Узелки на память

Вы думаете, что проворно мелькать спицами может только хрестоматийного вида бабушка? А чудесную кружевную салфетку сплетёт из тысячи узелков только Марья Искусница? И вообще, что рукоделие — это чисто женское дело? Мол, не станет мужчина возиться с узелками и крючочками… «Ещё как станет!» — отвечает народный мастер Александр Беренчук.

Был ли мой первый блин комом, честно признаюсь, не помню. Но началось всё с того, что однажды дома я, десятилетний мальчик, обнаружил журналы «Крестьянка» и «Работница». Мои мама и бабушка прекрасно вязали крючком. Я полистал попавшийся мне в руки журнал, обнаружил там схему салфетки, попробовал связать кусочек, и мне понравилось.
Когда я был ребёнком, вязал всякую мелочёвку: какие-то фрагменты, салфеточки, игрушки… И вовсе не думал, что мне надо носки связать или шарфик. Происходило это приблизительно так: увидел в журнале красивый цветок, думаю, надо попробовать связать. И вязал. Крючком и на спицах.

***

Будучи уже девятиклассником, я гостил у своей тёти Валентины Георгиевны в Смоленске, и она практически за один вечер научила меня плести кружева по старинной технологии с использованием коклюшек. Потом я вернулся в Брянск, сделал себе такой же валик, набил его опилками, выточил коклюшки… Первый валик стоял у меня в кастрюле. Подставку некогда было мастерить — хотелось поскорее плести кружева. Единственная проблема, с которой мне пришлось столкнуться, так это отсутствие в продаже булавок для рукоделия. Поэтому те булавочки, которые мне отсыпала тётя Валя, я берёг как зеницу ока.

***

Как я освоил технику вязания узелками — фриволите? В конце восьмидесятых годов мне в руки попался какой-то журнал по дизайну на немецком языке, там я обнаружил интересный вид кружева. Комментарии к схемам были, соответственно, на немецком. Но даже если бы и на китайском… Меня бы и это не остановило! На схеме стрелочками было показано, каким образом завязывается узел — вверх, вниз, петелечка… Это такой особый язык кружев, который на тот момент я уже знал практически в совершенстве. Так, первую салфетку фриволите я сплёл по немецкому журналу. А в России эта техника в те времена ещё не была популярна, в журналах схем не было. Сейчас бы в интернете посмотрел, но интернета ведь тогда тоже не было. Вот и пришлось самому придумывать схемы для изделий. Наверное, с этого и началась моя авторская работа с кружевами.

***

Моя коллекция вязаных зверей возникла фактически на заказ. В 1994 году я работал в центре «Народное творчество» и узнал, что планируется поездка в Японию. Дело было так: в одной из префектур страны восходящего солнца есть русский парк. По выходным в этом парке наши мастера в течение короткого промежутка времени создают произведения народного творчества и тут же продают их праздно шатающимся японцам. Цель была создать серию маленьких игрушек и научиться вязать их в течение короткого промежутка времени — приблизительно за час. Первым был медвежонок, затем все двенадцать зверей китайского гороскопа. Получилась целая коллекция, вернее, целый мешок… Правда, в Японию так и не удалось съездить — по какой-то причине организаторы отказались от услуг брянских мастеров.
Зато через некоторое время вместе с коллективом «Народное творчество» я поехал на ярмарку, выставил там свои вязаные игрушки. Как же был удивлён, когда оказалось, что мои вязаные звери пользуются колоссальным успехом! Теперь ежегодно я создаю по две-три новых игрушки в свою коллекцию. В этом году, например, популярностью пользуются тигры. Вот и раздариваю их друзьям — на счастье!

