Алексей Дроздов: «Спорт — занятие для эгоистов!»

Отношения титулованного многоборца Алексея Дроздова со спортом похожи на бурный роман: то Алексей периодически бросает спорт, то спорт подставляет подножки атлету. Правда, вместе они уже более двадцати лет. За это время брянский легкоатлет Дроздов успел стать чемпионом Европы по многоборью среди молодёжи, установил мировой рекорд, из года в год входит в десятку лучших многоборцев мира, был признан лучшим спортсменом Брянской области 2010 года и лучшим многоборцем российской сборной… И это в возрасте 27 лет! О своих карьерных терниях, счастливых звёздах, покорённых олимпах и олимпийских мечтах Алексей Дроздов рассказал в эксклюзивном интервью «Брянской ТЕМЕ».

— Алексей, в одной интернет-статье было написано, что ты — чемпион Европы по многоборью, лучший спортсмен Брянской области 2010 года, кандидат в медалисты на грядущей Лондонской Олимпиаде — решил серьёзно заняться спортом только ради того, чтобы поступить в университет! Это правда или журналистская утка?
— Правда. Только с некоторыми поправками. Спортом я начал заниматься ещё в детстве — приблизительно в возрасте шести лет. Именно тогда мой старший брат Сергей взял меня, дошкольника, с собой на целую смену в летний спортивный лагерь. Я поехал с братом — и закрутилось, завертелось… В лагере у меня была компания — подвижные игры, футбол, волейбол. Лёгкой атлетикой я там особо не занимался — только пару раз поучаствовал в каких-то соревнованиях. Но самое главное — я познакомился со своим первым детским тренером, Михаилом Михайловичем Сехиным. Именно этот человек смог заинтересовать меня спортом. Вернувшись из лагеря, я начал ходить на занятия в клинцовскую детскую спортивную школу…
— …из которой вырос ещё один олимпиец — баскетболист Виталий Фридзон, эксклюзивное интервью с которым было в «Брянской ТЕМЕ»!
— Да, и Виталий — практически мой ровесник. В тот период в Клинцах появилось сразу несколько талантливых спортсменов. И мы с Фридзоном стали первыми участниками Олимпийских игр в истории нашего родного города — он в баскетболе, я в многоборье. Плюс ещё один клинцовский спортсмен Валерий Купчинский участвовал в Параолимпиаде.
Правда, в детстве я даже и не знал, что такое многоборье. Занимался лёгкой атлетикой. К моменту окончания средней школы у меня был первый спортивный разряд, я собирался заканчивать со спортом. «Всё! — думаю, — надоело! Слишком тяжёлая эта лёгкая атлетика!»
Я уже строил в голове планы, как уеду из Клинцов в Брянск, поступлю в институт, буду жить в общежитии — сам себе хозяин и главное… никаких тренировок!
Только, как оказалось, поступить в вуз было непросто. Мой детский тренер посоветовал обратиться за помощью к Геннадию Георгиевичу Морозову. Тот в свою очередь обещал помочь с поступлением, но только при одном условии — я должен был тренироваться у него. Конечно, я согласился. Думаю, месяц потренируюсь и брошу. Главное — в институт поступить!
Помню, Геннадий Георгиевич мне говорит: «Ты точно хочешь заниматься многоборьем?» Я отвечаю: «Да, конечно!» А сам думаю, лишь бы он не спросил — знаю ли я вообще, что такое многоборье, какие виды в него входят. Боялся, потому что действительно не знал.
— Цель-то хоть была достигнута?
— Я практически одновременно поступил в училище олимпийского резерва и заочно на факультет физического воспитания в БГУ. Кстати, уже через месяц после поступления начались спортивные сборы.
Первый раз поехали в Волгоград. Именно там я впервые почувствовал, что такое многоборье. Прежде я учился в детской спортивной школе, где всё внимание было направлено на ребёнка. У меня постоянно кто-нибудь  спрашивал: «Лёша, ты выспался? Как ты себя чувствуешь? Ты не устал?» Все по головке гладили, все хвалили, называли лучшим…
Когда я приехал на сборы в Волгоград, оказался самым слабым в группе из пятнадцати человек. Ребята были уже мастерами спорта, некоторые — мастерами международного класса, а у меня только первый разряд.

