете, творчество не зависит от наших умственных способностей или функций тех или иных органов. Это то, что глобально отличает человека от животного мира. И огромное спасибо замечательным людям, благодаря которым выставка состоялась. Поначалу нам казалось, что люди с ограниченными возможностями кроме своих близких, по сути, никому не нужны. Но когда у проекта появились волонтёры, в том числе и финансовые, когда начал расти круг неравнодушных, на душе стало легче. Хороших людей в нашем городе действительно много!

— Какая у выставки дальнейшая судьба?

Алёна: Много разных мыслей. Например, есть идея коллаборации с незрячей художницей Кариной Жаковой («Брянская ТЕМА», №3 (125), 2018). Что касается выставки, хотим сделать её передвижной. Уже есть несколько предложений из Москвы, Брянска. Проект заинтересовал многих: это возможность cделать особенных людей заметными и доказать, что все мы, по большому счёту, ничем не отличаемся друг от друга. 

1191