Галина Долгая: «Наш принцип — умение сострадать»

«Клянусь быть всегда готовым оказать медицинскую помощь, хранить врачебную тайну, внимательно и заботливо относиться к больному, проявлять высочайшее уважение к жизни человека…» — такие слова произносят российские врачи перед тем, как сделать свои первые шаги в профессии. Возможно, нам с вами не обязательно знать наизусть слова этой знаменитой врачебной клятвы. Важно другое — быть уверенными, что люди в белых халатах действительно внимательны и заботливы. И знают цену жизни. В Брянске много хороших врачей. И один из них — Галина Григорьевна Долгая — заведующая отделением неврологии первой городской больницы.

— Поправьте меня, если я ошибаюсь, но говорят, что терапевт и невропатолог — это специалисты, к которым чаще всего обращаются пациенты… Так ли это?
— Думаю, всё-таки к участковым врачам обращается за помощью большее количество людей. Если же говорить об узких специалистах-медиках, то и к окулистам тоже очень много обращаются, и к эндокринологам… Хотя вы правы, у неврологов приём достаточно большой. В нашем отделении пустые места — редкость. Мы ведь сами не ведём приём больных, а предоставляем лечение пациентам, которые отправлены к нам на госпитализацию специалистами поликлиник.
— И с какими заболеваниями госпитализируете пациентов?
— К нам поступают больные с последствиями инсульта, с хронической недостаточностью мозгового кровообращения (так называемой хронической ишемией мозга), неврологическими проявлениями остеохондроза, грыж диска, заболеваниями периферической нервной системы — невропатия лицевого нерва, невралгия тройничного нерва… Кроме того, к нам направляют больных с токсическим поражением нервной системы при алкоголизме. В целом у нас предоставляется лечение по очень широкому спектру заболеваний. При этом в нашей больнице существуют два отделения, специалисты которых занимаются лечением одних и тех же болезней, только на разных стадиях: отделение для больных с острым нарушением мозгового кровообращения и неврология, которой я и заведую.

НЕ ПРОХОДИТЕ МИМО!
— Сколько больных обычно находится у вас на лечении?
— У нас отделение рассчитано на шестьдесят коек, но мы оказываем лечение значительно большему количеству людей. А что же делать? Не выставлять же больного человека за двери со словами: «Мест нет!» Поэтому и разворачиваем дополнительные койки в коридоре или в палатах кушетки приходится подставлять. Ведь к нам поступают пациенты поликлиник по плановой госпитализации, а также экстренные больные, которых привозят из дома или с улицы, предположим.
— Вы говорите, экстренные случаи? А что может случиться с человеком на улице и как ему помочь?
— Всякое может случиться. В основном эпилептические припадки или обмороки. Либо болевой синдром, выраженный при остеохондрозе или грыже диска, а также токсическое поражение алкоголем. Вы спрашиваете, что делать? Срочно вызывать скорую! А ещё не быть равнодушным, не проходить мимо человека, которому ваша нужна помощь.
— И много таких больных у вас бывает?
— До двадцати пяти процентов всех пациентов — это экстренные больные. Может быть и шесть человек за сутки, а может, и ни одного.
— А есть ли какие-то факторы, от которых зависит количество поступающих к вам больных?
— Как правило, поступление больных меньше в летний период, а также в период посевной и уборочной. Ну а в принципе мы всегда выполняем план… Я же говорю — больных у нас всегда достаточно…
— Галина Григорьевна, расскажите про лечение, которое вы оказываете своим пациентам.
— Очень важным моментом при лечении любого заболевания является диагностика. У нас больным проводятся общеклинические, биохимические, иммунологические анализы. Также мы сами пунктируем больных — определяем изменение спинномозговой жидкости. Проводим электроэнцефалографию, которая позволяет нам определит судорожную готовность мозга. Знаете, как в фильмах показывают — надевается шапочка специальная и пациенту подаются различные раздражители — звуковые, световые… Мозг реагирует на них, а аппарат фиксирует его активность. Вот это и есть электроэнцефалография. Кроме того, у нас с этого года работает компьютерный томограф.
Если же говорить о лечении, то это прежде всего медикаментозное лечение таблетками, уколами и капельницами, физиолечение, иглорефлексотерапия, массаж, лечебная физкультура. Также блокады делаем. Они разные бывают. Может быть внутрикожная блокада, когда мы вводим различные препараты — сосудистые, обезболивающие внутрикожно в месте поражения нерва. Бывают ещё внутримышечные блокады и корешковые, которыми нейрохирурги занимаются.
— А вы ведь с нейрохирургией тоже не понаслышке знакомы…
— Да, я работала десять лет в отделении нейрохирургии нашей городской больницы. Занималась консультативной работой — как невролог определяла, какое у болного заболевание, какие нервы поражены. Да-да, молоточком по коленочке стучала!