КРЫЛЬЯ, НОЖНИЦЫ, ХВОСТЫ…
— И как ощущения? Тяжело переживал своё новое положение — мальчика в хвосте?
— С одной стороны, ощущения были не очень хорошими — я чувствовал свою ущербность. С другой — появилось желание добиться чего-то  большего в спорте. Тем более было за кем стремиться, с кого брать пример.
Правда, о спортивной карьере тогда я ещё не думал. Например, я взял учебники с собой на сборы и по ночам готовился к сессии. Ложился спать и просыпался с учебником в руке. Думал, учёба — это главное. Уставал очень. Тем более многоборье — новый для меня вид. До этого я просто бегал, прыгал, а тут ещё прыжки с шестом, бег с барьерами, ядро, диск, копьё… Всего семь или десять дисциплин — в зависимости от вида. Иногда не справлялся. Особенно тяжело давался мне бег с барьерами.
После первой недели сборов я почувствовал, что пришёл тот момент, когда пора завязывать со спортом. Просто однажды я проснулся утром и понял, что физически не могу добраться до спортзала. Тело пронизывала боль. Меня постигло разочарование. Появилась уверенность, что спорт — это занятие не для меня…
Я не пошёл на тренировку, начал собирать вещи. Потом вернулись ребята с утренних занятий и рассказали, что Морозов орал про меня. Да так, что стены в спортзале дрожали! На словах они передали всё, что тренер обо мне думает. Кстати, Морозов в выражениях особо не стесняется… Так что это стало последней каплей: я твёрдо решил возвращаться домой. При этом мне было всего семнадцать лет, находился я далеко от родного дома, и, чтобы купить билет, мне нужно было уговорить на это тренера. Самому мне билет не продали бы. Да и денег не было.
По дороге в спортзал я снова начал представлять, как буду по-человечески учиться в институте, ходить на вечеринки со сверстниками, лекции посещать, высыпаться, наконец! Пришёл. Промямлил что-то  про билет. А Морозов (психолог!) по-отечески по плечу похлопал и ласково так говорит: «Лёш, ты, наверное, устал?» Отвечаю тихо: «Ну да…» Но настроен я был решительно! Чемодан в гостинице был уже собран…
Геннадий Морозов — человек с колоссальным опытом, вырастивший более шестидесяти мастеров спорта за свою карьеру, строгий и требовательный. Когда он кричит, не знаешь, под каким плинтусом спрятаться, а тут: «Иди, Лёш, побегай пару кружочков, сделай, что сам захочешь и обязательно отдохни!» От таких слов я, конечно, расслабился. Думаю, ну ладно ещё немножко потерплю.
— Когда же появился первый результат?
— Мои дела сразу пошли в гору. На первых же соревнованиях (уже через несколько месяцев!) я выполнил норматив кандидата в мастера спорта.
Через полгода тренировок поехал на Кубок страны и стал третьим в многоборье среди юниоров. Этим же летом я стал мастером спорта, выиграл российскую Универсиаду и чемпионат России по многоборью. Это был колоссальный прорыв для меня! Плюс в училище начали платить деньги, брянские преподаватели стали более лояльны на экзаменах. Ещё бы! Вчера они видели меня по телевизору на пьедестале, а сегодня я сдаю у них экзамен. Началось всё это на втором курсе, после моего участия в молодёжном чемпионате Европы по лёгкой атлетике. Я стал восьмым, но это не так важно. Главное — я начал набирать обороты. Для всех это стало очевидным.
— Звёздная болезнь не появилась?
— Нет, наоборот, я почувствовал, что могу сделать что-то  большее. И достижения, которые удивляют других, для меня не предел. Мне захотелось стать лучше, появился азарт. Спорт окончательно затянул меня. И что это за звезда такая, которая с пятиметровым шестом в троллейбусе едет?! Машины не было, денег на такси тоже, поэтому и приходилось часами на остановке стоять — ждать пустого троллейбуса!
Что касается звёздной болезни, то я выработал иммунитет к этому вирусу ещё в школе. Вот тогда я реально «зазвездился»: первый разряд, спортсмен номер один, нос кверху! Но когда я приехал на первые сборы, мне крылышки немножко подрезали. С
тех пор не выпендриваюсь — слишком болезненным было то падение.
А ещё, когда общаешься со спортсменами из сборной команды страны, понимаешь: чем больше у человека регалий, медалей, заслуг, тем более он скромен в общении.

