Они были первыми

Руководитель ГУ МВД России по Саратовской области, наш земляк Николай Трифонов — первый начальник временного отдела внутренних дел в Шатое.

Они были первыми

Сотрудники органов внутренних дел Брянщины регулярно с 2000 года направляются в командировки на Северный Кавказ. Именно тогда в разрушенном Шатое силами сотрудников брянской милиции был образован первый временный отдел внутренних дел. Личный состав первого Шатойского временного отдела начинал службу в землянках, затем своими силами ремонтировал для проживания полуразрушенное здание бывшей районной больницы и строил палаточный городок. Прошло двадцать лет, и сегодня место временной дислокации оснащено всеми необходимыми для жизни и службы помещениями, коммуникациями, оборудованием.

— За годы службы в Шатое брянские сотрудники зарекомендовали себя с положительной стороны, честно и добросовестно выполняли возложенные на них задачи, чем заслужили уважение и авторитет у местных жителей и чеченских коллег-правоохранителей, — отмечает начальник Управления МВД России по Брянской области полковник полиции Владислав Толкунов.

Выжили и вернулись домой

Брянские бойцы временного Шатойского РОВД, 2000 год4 марта 2000 года из Брянска в Шатой отправился первый состав временного отдела внутренних дел. Вся тяжесть первых дней и месяцев, обустройство быта в зоне боевых действий, грамотной обороны, обеспечения безопасности пришлись на долю первой смены ВОВД и его руководителя Николая Трифонова. Как это было 20 лет назад, мы вспоминаем сегодня.

Сегодня Николай Трифонов — генерал-лейтенант полиции, начальник ГУ МВД России по Саратовской области. С детства мечтал о службе, хотел носить погоны и даже идти в ВДВ. Примером военного для него был отец, прошедший всю войну, получивший тяжёлые ранения. Но судьба распорядилась так, что предложили окончить Высшие курсы МВД и он остался в органах внутренних дел.

Но, по словам самого Николая Ивановича, самое дорогое для него — первое место службы, райотдел в Трубчевском районе Брянской области, и всё, что связано с малой родиной. Со службой в Трубчевском РОВД связана и первая его командировка в Северо-Кавказский регион.

…Когда первый состав Брянского временного отдела внутренних дел ехал к месту дислокации в Шатой через Ханкалу, тамошние местные военные и милиционеры прощались с брянцами, как со смертниками: Шатой был гиблым местом, неконтролируемым каменным мешком — посёлок полностью разрушен, окрестности изобиловали боевиками, федеральные войска находились в стороне. Плюс полное отсутствие населения, что окончательно развязывало руки незаконным вооружённым формированиям…
А они выжили и в полном составе вернулись домой после отличного выполнения всех поставленных задач. Брянские милиционеры сделали в Шатое очень много: восстановили из руин здание, в котором разместился отдел, построили целую систему укрепсооружений, добились передислокации отдельных войсковых подразделений для эффективного прикрытия Шатоя… И стали настолько необходимы местным жителям, что те плакали, провожая их в Брянск, и собирались было просить министра, чтобы начальника временного отдела внутренних дел Николая Ивановича Трифонова оставили им на постоянно…

ОТдел в Шатое — лучший по Чечне

Провожая Трифонова в Брянск, шатойский мулла откровенно плакал. Слёзы признательности и благодарности со стороны такого гордого и независимого народа, как чеченцы, — высшая оценка деятельности временного отдела внутренних дел в Шатое. Посещавшие Шатой министр внутренних дел генерал-полковник В. Рушайло и командующий объединённой группировкой федеральных войск генерал-полковник Г. Трошев дали очень высокую оценку деятельности отдела, и объективные показатели у брянского временного отдела внутренних дел в Шатое были самыми лучшими по Чечне.

За время деятельности на территории Шатойского района Чеченской республики первой смены брянского временного отдела внутренних дел зарегистрировано 16 преступлений, из них 11 — раскрыто, убийств, похищения людей, тяжких телесных повреждений — не допущено. В ходе оперативно-служебной деятельности ВОВД изъято: пулемётов — 16, автоматов — 103, гранатомётов — 80, гранат и мин — 1336, взрывчатых веществ — 275, патронов — 25680, снарядов — 16000.
Начальник временного отдела внутренних дел Николай Трифонов лично добывал информацию о схронах боевиков, убеждал местных жителей сдавать оружие. Каждый день сотрудники временного отдела проводили различные операции — изъятие оружия, зачистки окрестных сёл, выявление и уничтожение боевиков.

Николай Иванович признавался, что был удивлён трогательным прощанием с Шатоем, добрым отношением к нему местных жителей. Ожидал худшего. Да нужно ли удивляться после всего, что он сделал для них! Именно он — своей волей, своим взглядом на вещи, безупречной продуманностью и просчитанностью слов и действий. Сразу понявший, что жестокостью, кровью здесь ничего не сделать, но зато здесь способны оценить и пойти навстречу доброму отношению. Стремящийся, чтобы между отделом и жителями всё было ясно и ничего не обидно, потому что, несмотря на то что брянская полиция в Шатое была серьёзной силой, местные жители стали хозяевами самих себя.