ПЕРВЫЕ — САМЫЕ СЛОЖНЫЕ
— Вообще с чего начиналась ваша врачебная деятельность?
— Я с детства мечтала стать доктором, поэтому сразу после школы поступила в Смоленский медицинский институт. Сейчас он называется Смоленская Государственная медицинская академия. Отучилась, вернулась в родной Брянск. В 1987 году прошла интернатуру в областной больнице… В августе того же года меня направили в Красную Гору поработать неврологом в районной больнице. Там я пробыла почти год. После этого снова вернулась в Брянск и с 1988 года по сей день работаю в первой городской больнице. Вначале пять лет была здесь, в неврологии, ординатором, потом десть лет трудилась в нейрохирургии, а несколько лет назад мне предложили возглавить это отделение.
— Вы начинали свою карьеру в районной больнице. Скажите, может, у вас, как у Булгакова, есть свои «Записки на манжетах»…
— Я хочу сказать, что мне много приходилось читать медицинской литературы, как и герою Булгакова. И это очень большая школа, это твои первые больные. А все первые больные — сложные. И инсульты были, и с опухолью мозга обращались. Всякое бывало…
— Были ли в вашей практике какие-то тяжёлые случаи?
— Многие случаи — тяжёлые. Есть у нас очень сложные больные с синдромом Гийена-Барре. Это поражение периферической нервной системы. Заболевание может протекать очень тяжело, вплоть до полной парализации, когда возникает нарушение глотания, страдает дыхательная деятельность. Причины этого заболевания до конца не изучены. У нас недавно была одна пациентка с этим диагнозом. Вот у неё причинами заболевания стали одновременно стрессовый фактор, инфекция — рожистое воспаление, ослабление иммунитета… В итоге — парализация, вплоть до нарушения дыхания. Эти болезни лечатся достаточно долго, и об исходе заболевания мы можем судить только спустя год после выписки. Конечно, есть случаи, когда на фоне лечения больные уходят, как говорится, на своих ногах. Но бывают и трагические исходы…
С алкоголиками также сложно справляться, я бы даже сказала, опасно. Больные с алкогольными поражениями нервной системы зачастую переносят белую горячку, уже находясь у нас на лечении. Это очень тяж ёлые пациенты. Хотя в результате проводимого лечения — дезинтоксикации, витаминотерапии, сосудистой терапии, нормализации обменных процессов — они уже уходят компенсированным. Мы таких больных предупреждаем: «Всё! Это уже край: употреблять алкоголь категорически запрещается!» Но они иногда всё равно возвращаются. Сейчас вот у нас, например, поступило несколько больных после повешения на фоне алкоголизма. Три человека подряд. Случай экстраординарный. Один погиб, а других двоих удалось спасти.
Бывает, привозят к нам бомжей. Мы их спасаем, откармливаем, одеваем… А они потом начинают ещё чего-то     требовать…

