Товарищ Мама

Наша героиня стала «шестикратной» мамой буквально за пару недель: просто собрала все свои цветы в горшках, полугодовалую дочку в коляске, вещи в узелках и переехала к овдовевшему Виктору Хохлову и его пятерым детям, которым очень нужна была мама. Случилось это в 1988 году. Сейчас дети Людмилы Хохловой выросли, её профессиональная карьера сложилась. Но какой ценой, знает, наверное, только она — подполковник милиции, мать, жена, женщина. Всё-таки с большой буквы Женщина!

В моей жизни всё взаимосвязано: работа — с детьми, точнее с трудными подростками, да и собственные дети пошли по моим стопам — выбрали карьеру военного или милиционера. Потому что каждый из них с детства мечтал о погонах. Таких, как у мамы.
Трудно сказать, что важнее для меня — работа или семья, потому что каждое из этих слов многое значит в моей жизни. Но обо всём по порядку. Если судить по временному плану, то первой в моей жизни, конечно же, появилась работа, когда в 1978 году по комсомольской путёвке я пришла в Брянский РОВД.
Тогда я была студенткой третьего курса физико-математического факультета Брянского педагогического института, членом райкома комсомола Брянского района, хорошо училась. Поэтому мне и дали это направление.
Профорг нашей группы Вячеслав Клещёв был направлен на работу в брянскую колонию и долгое время работал в ней начальником. Впоследствии на пенсию он ушёл в звании полковника. Комсорг группы Евгений Диомидов устроился в детскую комнату милиции в родном Дятьково. А я, староста, была направлена в детскую комнату милиции Брянского РОВД. Втроём мы перевелись на заочное отделение, и началась взрослая жизнь.
Ещё в босоногом детстве я мечтала о милицейской форме и погонах. Знаете, как в деревне на доске почёта вешают фотографии наиболее отличившихся граждан? Так и у нас в небольшой деревеньке в Стародубском районе на доске почёта висела фотография красивого мужчины в погонах — на каждом по одной звезде. Смотрела я на этого майора и мечтала о звёздах. И казалось мне это таким далёким, таким недостижимым. Хотя у любой мечты есть свойство сбываться…

БОЕВОЕ КРЕЩЕНИЕ НА ВЫСОКИХ
Отлично помню свой первый рабочий день. Это было первого августа 1978 года. Жарища была! Я нарядилась в красное кримпленовое платье и белые лакированные туфли на высоком каблуке. У меня были длинные, крашенные в белый цвет волосы, яркая помада. Одним словом, модница!
Пришла на работу к восьми часам утра, и тут же меня повели к начальнику отдела — полковнику Харитонцеву, царство ему небесное. А он строгий такой дядька был, даже не улыбался никогда. Посмотрел он на меня и говорит грозно: «Как ты, не имея своих детей, собираешься чужих воспитывать?!» Я ответила, что буду стараться. «Посмотрим…» — многозначительно сказал мой начальник и начал свою, как оказалось, традиционную проверку. Заставил что-то      написать — проверил почерк и грамотность, спросил, что такое деепричастный оборот и почему лошадям в деревне не стелют подстилку, расспросил даже, где в холодильнике морозит лучше — внизу или вверху… Я на все эти вопросы удачно ответила и благополучно была передана своему непосредственному начальнику. А у того были свои методы «крещения» молодых бойцов…
Отвел он меня в кабинет, познакомил с коллегами, сказал: «Ну что, будешь знакомиться с территорией — вот тебе первое заявление». И ушёл.
Смотрю, а там тако-о-о-е! В деревне Литовники Жирятинского района шестнадцатилетний подросток изнасиловал семидесятипятилетнюю бабушку.
При этом мне всего двадцать один год, это мой первый рабочий день, где находятся Литовники, не знаю, спросить не у кого — все новенькие. Это сейчас стажируют по полгода, в учебный центр направляют, а тогда сразу — с корабля на бал!
Кое-как на автобусе добралась до Жирятино, потом пешком через деревню Павловичи до Литовников. Деревня — пять домов, разделённых оврагами. Все местные жители заняты на огородах или коров в поле пасут. Изнасилованную бабушку забрала дочка в город. Насильник — сам городской, в гости к соседской бабушке приезжал, натворил дел и уехал.
Целый день я проездила — и ни одной бумажки не получила! В Жирятино пришла уже в седьмом часу. Оказалось, что последний автобус «на Брянск» уже уехал. Решила идти пешком, сняла туфли свои лакированные и пошла босиком по асфальту. Рядом машины проезжают — пылью и газами выхлопными обдают. И вдруг рядом останавливается «уазик». Из окошечка меня любезно спрашивают: «Что с вами, барышня, случилось?» Отвечаю, что всё в порядке, а сама глазам своим не верю — первый секретарь райкома Чёрный со мной говорит! Села к нему в машину, рассказала о своих напастях, а он засмеялся и говорит: «Ой этот Харитонцев! Ну я ему завтра покажу!»
На следующий день прихожу я к начальству на планёрку, а у меня, кроме мозолей, и показать-то нечего — ни одного свидетельства не собрала. Харитонцев сразу мне высказал: «Ишь! С первым секретарём райкома партии она ездить будет!» Я покраснела, слёзы на глазах. А он мне: «С первым боевым крещением тебя, Людмила Александровна!»
И начались мои рабочие будни. Про конкретные свои служебные дела рассказывать не буду — прочитайте пресс-сводки отдела по делам несовершеннолетних и узнаете, чем мне приходилось заниматься: от дежурств на дискотеке до арестов маньяков-педофилов.