«МНЕ ПРИСНИЛОСЬ НЕБО ЛОНДОНА…»
— Если выстроить график твоих побед, то получится прямая, стремящаяся по возрастающей вверх. При этом за любой победой обычно скрывается череда поражений. Скажи, а случались ли в твоей карьере серьёзные неудачи?
— Не бывает побед без поражений. Три года я выступал на молодёжных соревнованиях, добился высоких результатов, установил мировой рекорд в многоборье среди молодёжи. Но этот рекорд не был признан. Соревнования, в рамках которых он был установлен, проходили в Орле. Вскоре пошли слухи, что судьи были подкуплены брянскими спортсменами, что рекорд липовый…
В то время я уже собирался на взрослую Европу, хотя по возрасту скорее должен был участвовать в молодёжных  соревнованиях. Главный тренер сборной команды страны не поверил в мой рекорд и сказал, чтобы я выступал на чемпионате России, то есть не освободил меня от этого состязания ради подготовки к Европе.
Я успешно выступил на чемпионате России, подтвердил свой рекорд, но… Так я потерял возможность покорить Европу. Дело в том, что соревнования проходили с разницей в один месяц. Даже меньше. В многоборье сделать три старта за тридцать дней — практически невозможно. Я растерял свои силы. В итоге на чемпионате Европы по лёгкой атлетике стал только пятым.
— Не обиделся на «взрослых дядек», которые не поверили в талант юного спортсмена?
— Это не обида была, а что-то  другое. Любой бы на месте главного тренера засомневался. Слишком неправдоподобным оказался мой прорыв: за три года человек с первого разряда выходит на мастера спорта международного класса. Это практически нереально!
— Но тебе же это как-то  удалось! В чём секрет?
— Тренер мне говорил: либо я занимаюсь с ним по его правилам, либо ухожу. Однажды он сказал: «Мастера международного класса меня уже не интересуют, мне необходимо от тебя нечто большее…» Я его не понял тогда, потому что и звание мастера спорта было в то время для меня мечтой. С моим-то первым разрядом! Но я поверил своему наставнику, попробовал дотянуться до той планки, которую он для меня поставил. В этом, наверное, и есть секрет.
В 2005 году я выиграл чемпионат Европы среди молодёжи, в 2006-м попробовал выступить во взрослой категории и стал третьим на чемпионате Европы. В том же 2006 году на взрослом чемпионате мира, проходившем в Москве, занял пятое место, в 2007-м стал четвёртым на мировой арене. Но всегда мне чего-то  не хватало…
Олимпийский 2008 год оказался очень неудачным — я травмировался практически перед началом Олимпиады в Пекине. Диагноз — микронадрыв сухожилий. Результат — двенадцатое место. Трагично.
— Каковы были твои шансы на Олимпиаде до травмы?
— Естественно, хотелось завоевать медаль. Вернее, были для этого возможности. А потом я получил травму, нога опухла, болела, мне делали уколы… Конечно же, восстановиться не удалось — в распоряжении было всего десять дней… Зато зимой 2010 года отыгрался — выиграл бронзу на чемпионате мира!
— Чемодан для поездки в Лондон уже купил?
— Естественно, я готовлюсь к Лондонской Олимпиаде 2012 года. Даже решил пропустить текущие зимние старты. Восемь лет уже выступаю без перерыва в режиме зима — лето, надо бы отдохнуть, набраться сил, подлечиться, восстановиться.
Даёт знать о себе травма тазобедренного сустава. Поэтому, пока есть время, хожу по врачам, делаю различные процедуры. Но это не значит, что я вообще не тренируюсь. Я постоянно на сборах. Сейчас, например, готовлюсь к летнему чемпионату. И уже серьёзно нацелен на Олимпиаду, на Лондон.