***

Некоторые работы я вязал специально для выставок. Так, «Золотая рыбка» и «Онегин с Татьяной» — для конкурса к двухсотлетию Пушкина (1999 год). Работа «Девушка с книжкой в саду» участвовала в выставке к двухсотлетию Тютчева (2003 год). С Фёдором Иванычем, конечно, пришлось посложнее. Если Онегин — герой известный, да и рыбка тоже, то героев лирики Тютчева сразу и не вспомнишь. Вот и придумал девушку, которая будто бы читает стихи нашего земляка в жаркий летний полдень.
«Деда Мороза» мастерил специально для выставкиконкурса в Москве. Там было пять номинаций: «лучший Дед Мороз», «лучшая Снегурочка», «Ёлка», новогодние игрушки, вертепы. Я участвовал в одной номинации, потому что всего две недели оставалось на подготовку. Вообще, Дед Мороз, ёлка — это моя тема, потому что я родился практически на Новый год — 31 декабря. Мне это близко, поэтому, наверное, и Дед Мороз мой получил первое место. А ещё я вязал семейку кукол для программы «Сам себе режиссёр». Когда куклы были готовы, то я снял их на видеокамеру и отправил в рубрику «Слабо!» Сюжет мой показали, но приз я не получил — соперники обошли.

***

Однажды подарил шаль на день рождения своей тёте Вале. Той самой, из Смоленска. И почти в это же время в командировку в Смоленск отправилась методист центра «Народное творчество». Методист мои работы знала, а тётю, конечно же, нет. И вот на одной из улиц она увидела женщину в «моей» шали. Целый час за ней ходила, пока не решилась подойти и спросить, кто же автор работы. Оказалось, действительно, шаль родом из Брянска, а её обладательница — моя тётя.

***

Недавно прочитал в журнале, что в этом сезоне модны бусы. А в моей коллекции ни одних бус нет. Зато идей в голове — на целый магазин бижутерии хватит! Попробовал свалять бусы из войлока — получилось. Крючком связал — тоже симпатично вышло. Вообще я много чего пробовал: крестиком вышивал, из бисера плёл, лобзиком выпиливал… А самое необычное моё произведение — это чехол на бутылку коньяка в виде игрушки: петуха, собаки, домового.

***

Сейчас я работаю начальником цеха по производству электрогрелок в частной фирме. А по образованию я инженер-конструктор — окончил ленинградский политех. Долгое время трудился наладчиком на заводе «Кремний». В 1996 году попал под сокращение штата. Вот тут-то и выручило меня моё рукоделие! Начал вязать крючком воротнички на продажу. От той коллекции у меня осталось двести фотографий. Причём фотографировал я не всё. Но поставил себе задачу: даже если я вяжу на продажу, каждый воротничок буду делать по-новому. И это было тоже своего рода становлением.

***

Для того чтобы вязать, нужна обычная катушка ниток и крючок. Они легко умещаются в карман, поэтому я могу работать в любое время и почти в любом месте! Например, дорога от дома до работы занимает у меня тридцать минут. Вот я и вяжу свои игрушки в маршрутках и троллейбусах. Женщины сразу умиляются, охают и ахают. А мужчины… Кстати, в армии я тоже вязал. И офицеры не были против, когда создавал свои маленькие произведения на ночном дежурстве. Просто это была гарантия того, что я не усну, пока вяжу.

***

Начиная с 1994 года десять лет я работал преподавателем в школе-студии «Мастер» областного методического центра «Народное творчество». Среди моих учеников были и безработные, направленные на обучение центром занятости, и просто желающие научиться мастерству вязания на спицах, коклюшках, крючком. Обучение длилось шесть месяцев, и на выпуске многие делали красивые и профессиональные работы. Некоторые мои ученики стали педагогами дополнительного образования и преподают рукоделие детям и взрослым. В 2007 году мне было присвоено звание «Народный мастер Брянской области».

***

Трудно объяснить, что нас двигает в одну сторону, а не в другую. Это всё философские вопросы. Но так получилось, что вяжу я фактически всю свою жизнь. И перерывов в моём вязании не было — от силы два-три дня.
Сейчас я уже не покупаю журналы — придумываю рисунки сам. Поэтому все работы, представленные на выставке, — это авторские произведения, ни в одном журнале вы не найдёте таких схем! Но я не считаю, что умею всё. Мне ещё учиться и учиться…

Александра САВЕЛЬКИНА.
Фото Геннадия САМОХВАЛОВА.

4293