ЗАМУЖ ЗА ДЕТЕЙ
В двадцать четыре года стала я подумывать о создании семьи. Вышла замуж за одноклассника, в двадцать девять родила дочь Машу и почти сразу же развелась со своим первым мужем. Не сложилось…
Я жила в Глинищево, одна воспитывала свою полугодовалую дочь. Однажды вышла с Машей прогуляться по улице и встретила одну свою знакомую, Валентину. Она тоже прогуливалась с ребёнком. Вернее, с двумя. Я удивилась, как же так — вроде одного родила, а в коляске уже двое!
Она рассказала, что второй ребёнок — это сын её брата Виктора, у которого недавно в родах умерла жена, и он остался один с шестью детьми. Самого младшего Валя забрала к себе, остальные живут с отцом в деревне Бетово.
Через некоторое время в гости к Валентине приехали и другие племянники — Оля, Виталик, Саша и Денис. Помню, зима была и от сильного снегопада мы спрятались у меня в квартире. Я достала детям карандаши, ручки, тетрадки.
Оля, ей тогда было всего три года, нарисовала семью: маму, папу, детей. И вдруг Валя спросила, скучает ли Оля по маме. Ребёнок заплакал. А мы вместе с ней. И так защемило в сердце…
Мне ведь и по работе приходилось грудничков в роддом сдавать. А там одному бирочку с фамилией привесят, а другому на руке фломастером напишут, чтоб не перепутать. И всё, малыш, началась твоя сиротская жизнь.
А эти дети: полгода без мамы, да при живом отце сироты. Жалко мне стало ребят, полюбились они мне. Да я и сейчас всем говорю, что замуж за детей пошла. А любовь? Не надо мне было никакой любви, лишь бы муж ко мне относился по-человечески.
Уехали мои дети обратно в Бетово и стали по «маме Люде» скучать. Спрашивали постоянно, когда к ним мама приедет. На свои тридцать пять декретных рублей купила я каждому малышу по груше, яблочку, апельсину, шоколадке, книжечке и отправилась в Бетово.
В это время старшие мальчики Саша и Денис жили в новозыбковской речевой школе. У них были логопедические проблемы. Помню, Олечка отложила пакетики братьев, мол, приедут, заберут. Свекровь спросила у детей: «Вы хотите, чтобы у вас была мама Люда?» Они хором: «Да, хотим!»
Погостила я у них и уехала обратно в Глинищево. Через два дня приехал за мной Виктор со сватом Сергеем. Сказали: «Собирайся, Людмила, поехали…» Я поначалу сопротивлялась, зима же на дворе, как цветы перевозить — помёрзнут. А у меня много цветов тогда было… Сват заверил меня, что цветы они довезут в целости и сохранности. Постелили тряпку на пол, сбросили на неё наши с дочкой вещи из шкафа, завязали узелок, погрузили на машину всё моё имущество и увезли. Осталась я с Машей на руках в пустой квартире, ждать следующего «рейса».
Тут в одиночестве и призадумалась — правильно ли поступаю, потяну ли эту ношу? Но уже через пару часов сват — весёлый парень, напевая частушку: «Меня замуж отдавали на рябой кобыле. Приданое забрали, а меня забыли», вёз нас в Бетово. И поселилась я там навсегда.

