Часовой московского неба

Александра Савелькина • Михаил Фёдоров

Жительнице Брянска Екатерине Григорьевне Дёминой 97 лет. Каждый день она встаёт ранним утром, выпивает привычную чашку кофе и садится за работу: пять-шесть часов подряд вяжет крючком салфетки, скатерти, шторы, воротники. Всё в доме ветерана Великой Отечественной войны наполнено белым накрахмаленным кружевом. Так же сидя за работой, защитница Москвы начинает свой рассказ…

Часовой  московского неба
Тип самолёта определяли визуально и по звуку. До сих пор помню, как отрывисто и глухо гудит тяжёлый, нагруженный бомбами самолёт.

Руки мои от возраста трясутся, но дело знают. Маленькая салфетка выходит за день, с той, что побольше, приходится повозиться. Не помню, кто и когда научил меня вязать, но до войны уже мастерила косынки из шерстяной нити. Отменные!

  • * * *
  • Родом я из деревни Марьинка Калужской области. Застала ещё то время, когда в школу ходили в лаптях.
  • Жили мы очень бедно. Мать — колхозница, отец был стрелочником на станции. В семье семеро детей. Отца не стало, когда мне было двенадцать, мать тоже чем-то серьёзно болела. Хоронить его в Брянск ездили я и старшая сестра. Похоронили папу на пустыре у границы города, начальник что-то выцарапал на дереве. А что толку, сейчас там дома…
  • * * *
    Время шло, маме одной тяжко. Колхозники землю обрабатывали вручную — жали серпами, убирали граблями, молотили палками с цепями. Все силы женщины оставляли в поле, а жизнь всё равно была бедной.
    Как-то приехал сосед из Москвы, и мама ему пожаловалась, что не по силам кормить семерых детей. Товарищ посочувствовал и предложил взять в город одну девочку. Этой девочкой оказалась я: в 14 лет уехала на заработки в Москву.
  • Думала, попаду на производство, а оказалась в няньках. Моими подопечными были двойняшки полутора лет и девочка четырёх. Справляться с детьми было легко: все ходячие, на руках носить не надо. Особой науки не требовалось — в деревне и так было принято присматривать за младшими.
  • * * *
  • Первый год, пока работала в няньках, жила в самом центре Москвы — на Рочдельской улице. Денег мне не платили, только кормили. А когда исполнилось 15 лет, этот самый товарищ помог устроиться на Сокольнический вагоноремонтный завод.
  • Жить переехала в общежитие, больше напоминавшее казармы. Из семидесяти человек, набитых в огромную комнату, больше половины были такие же, как и я, подростки.
  • Поначалу работала дворником, в свободное время разносила газеты по цехам. Потом поручили выдавать молочную продукцию «вредникам» — тем, кто работал на вредном производстве. А когда исполнилось восемнадцать, взяли ученицей контролёра. В таком положении меня и застала война.
  • * * *
  • Последние месяцы мирного времени, февраль 1941 годаСпешно перепрофилировали производство: теперь завод выпускал снаряды для «Катюш». Я с маленькой лампочкой проверяла, нет ли внутри трещин.
  • Начались бесконечные воздушные тревоги. В течение восьмичасового рабочего дня мы по нескольку раз выскакивали во двор и ждали в испуге, когда всё закончится: в здании меньше шансов уцелеть при бомбёжке.
  • Фашисты подступали к Москве. Вернуться в деревню я уже не могла: там хозяйничали немцы. С завода уволили, выплатив какие-то копейки. Думаю, дай хоть продуктов куплю, а там будь что будет…
  • По пути в магазин меня застала очередная воздушная тревога. Всех, кто находился на улице, согнали в метро «Сокольники». Народу полно было! Стояли, как сельди в бочке. Запомнился разговор двух женщин. Одна сетовала: «Что ж с нами будет?» «Расстреляют или водой зальют», — убедительно ответила другая. И тут я испугалась не на шутку.
  • Выпустили нас под утро. Я шла по городу и видела, как москвичи покидают свои дома, как сваливают на повозки вещи, торопятся, подгоняя детей. А я совсем одна и податься некуда. И вдруг надпись перед глазами: «Родина-мать зовёт!» Подумавши, пошла в военкомат и сказала: «Пошлите меня на фронт». Было мне в то время восемнадцать лет.
  • * * *
  • Меня записали добровольцем, отправили в Чернышевские казармы. Обучили, как обращаться с винтовкой, противогазом, биноклем. Однажды утром вместе с другими девочками посадили в машину и увезли километров за 10 от Москвы. А там — землянка в чистом поле — наш наблюдательный пункт.
  • Воевала в составе 11 полка службы ВНОС — воздушного наблюдения, оповещения и связи. Перед нами со всей категоричностью была поставлена задача: ежеминутно наблюдать за обстановкой в небе, своевременно и точно докладывать командованию о появлении врага. А это означало, что любой летательный аппарат, появившийся в зоне противовоздушной обороны Москвы, необходимо было обнаружить, определить его принадлежность и тип, высоту и направление полёта. Самолет брался под контроль и сопровождался по всему маршруту его движения.
  • * * *
  • На точке нас было четверо девчонок: я, Надя Ермилова, Аня-татарочка и Тоня. На дежурство выходили парами — двое служат, двое отдыхают. Как только слышали шум мотора, определяли принадлежность самолётов. Докладывали: «Воздух, направление северное, высота — 500 метров, «Юнкерс‑88». Тип самолёта определяли визуально и по звуку. До сих пор помню, как отрывисто и глухо гудит тяжёлый, нагруженный бомбами самолёт.
  • * * *
  • Николай Дёмин участвовал в Параде Победы 1945 годаКогда фашисты стояли под Москвой, бомбардировщики летали часто, особенно по ночам. А когда немцев погнали, нас оставили в службе ВНОС до конца войны. Уволена была по демобилизации в июне 1945 года в звании младшего сержанта.
  • * * *
  • Война закончилась, я вернулась в Москву. Пошла по Измайловскому шоссе в поисках хоть какой-нибудь вывески с приглашением на работу. И действительно попалось объявление: требуются рабочие на швейную фабрику треста местной промышленности.
  • На работу взяли с удовольствием, людей на производстве не хватало. Направили агентом по снабжению. На фабрике шили постельное бельё, я отвозила на базу готовую продукцию. Работала добросовестно, через некоторое время назначили кассиром.
  • В общежитии были райские условия — всего четыре человека в комнате! К одной соседке захаживал солдатик. Как-то он привёл жениха и для меня. Повстречались немного, оформили отношения.
  • Николай Григорьевич на фронте был снайпером, участвовал в Параде Победы и был одним из тех, кто бросал немецкие штандарты к подножию Мавзолея. Всю жизнь с ним прожили, хотя ревновал меня крепко…
  • * * *
  • Служба ВНОС, 26 июля 1945 годаРодилась дочка. Поначалу жили у родителей мужа, потом перебрались в Брянск. Здесь проще было найти работу, а дочку на время можно было оставить у моей мамы. Я устроилась продавцом в магазине, а когда появилась возможность, стала бригадиром на заводе «Почтовый ящик № 22» — так в те годы назывался «Кремний». В 1975 году за добросовестную работу награждена орденом Ленина.
  • * * *
  • Я счастливый человек. У меня двое детей, четыре внука и четыре правнука. Пока силы позволяли, всё лето проводила на даче. Десять лет состояла в жилищно-бытовой комиссии горсовета, была дружинником, общественницей, членом партии. До сих пор выступаю перед ребятами в школах. Никогда не сидела, как куча. Может, в этом и кроется секрет долголетия: в доброте, движении и труде.

912