С ЗАБОТОЙ И ПОНИМАНИЕМ
— Галина Григорьевна, расскажите про отделение, которым вы заведуете.
— Дольше всех у нас в отделении работает наш старший ординатор Алла Лычик — уже более двадцати лет. У неё очень большой опыт работы. В этом году ей исполняется пятьдесят лет, так что скоро всем коллективом будет поздравлять с юбилеем нашего самого опытного работника. Хочется отметить и других наших врачей-ординаторов. Во-первых, Ольгу Фадееву — это очень грамотный доктор. Она защитила кандидатскую диссертацию, и теперь у нас в отделении есть свой кандидат медицинских наук. Виктор Мещевцов, Алексей Кулаков, Андрей Шакиров… Это бравые мужчины в нашем женском коллективе. Кстати, очень дружном. Хотя «дружный» — это немножко не то слово… Вернее будет сказать — слаженный. Работу все выполняют добросовестно, каждый незаменим на своём месте…
— Есть ли в вашем коллективе какие-то принципы отношения к больному?
— Отношение к больному…Наверное, основной наш принцип — это умение сострадать человеку, оказавшемуся в такой непростой ситуации. А ещё это высокий уровень профессионализма. Пациент, оказавшийся у нас на лечении, должен чувствовать, что вокруг него профессионалы, настоящие мастера своего дела и его здоровье в надёжных руках. Наша задача — максимально помочь больному. Но помимо этого мы стараемся относиться к ним с заботой и пониманием. Наверное, поэтому в адрес нашего отделения можно услышать слова благодарности от пациентов, идущих на поправку. Отмечу, что очень сложная категория — это люди с рассеянным склерозом. Я всегда стараюсь им сочувствовать, сделать для них всё максимально возможное. Почему к ним особое внимание? Потому что молодые очень, а болезнь хроническая и протекает тяжело.

КРИЗИС ВЛИЯЕТ НА ЗДОРОВЬЕ
— Вам действительно приходится бороться с серьёзными заболеваниями. Скажите, а какие легче всего поддаются лечению?
— Невропатия лицевого нерва… Тоже достаточно часто к нам направляют пациентов с таким заболеванием. Это когда за счёт поражения лицевого нерва возникает перекос лица. Чаще всего хорошо восстанавливается. Иногда бывают сложности в лечении. Но больные с таким заболеванием, скажу вам, неплохо выздоравливают. Мы стараемся сразу взять их на лечение. Ведь чем раньше происходит обращение к врачу, тем скорее наступает выздоровление.
— А как уберечься? Есть ли какие-то практические советы? Например, как предотвратить инсульт — столь частое заболевание?
— Что делать? Контролировать артериальное давление и уровень холестерина в крови. Вести здоровый образ жизни, который включает соблюдение правильной диеты, постоянные физические нагрузки, нормализацию веса. Необходимо постараться ограничить себя во вредных привычках — курении, злоупотреблении спиртными напитками.
— С какого возраста необходимо начинать следить за своим здоровьем?
— Я считаю, что самый уязвимый возраст — это после сорока лет. Сейчас многие заболевания в значительной мере «молодеют» в связи со стрессовыми ситуациями, плохой экологией. Экономический кризис, кстати, также сказывается на здоровье наших граждан. Но в принципе лучше вырабатывать привычки с детства. Знаете, есть такое выражение: посеешь привычку, пожнёшь судьбу. С этого и надо начинать. Необходимо с самого раннего возраста начинать следить за своим здоровеем. Самое лучшее — это когда родители с детства начинают приучать своих чад к здоровому образу жизни — и в плане отказа от вредных привычек, и в плане дружбы со спортом.
— Детей своих приучаете к здоровому образу жизни?
— Я пытаюсь. Может быть, это и не всегда получается, но какие-то основы уже заложены в фундамент воспитания моего ребёнка. Моя дочь, кстати, сейчас устроилась ко мне в отделение санитарочкой поработать, чтобы узнать, что такое медицина. Правда, врачом она пока стать не планирует, хочет на журналиста пойти учиться. Хотя… время покажет.

Александра САВЕЛЬКИНА.
Фото Геннадия САМОХВАЛОВА.

3945

Добавить комментарий

Имя
Комментарий