самый внутренний туризм

Про туризм в Брянске писать сложно. Ну зачем сюда туристу?!

Я помню первое ощущение от Брянска, когда лет в семнадцать я с мамой впервые приехал в этот город. После камчатского лета, из которого в её отпуск мы прибыли сюда, Брянск запомнился мне ночным ароматом цветения и летней ночной прохладой. В отличие от Брянска, на Камчатке летняя прохлада обычно бывает днём, а в Брянске это была именно ночная прохлада. Ощущалось, что это лишь передышка и с утра будет жарко.

Я и сейчас чувствую различие между запахом Петропавловска и запахом материка (так называют камчатцы землю за пределами полуострова). Там он чуть морской, буйный и холодноватый. Здесь травяной, щедро насыщенный цветочными акцентами.
Мы приехали сюда в гости к маминым приятелям. Мы часто путешествовали по всей стране, останавливаясь у знакомых, которых мама приобретала в походах по Камчатке, будучи инструктором по туризму. Походная история быстро сплачивает людей, и так у нас появлялась куча мест, где нас ждали и были рады принять: Рига, Таллин, Ташкент, Фрунзе, Евпатория, Ленинград, Москва, Львов, Донецк, Борислав на Карпатах… Только сейчас понимаю, что это и был внутренний туризм. Лично для меня в этом опыте была важной смена пространства вокруг. Рельеф, запах, новые места, люди вокруг. Это было интересно. Наверное, иногда лучше или хуже, чем «дома», но интересно всегда.
Конечно, сейчас задача привлекающей туристов стороны осложнена тем выбором, что увеличился у каждого из нас. Заграница привлекает и сервисом, и бОльшими отличиями от обыденности. Так что цель сделать Брянск туристическим явно амбициозна.

На прошлой неделе ездил в Рязань, в баню к легендарному банщику-шаману, как его «подали» зазывавшие меня знакомые, — Сергею Дербенку. Разговорились с ним про привлечение гостей.

— Мы, — говорил я ему, — в трипэдвайзере третьи после двух символов города — Кургана и Партизанской поляны, а вот у вас Кремль всё затмевает.

— Да какой там Кремль?! — непатриотично возражает Сергей.

— Ну а что у вас есть для туриста?

— У нас Мамонтёнок.

— Ну вот пока живы Кремль, Мамонтёнок и есенинское Константиново — быть вам после них в списке достопримечательностей.

Посмеялись.

Рязанский Кремль посмотрел лично. Я вдохновился, правда. Дело не в том, что осталось от него немного или что сам он небольшой по площади, а в ощущениях от места. Сам Кремль на возвышении, под горой речка, а дальше — громада лесов. Легко представилось, как предки вели здесь крестьянско-феодальную жизнь при этих высоких мощных стенах с тревожной оглядкой на лес за равнинами.

Как мы узнали по новодельным памятникам по пути к Кремлю, Рязань — место, где произвели первый леденец на палочке. Не уверен, что это даёт приток туристического трафика, как и упомянутый Мамонтёнок, но это всё тоже может стать пунктами туристической программы. Точно имеет туристический потенциал Константиново, родина Есенина. Там и изба поэта, и леса-поля его детства. Места очень красивые и даже без связи с ним. Туристов в Константиново всегда много. Есенин в России любим необычайно.

А что же наш Брянск?

За Кремль в Брянске выступает Свенский монастырь. «Дормаш» вполне мог бы стать точкой интереса. Слышал я про многочисленные усадьбы, Овстуг и Красный Рог с толстовским наследием.

Лично я не уверен, что это может стать точкой притяжения. Я и за рязанских Мамонтёнка и Кремль не очень-то уверен.

Думаю, нужно искать что-то уникальное. Нишу, где нет конкуренции с давно сфокусированной на туризме заграницей. Что-то вроде этнических музеев. Изба, построенная без одного гвоздя. Архитектурный креатив архстояния по типу калужского Никола-Ленивца.

Выделим ряд ресурсов Брянска и области с точки зрения туризма.

География и история

Брянску нужно использовать географическое положение. Пограничье с Украиной и Белоруссией — это ресурс. Жители Черниговской и Гомельской областей — потенциальные туристы в Брянск.

По Брянской области проходила зона оседлости. Некрещёным евреям нельзя было селиться ближе Клинцов. История этой дискриминации, вклад еврейского народа, его быт в то время и сосуществование культур вполне может стать тем, на что поедет посмотреть пол-Израиля.