БРОНЗОВАЯ ШКОЛА
— Алексей, ты постоянно выступаешь на мировых аренах. Представители какой страны, по твоему мнению, самые упорные соперники?
— Американская школа очень сильная. Поделюсь свежими новостями — недавно паренёк из Штатов, 89-го года рождения побил свой же мировой рекорд по многоборью в помещении. К тому же за эту страну выступают ещё, как минимум, два сильных спортсмена: олимпийский чемпион Брайан Клей и чемпион мира Трей Харди. С ними и приходится бороться. В прошлом году на чемпионате в Дохе (Катар) именно они обошли меня.
Была напряжённая борьба с белорусским спортсменом Андреем Кравченко. Я выигрывал у него семнадцать очков, но в последнем виде, как мне казалось, он был сильнее меня. Все были уверены: белорус отыграет свои очки. Только тренер повторял: «Ты можешь! Ты круче! Ты сильнее!» И я поверил в себя. Я бежал как последний раз в жизни. Последние секунды вообще не помню. После финиша ещё несколько минут не мог прийти в себя. Дело в том, что во время бега на длинную
дистанцию происходит кислородное голодание. Не так уж и просто бежать 1000 метров с собственным весом в сто килограммов. И при этом бороться за медаль! Выкладываешься полностью, организм истощается. И всё-таки я победил — и белоруса, и себя…
Каждый год в мире появляется много молодых и талантливых спортсменов. Они наступают на пятки, в чём-то нас превосходят. До следующей Олимпиады осталось приблизительно полтора года. Кто-нибудь ещё обязательно вылезет. Как и мы когда-то .
— Какую свою победу можешь назвать самой сложной?
— Мой первый взрослый чемпионат Европы. Мне было всего двадцать лет, соревноваться пришлось с победителями Олимпиад, чемпионами мира, именитыми спортсменами. Я стал третьим, показал свой лучший результат. Для меня это дорогого стоило. Медаль на чемпионате мира в Дохе: я ехал на соревнование с лучшим результатом в мире текущего сезона. Не стал первым, зато завоевал бронзу. С одной стороны, жалею, что не смог победить. С другой — рад, что не стал четвёртым или пятым. К тому же есть к чему стремиться!
— Как ты думаешь, что главное в спорте?
— Ставить цель, стремиться к победе, верить в себя и не позволять себе слабостей.

ЛЮБОВЬ ПО-ФРАНЦУЗСКИ И ПИСЬМА ИЗ МОЗАМБИКА
— От чего приходится отказываться ради спорта, в чём себя ограничиваешь?
— К сожалению, не могу часто видеться с родными и друзьями. Хотелось бы почаще навещать маму в Клинцах, проводить побольше времени в Брянске, но строгий режим и система тренировок ограничивают меня в этом плане. В отпуск я могу отправиться дважды в год — в марте и октябре. В неделе — один выходной. Обычные дни похожи на события фильма «День сурка», где всё повторяется по кругу. Режим такой: подъём, завтрак, тренировка, обед, сон, снова тренировка, массаж, баня, отбой. И так шесть дней в неделю. Дежа вю!
Мне вообще кажется, что спорт занимает главное место в моей жизни. Спорту нужно отдаваться полностью, в противном случае лучше вообще не ввязываться в это дело и просто бегать по утрам трусцой.
Спорт — это занятие для эгоистов. Мы, спортсмены, можем отказаться от романтического свидания ради тренировки. Для нас главное победа. Девушки, семья, друзья — всё это в свободное от спорта время. Я даже машину купил себе двухместную — Audi TT — автомобиль настоящего эгоиста!
— Сердце эгоиста свободно?
— Да, ещё не нашёл свою вторую половинку…
— А как же фанатки?
— О, это отдельная история! Есть у меня одна поклонница. Лет сорок ей. Француженка. Ездит за мной на все соревнования, письма пишет, звонит, мои фото и видео с турниров присылает. Русский пытается выучить. Сбежать от неё невозможно! Пишет СМС: «Ты поедешь в Таллин?» Не отвечаю. Приезжаю на соревнования — она на трибуне сидит! Наверняка в заявочных листах в Интернете мою фамилию находит.
Я ей сказал однажды, что у меня есть девушка. Она начала новую атаку. Пишет: «Я сейчас на Елисейских Полях, хочу сделать твоей девушке подарок. Напиши, какой у неё размер». Что с ней делать? Вроде и не сумасшедшая…
Кстати, среди европейцев у меня много поклонников. Секрет в том, что они по-другому относятся к спортивным соревнованиям — покупают дорогостоящие билеты, приходят семьями, следят за судьбами спортсменов. Иногда тысячу автографов приходится давать за время соревнования. Даже рукаустаёт!
Возвращаюсь в отель, а там гора писем со словами: «Вы лучший», «Мы за вас болеем», «Спасибо за красивую победу». Просят, чтобы подписал и отправил обратно определённые фотографии, но мне это не всегда удаётся. Времени не хватает.
Письма приходят из разных стран. Как-то даже из Мозамбика пришло письмо. Оказалось, там целая семья моих фанатов проживает!