Телевизор от генерала Фесунова

Николай Иванович Трифонов с женой. Встреча после трёхмесячной командировки в ЧечнюВ конце апреля в расположение отдела приехал начальник УВД Брянской области генерал-майор милиции Василий Алексеевич Фесунов. Он, помимо прочего, привёз своим бойцам телевизор, ставший драгоценным подарком в том информационном вакууме и отдалённости от цивилизации. (Сам приезд начальника УВД в Шатой вызвал подъём настроения у личного состава, люди остро почувствовали, что они не забыты, что нужны. Они-то понимали, что это был серьёзный риск — Фесунов летел в «вертушке» над неконтролируемой войсками территорией, и высоко оценили его визит.)
…Однажды посмотреть телевизор в отдел пригласили местных жителей. 9 мая в расположении собрали чеченских стариков — ветеранов Великой Отечественной войны, поздравили их торжественно перед построившимся личным составом, посадили перед телевизором, праздничный парад в Москве показали, угостили, как полагается… Эти признаки мирной, здоровой, заботящейся о людях власти были неожиданны и ошеломляющи для измученных войной, террором, разрухой людей.

Каждый знал своё дело

Но поначалу брянцев встретили в Шатое настороженно: временный отдел был серьёзной силой, люди ждали, не без опаски, как она себя поведёт. Хотя, казалось, чего ещё опасаться людям, чей город был разбит дотла…
В первые недели отдел был особенно беззащитен: совершенно одинок в чужих горах, укрепсооружений не было, войска где-то далеко, информации о бандформированиях почти никакой, и то, что отдел не был расстрелян боевиками в первые дни, — почти везение. Потом, когда они стали подбираться к милиционерам, отдел уже занял грамотную оборону, вошёл в доверие к местным жителям, организовал прикрытие армейскими частями. И наладил тесный контакт с комендатурой Шатоя, с комендантом которой, Валерием Борисовичем Закипиным, у ВОВД было полное взаимопонимание. Это играло решающую роль при разработке современных операций.

Изучив и оценив ситуацию, начальник временного отдела внутренних дел понял, что без грамотной налаженной системы защиты федеральными войсками отдел и весь посёлок — обречены. И позаботиться об этой защите должен сам отдел, пусть и взяв на себя несвойственные ему командно-штабные функции по изменению дислокации и тактике действия войсковых подразделений. Николай Иванович Трифонов сделал невозможное, но переломил ситуацию: исключительно благодаря его настойчивости, авторитету и расчёту подразделения базового полка в селении Борзой были передислоцированы с целью прикрыть ШАТОЙ. На стратегических господствующих высотах вокруг посёлка были размещены войска, и Трифонов лично объ-
ехал все огневые точки, переговорил с каждым расчётом, каждому артиллеристу пальцем в карту ткнул, координаты нарисовал, пока каждый внятно не ответил: всё, начальник, понятно, мы тебя прикроем.

Трифонову с его неустанной заботой о сохранении личного состава, без преувеличения, многие, если не все, обязаны жизнью. Он организовал грамотную и эффективную систему укреплений отдела. По прибытии организовал работу по укреплению стен: они были обложены пятью тысячами мешков с землёй. А земля — мёрзлая глина с гравием, добыть которую в мартовские холода и слякоть было мучительно трудно. Работали до 12-ти ночи, до изнеможения.

— Очень трудно было, — вспоминал потом Николай Иванович. — Идёт, бедный, с носилками, ноги подкашиваются, падает… Но встаёт — и за новые носилки. Велю иди отдыхать — отказывается: мол, как я лежать буду, когда все работают.
Работали все весь световой день, а потом ночью — в боевом охранении. Даже отработав свою положенную смену и имея время для отдыха, брали лопату, носилки, копали траншеи — никто ни часа не провёл праздно, отдыху отдавали лишь короткое время — для необходимого сна. Здесь каждый знал своё дело.

Горячая точка

После первого принятого боя, несмотря на то что обстрел расположения производился из окон, чердаков и подвалов соседних домов, милиция не стала делать жестокую зачистку и уничтожать оставшиеся в Шатое сооружения, которые были или могли быть использованы боевиками как огневые точки. Но на специально собранном митинге откровенно заявили жителям, что будут вынуждены это сделать, если ситуация повторится, то есть если их дома будут вновь использованы боевиками. Шатойцы предпочли сохранить оставшиеся дома. Тем более они видели, что милиционеры под пулями спасали местных жителей, оказывали первую медицинскую помощь раненым, возили их потом в госпиталь в Гудермес. Во время обстрела Шатоя боевиками местные жители бросились в защиту милиционеров в расположение отдела и сообщили, что на разбитом рынке осталась лежать окровавленная женщина. Группа брянских милиционеров вытащила раненую из-под обстрела, ей оказали первую помощь, отвезли в госпиталь. На другой день в отдел пришли её родственники — благодарить за спасение.

Потом приходили с просьбами о продуктах, бензине, солярке. Возвращавшиеся в Шатой люди находили полную разруху и поневоле обращались за помощью во временный отдел внутренних дел. Отказа не было никогда. Потом отдел наладил тесный контакт с главой местного самоуправления — сотрудничество и взаимопонимание значительно облегчили жизнь местного населения и работу милиции.

В 2000 году лучшие из сотрудников временного отдела внутренних дел Шатойского района получили из рук командующего Объединённой группировкой войск на Северном Кавказе боевые награды. Медалями «За укрепление боевого сотрудничества» награждены: Николай Иванович Трифонов, Валентин Григорьевич Вернигор, Пётр Васильевич Малявко, Владимир Михайлович Суздалев, Владимир Иванович Жилонов, Алексей Иванович Веремьёв, Игорь Николаевич Козов.
Брянские милиционеры плечом к плечу с армией, сотрудниками ФСБ отражали вооружённые нападения чеченских боевиков, успешно провели ряд оперативных мероприятий. Ими был обнаружен и ликвидирован крупный склад вооружения и боеприпасов, арестован архив спецслужб ваххабитов, задержана руппа бандитов, скрывавшихся среди мирного населения.

Фото: архив пресс-служб ГУ МВД России по Саратовской области и УМВД России по Брянской области

1214