ЛЬГОТНАЯ ИСТОРИЯ ВАЛЕНТИНА ТЕРЕШКОВА
Иногда носок у тапочек протирается, а у меня все подошвы были протёртые. Потому что на ногах день и ночь! К примеру, женщина рожает ребёнка одного, второго, третьего — и постепенно входит в колею. У меня времени на адаптацию не было — сразу шестеро детей, и их надо кормить, одевать, обстирывать, спать укладывать…
Сразу же начались проблемы. Огород — три сотки. Хозяйства нет. У мужа зарплата семьдесят рублей, за детский сад платить — по десять рублей за каждого, уже шестьдесят! Как жить?
В журнале «Крестьянка» я прочитала, что нам полагаются льготы. Написала письмо Валентине Терешковой в Москву. А куда ещё? Она дала мне ответ, что по закону мы имеем право на пятидесятипроцентную скидку на оплату детского сада и можем по суду вернуть уже потраченные деньги. Председатель колхоза, увидев это письмо, судиться с нами не захотел и с тех пор детсад стал для нас бесплатным удовольствием.
Выделили нам землю, родители поделились хозяйством: коровами, свиньями, курами, утками… Правда, когда отец узнал о моём новом семейном положении, сказал: «Пятнадцать лет училась, а так дурой и осталась!» А свекровь добавила: «Я бы своей дочке за такое голову оторвала бы!»
Кстати, Валентина Терешкова переправила моё письмо Альберту Анатольевичу Лиханову — председателю Всероссийского детского фонда имени Ленина, а Лиханов связался с Любовью Дмитриевной Олефиренко. Она приехала к нам в Бетово познакомиться, поставила нашу семью на обеспечение гуманитарной помощью. В основном это была детская одежда. А что мне оставалось делать?
Пошла на работу, получала зарплату сто четырнадцать рублей, вела домашнее хозяйство. Сашу и Дениса из Новозыбковского интерната перевезла домой, сама делала с ними логопедические упражнения, возила к специалистам в Брянск. Миша, ещё один мой сын, некоторое время жил у сестры умершей матери в Питере. Его я тоже забрала к себе. А Серёжа, самый маленький, так и остался у Вали в Глинищево.

