НЕМНОГО ОБ ОГОРОДНОЙ БАРЩИНЕ

Знакомая история: бабушка и мама проводят жизнь на огороде, а внуки и дети даже заглядывать туда не хотят. Но откуда тогда берётся следующее поколение мам и бабушек, которые снова то пряником, то кнутом уговаривают помогать им вскапывать, сеять и выкапывать?

Я сейчас городской житель. Смотрю на наш любимый город с высокого этажа. Наслаждаюсь благами цивилизации — от водопровода до кондиционера. Дачного участка у меня нет, отчего я совершенно счастлива. До сих пор с недоверием слушаю людей, которые ждут не дождутся начала весенне-полевых работ на своих фазендах. Их вправду «тянет к земле»?

Огород в моей жизни теперь присутствует в виде воспоминаний или когда я прилетаю в родное гнездо. Но круговорот бесконечной работы на участке мне хорошо знаком.

С приходом весны проклёвывается рассада на подоконниках. Потом надо вскапывать, формировать грядки, наводить порядок в парнике. Позже — высаживать в подготовленную землю подоконниковую зелень. С этого момента и начинается полноценная нескончаемая огородная барщина!

Летние месяцы — сплошная прополка, подкормка, полив и обработка от разномастных вредителей. В обязательную программу огородника ещё входит огорчение по поводу «невзошедших» ростков и жалобы на слишком сухой или чересчур дождливый июнь. К середине лета поспевают первые урожаи. А к концу лета начинается самое, на мой взгляд, страшное: попытки этот урожай сохранить.

Почему самое страшное даже не копать и не полоть? Потому что первое можно как-то автоматизировать, а второе предотвратить современными прибамбасами. А вот операцию по спасению ягод-овощей и корнеплодов отменить невозможно.

С какой целью мои соседи, друзья и миллионы незнакомцев варят ягоды с непомерным количеством сахара? Да, много лет жила традиция превращать бесспорно целебные нежные ягодки в ночной кошмар диетолога. Были на то причины: дефицит. Но сейчас! Чтобы лютой зимой у детей было полезное витаминное блюдо? Серьёзно?

Я знакома со студенткой, которая безропотно забирает у своей бабушки банки с домашним вареньем и сразу же раздаёт всем желающим. Потому что спорить с бабушкой совершенно бесполезно, а свои нервы, зубы, кожу и талию девушка бережёт. Когда вижу своих городских соседей, которые несут с рынка вёдра клубники, абрикосов и помидоров, помалкиваю. Но удивляюсь. Людям не жаль тратить время, силы, деньги — банки, крышки и электричество не бесплатные — на сохранение овощей-фруктов, которыми круглый год завалены лотки в магазинах. Так вкусно? В уксусно-солёно-сладком растворе после пары месяцев хранения на балконе — вкуснее пусть магазинного, но живого сырого овоща?!

Недавно вошла в моду новая напасть — сушка. Мамины соседи обзавелись электросушилками и днями и ночами (да, ночами, потому что один цикл — от 5 до 20 часов) сушат всё, что уже не вмещается в морозильники. Я взяла грех на душу, сказала маме, что энергии этот жуткий агрегат сожрёт в разы больше, чем мешок сухофруктов, купленный на рынке. Отговорила.

Есть приемлемый вариант: заморозка. Для овощей подходит прекрасно. А вот сладкие и упругие ягодки клубники и земляники после размораживания превращаются в кислятину. Это физика, с ней не поспоришь. И да, мне известна технология, при которой каждая ягодка промывается, высушивается, замораживается отдельно (!) и только после этого ссыпается в ёмкость для хранения. А ещё у меня есть друзья, которым пришлось купить для даров лета дополнительный морозильный ларь.

Я тоже с удовольствием открываю баночку маринованных хрустящих огурчиков для новогоднего оливье. И ничего не имею против домашнего томатного соуса. Меня пугает размах и безжалостное отношение к собственному здоровью и времени. Ведь счёт закатанным банкам идёт на десятки. Почти все знакомые садоводы и огородники работают на пределе собственных возможностей. Три летних месяца убиваться на грядках, чтобы есть литрами консервированные помидоры и икру «заморскую»?! Неужели оно того стоит?
Меня не «тянет к земле». Никогда не тянуло. В детстве, собирая треклятых колорадских жуков в банку с керосином — была такая подростковая повинность, я много раз давала себе обещание, что вырасту, уеду за тридевять земель и никогда больше не

коснусь ни сорняка, ни лопаты.

За тридевять не захотелось. Но своего огорода у меня нет. Мы с природой друг от друга отдыхаем.

1092