ПРАПОРЩИК-ОЛИМПИЕЦ ДРОЗДОВ
— Алексей, спорт — это профессия, а какие увлечения есть в твоей жизни?
— Люблю кататься на сноуборде и горных лыжах, люблю рыбалку, охоту и путешествия по миру в компании друзей. Кстати, по профессии я ещё и военный — прапорщик. Служу по контракту в рядах Российской армии, в спортивной роте, полузаочно.
В 2007 году я выиграл Олимпийский игры среди военнослужащих в Индии. Победа эта очень важная, за неё я получил медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» третьей степени. Обещали офицерское звание дать, но бюрократическая машина дело притормозила….
— А у твоего брата сложилась спортивная карьера?
— Нет, он прозанимался до двадцати лет, достиг уровня кандидата в мастера спорта, женился, бросил лёгкую атлетику.
— Только честно — брат завидует?
— Наоборот! Я ему иногда говорю: «Серый, зачем ты так рано женился? Ездил бы сейчас со мной на сборы». На что у него есть один железный ответ: «А как бы мы с тобой тогда соперничали? Мы же братья!» Тем более мы с ним очень похожи — и внешне, и по физическим данным. А ведь из него получился бы отличный спортсмен…
— Алексей, все говорят: «Многоборье, многоборье…» А какой вид спорта, в него входящий, для тебя самый любимый?
— У меня все виды идут на определённом высоком уровне, поэтому все любимые. Да, были провалы в дисциплинах бег с барьерами и бег на 400 метров, но это поправимо. Любимый — тот, который лучше получается. Сегодня удалось толкнуть ядро на семнадцать метров. Классно! Одно ядро только бы и толкал. Через две тренировки ядро на два метра ближе летит. Думаю, ненавижу этот вид. Пойду лучше копьё пометаю. В этом и есть плюсы многоборья — у спортсмена всегда есть выбор!
— О чём мечтается?
— Мечтаю удачно выступить в Лондоне, завершить юридическое образование (полгода осталось!), заняться бизнесом, обзавестись семьёй. А ещё книжки из школьной программы прочитать: «Войну и мир», «Мёртвые души»… Я ведь до девятого класса почти отличником был, а потом начались мои вечные спортивные «командировки», многое пришлось упустить. Хотя школу я закончил без троек. Многому хочется научиться. Я такой с детства. Ходил одновременно на футбол, лёгкую атлетику, играл в волейбол, учился играть на трубе (целых два занятия посетил!), пел в хоре…
Наверное, когда я выйду на пенсию (у спортсменов она рано случается!), пойду снова учиться. Выберу специальность по душе, буду ходить на лекции, зачёты сдавать, к семинарам готовиться. Чтобы всё было, как у обычного студента!

Александра САВЕЛЬКИНА.
Фото Геннадия САМОХВАЛОВА
и из личного архива
Алексея ДРОЗДОВА.

5073

Добавить комментарий

Имя
Комментарий