ЭТИ СЛАБЫЕ ЖЕНСКИЕ ПЛЕЧИ…
За одеждой ездила в Гомель, за продуктами — в Москву. Талоны на водку меняла на сахар. Не могла купить белый хлеб — пекла сама из муки на молоке от собственной коровы. Сама шила детям куртки: сверху милицейский китель, старое одеяло — на подкладку, пришивала солдатские пуговки со звёздочками и резиночки на рукава. Куртка готова! Из солдатской шинели шила валенки. Из растянутых футболок — трусики. Зато у моих детей всегда была новая, чистая одежда.
Вставала в пять часов утра, доила корову, отгоняла её в поле. Сама, как робот, с закрытыми глазами — спать-то хочется! С вечера варила огромную кастрюлю супа «на завтра», утром готовила второе, пекла хлеб или сдобные лакомства для детей. Благо, что хозяйство своё было. Жила бы в городе, по миру бы пошла.
Ещё я всегда старалась, чтобы мои дети не были ни в чём ущемлены среди своих сверстников. Когда ребёнок шёл в первый класс, я сразу же отправляла его в музыкальную школу. Ближайшая — в посёлке Глинищево, за двенадцать километров от дома. Зато на баяне теперь умеют все играть!
Зимой дети ездили на «ёлку» в Кремль, летом — во всесоюзный лагерь «Орлёнок» или санаторий в Сочи. Я уже не говорю про местные лагеря отдыха в Сельцо и Белых Берегах. Решать проблемы с отдыхом нам помогала Любовь Дмитриевна Олефиренко. Только вот Маша под все эти «бонусы» не попадала, она ведь единственная моя биологическая дочка. Но и она вместе со мной и Олей однажды отдыхала в одном из санаториев Подмосковья. Так что, когда мои дети первого сентября приходили в школу, им было что рассказать своим ровесникам!

ДЕТСКИЕ БОЛЯЧКИ — УМНОЖАЕМ НА ШЕСТЬ
Самое страшное для матери — это болезнь её ребёнка. А у меня болели всей компанией. Хоть волком вой! Расскажу самый страшный случай. Это было зимой 1988-го, в первый год нашей совместной с детьми жизни. У Дениса — ангина, у Маши — бронхит, у Миши — желтуха. Что делать? «Скорая» по заснеженным дорогам до нашей деревни не доберётся, у нас врачей не было.
Пошла за помощью в колхоз, выдали мне самосвал с водителем. Я троих детей с разными болячками посадила на колени, и поехали. Дениса положили в стационар в Брянске, я на «скорой» повезла Михаила в сельцовскую больницу, а Машу вместе с водителем самосвала отправила домой. Мишу в палату положила, сама через мост в деревню. Мужу наказала, чтобы ложился с маленьким Мишей в инфекционное, а сама решила, что буду навещать Дениса и присматривать за остальными детьми дома. А ещё же деньги на лекарства нужны. А их, как назло, не было… Опять же выручила Любовь Дмитриевна — наш ангел-хранитель!
Однажды заболела Маша, и мне нужно было отвезти её в больницу. Я стою с дочкой на руках, а остальные малыши обступили и спрашивают: «Мама, куда ты?» Старший Денис говорит: «Да вы не спрашивайте, куда едет. Спросите лучше, когда приедет…» Боялись, наверное, что уеду от них навсегда.

ДВЕ ВОЙНЫ ОДНОЙ МАТЕРИ
Мне ведь дети достались мал мала меньше. Когда я стала им мамой, двойняшкам Саше и Денису было по шесть лет, Оле — пять, Виталику — четыре, Мише — девять месяцев, Маше — полгода. В школу пошли один за одним, выпускались также в порядке «очереди».
Мой Миша очень любил сказку «Гуси-лебеди». И вот как-то      ночью бежит в нашу комнату с криком: «Мама, мама! Я боюсь, что меня Гуси-Лебеди унесут, как Иванушку». Я его успокоила, про сказку на время забыли…
Миша окончил школу, затем военно-автомобильный институт в Рязани. Поехала я к нему на выпускной и узнала, что мой ребёнок по распределению попал в Псков, в десантно-штурмовую дивизию. Ему ведь потом и в Осетии пришлось повоевать, в 2008-м… И тогда на выпускном обняла я своего сыночка и плачу: «Унесли тебя Гуси-Лебеди». Он сначала засмеялся, а потом — по щеке слеза…
У меня четыре сына. Они, ещё когда в школе учились, погоны мои примеряли. Саша с Денисом просились в Суворовское училище, но не получилось их туда устроить. Окончили мои мальчики автомобильный техникум, призвали их в армию. Мне говорили, что ребят заберут в Кремлёвский полк — высокие, красивые, друг на друга похожи. Но они попали в Чечню.
Виталик с Мишей, глядя на братьев, тут же поступили в рязанский военно-автомобильный институт. От старших писем нет, младшие — в военном. И мне стало страшно — что же я наделала! Четверо сынов, и все военные. Не дай Бог, что случится, я этого не вынесу…