Стародубщина, откуда вышли два Лжедмитрия, и её польско-литовское прошлое. Карачевское княжество, которое занимало современную Орловскую, Брянскую, Воронежскую и значительные части Калужской, Курской и Тульской областей, было больше Португалии с Венгрией, вместе взятых. От такого исторического прошлого захватывает дух. Вокруг этой истории можно делать исторические постановки, диорамы и музейные экспозиции.

Вторая мировая война

Партизанская слава города всем известна. А кроме партизанщины, история войны на брянской земле интересна и другими обстоятельствами. Нисколько не противопоставляю. Но думаю, картина будет полнее и ярче именно с исторической точки зрения, если будут освещены самые разные события, происходившие на этой земле.

Кто знает про Локотское самоуправление в Брасовском районе, существовавшее с осени 1941-го по лето 1943-го? В юрисдикции немецких наместников проживало около 600 тысяч жителей. Это было вполне устойчивое государственное образование с высокой автономией и русским административным корпусом.

Можно, конечно, сказать, что нам нет дела до истории фашистских предателей. Но, с туристической точки зрения, история палача Локотской полуавтономной области Тоньки-пулемётчицы весьма интересна.

На территории нынешней Радицы-Крыловки находился немецкий концлагерь «№ 142» в посёлке Урицком». За 2 года его существования там умерло от голода 40000 заключённых. Я не за то, чтобы туристы снимали селфи в таких местах. Это вопрос личной культуры. Это место покаяния для современных немцев, это место памяти для всех нас. Мне кажется, оно должно существовать на туристической карте города.

Природа

Приезжие обращают внимание на множество деревьев в городе. Вокруг города — леса, поля и реки. Одна из идей для привлечения туристического потока — организовать сеть семейных маршрутов по лесам близ Брянска. Нечто подобное реализовано в Норвегии. Сеть деревянных ночлегов-хьютов по всей стране привлекает тысячи пеших туристов.

Поход с рюкзаком по туристической тропинке с возможностью переночевать вдали от города с минимумом удобств — достаточно уникальное предложение для жителей современных городов.

Выглядит внутри и снаружи такая хижина крайне уютно, располагается в месте, куда нет автомобильных дорог. Запомнился «мини-бар» с компотами, картошкой в сетке и, кажется, даже «Дошираком», на которые висел аккуратный прайс-лист. Нужно — возьми, а деньги оставь в копилке. Такое доверие вызывает самые тёплые чувства. И я готов спорить, что и у нас так можно и наши люди «оттают» от «всёвокругсовхозноевсёвокругмоё» при таком подходе.

Для начала достаточно 3–4 маршрута на 10–15 км, соединённых с городом радиально или в цепь по кольцу. Такие походы можно совместить и с партизанской историей. Включить места военных стоянок в такие маршруты.

Обслуживание маршрутов возможно и нужно организовать с привлечением школьников, волонтёров и бизнес-спонсоров, заинтересованных в привлечении в город туристов.

Промысел, ремесло, промышленность

Брянская область — лидер по производству картофеля в России и даже обогнала целую картофельную страну Белоруссию.

Вся страна знает брянский, в некотором смысле, «Мираторг».

Сыры «Умалата», печенье «Брянконфи» и вареники от Ильиной. Эти продукты можно увидеть в магазинах по всей стране.

Сеть магазинов здорового питания «Вкусвилл» и производители товаров для здорового сна «Аскона» устраивают экскурсии на свои предприятия. Правильный подход. Такие экскурсии на наши предприятия — ещё один ручеёк туризма в область.

Путешествуя, всегда стараюсь посетить местную баню. Не самые лучшие, но самые необычные на сегодня для меня серные бани в Тбилиси и центральная городская баня в Екатеринбурге, где жар создавался открыванием крана в специальной громадной трубе с паром.

В Брянске на наши 400 тысяч населения действуют 6 городских бань с общим количеством посадочных мест — около 800. Это больше обычного. С таким потенциалом Брянск вполне может стать столицей банного промысла. Школа банного мастерства для подготовки пармейстеров — специалистов, владеющих искусством веничного парения. Банный музей, где можно собрать банные артефакты и представить историю русской бани до наших дней. Памятник русской бане — месту, где веками начиналась и где заканчивалась жизнь на Руси. Банный театр, где парение — не просто рядовая процедура, а ритуал с нарастающим напряжением и катарсисом — контрастом в завершение. Так что ждём-пождём туристов в Брянск! Напоследок напоминаю, что с прошлого года предприниматели, желающие туристических денег, и областная власть образовали туристический кластер, куда ждём и вас, идейные и деятельные земляки!

Денис Спицын,
совладелец банного клуба «Добрыня»

denspitsin
@denspits
denspitsin

1024