Чтобы помнили
Василий Вендин: «Из сотни бойцов выжить удалось лишь семерым…»
Текст: Александра Савелькина
«Был у меня товарищ, Лёшка Кошкин, в одном цеху на заводе работали. Всю войну прошёл, командиром взвода был, и даже осколочком не зацепило. А в мирное время подавился и умер», — рассуждал ветеран-пехотинец Василий Вендин, отвечая на наш вопрос, что спасает на войне. А потом, задумавшись, добавил: «Наверное, Бог. Хотя я на фронте не знал ни одной молитвы…» О чудесной истории спасения в бою под Ригой, когда из 96 солдат выжили лишь семеро красноармейцев, о трудностях быта пехотинцев и сотнях пройденных километров с 16-килограммовым противотанковым ружьём на плече вспоминает сам Василий Тимофеевич.
Как карта легла
Текст: Александра Савелькина
«Что это у вас лоб весь будто вспаханный?» — спросил однажды хирург, когда я оказался у него на приёме. Отвечаю, к большому удивлению доктора: «Осколочки фронтовые, шесть штук вытащили», — вспоминает ветеран Виктор Молодкин, участник Сталинградской битвы, представитель редкой фронтовой профессии — разведчик-наблюдатель. Осколочки из кожи полевые медики выскребли ещё в 43-м. До сих пор беспокоят другие раны: оставленные войной в самом сердце. Но именно из этих рубцов и осколков состоит жизнь большого поколения, к которому принадлежит Виктор Иванович. По традиции свою историю ветеран рассказывает от первого лица.