ВЧЕРА И СЕЙЧАС
Саша и Денис отслужили в армии и долгое время потом работали в Чечне по контракту. Сейчас Саша ушёл из армии, а Денис до сих пор служит. Миша вернулся из Северной Осетии, служит в десантных войсках. Виталик получил второе высшее, теперь уже гражданское, образование.
Если говорить о географии моей семьи, то Виталик живёт в Рязани, Миша-десантник — в Пскове, Денис и Оля — в Новочеркасске.
Девочки мои тоже выбрали службу в погонах, но более мирную. Оля получила образование в филиале Орловской академии госслужбы, Маша заканчивает обучение в Брянском филиале института МВД и работает в суде.
Почти все уже обзавелись семьями, только младшая Маша ещё не замужем, но ей всего-то двадцать три года. Сейчас мы живём втроём: я, муж Виктор и Маша. Кстати, только сейчас с мужем стали друг к другу присматриваться. Раньше на это времени совсем не хватало. Мой муж — депутат Чернетовского сельского совета, работает начальником ЖКХ Чернетовской сельской администрации.
Сейчас я уже бабушка! У меня три внучки и четверо внуков. Самая младшая Дианочка родилась совсем недавно — пятого июня. Хотя мои дети сейчас далеко от меня, видимся мы часто. Недавно ездила к Оле, помогала ей нянчить ребёнка. Так все остальные тут же собрались в её доме — с жёнами, детьми! Куда я, туда и они. Где бы мы ни были…

ЕЩЁ НЕМНОГО О РАБОТЕ
Чужих детей не бывает — с этим девизом я иду по жизни. Никогда не задумывалась о карьере, званиях, наградах. На пенсию ушла в звании подполковника милиции, с 2006 по 2009 годы работала начальником отдела по делам несовершеннолетних Брянского РОВД. Награждена правительственной медалью «За охрану общественного порядка», тремя медалями «За безупречную службу» I, II и III степени, медалью «200 лет МВД», являюсь лауреатом премии «Честь и доблесть» в номинации «Материнский подвиг».
Но самую ценную награду мне вручили 16 декабря 2009 года — орден «Родительская слава».

Записала Александра САВЕЛЬКИНА.
Фото Геннадия САМОХВАЛОВА.

P.S.
Из школьного сочинения Виталика Хохлова:
«Сегодня я расскажу о самом дорогом человеке — о моей любимой мамочке!
Моя мама самая красивая! Она среднего роста, у неё карие глаза, волосы длинные. Когда моя мама улыбается, она становится ещё краше.
Мама работает в милиции. Она следит за порядком. Она любит свою работу и очень переживает, если что-нибудь      случится.
Моя мама очень заботливая. Она всегда что-нибудь      делает: шьёт, убирает, вяжет. Ни минутки не сидит без дела!
У моей мамы самые добрые, золотые, ласковые руки! Они гладят меня и утешают, когда мне плохо или больно.
Мама любит вкусно накормить нас: печёт пироги, трубочки, торты, тушит петухов, куриц, уток.
Я очень люблю свою маму и буду любить всю жизнь. Спасибо тебе, моя дорогая мамочка, за заботу, любовь, ласку и доброту ко мне!»

3440

Комментарии

Сергей 13.06.2012 21:33:11

Тёща у меня самая лучшая, а младшая Машенька теперь моя жена.

Дeнис 17.09.2010 09:24:02

Мы тeбя любим, мaмочкa!

Добавить комментарий

Имя
Комментарий