Акварельный мир Татьяны Смирновой

Она совершенно случайно стала преподавателем танцев — колледж искусств и культуры находился как раз напротив её дома.
Работу искала по тому же принципу — лишь бы без пересадок. И спустя годы (тут уж точно без случайностей!) сделала своё детище, танцевальный ансамбль «Акварель», знаменитым на всю область. Речь идёт о Татьяне Смирновой — создателе и руководителе лучшего по итогам 2010 года танцевального коллектива Брянщины. О своих «акварельках» она рассказала в интервью «Брянской ТЕМЕ».

— Татьяна Анатольевна, каким был ваш личный путь к «Акварели»?
— После окончания колледжа я устроилась работать во Дворец культуры имени Кравцова, где занималась детским танцевальным коллективом. Однажды, перед ежегодным «Конкурсом республик», ко мне обратились ученики десятого класса из соседней школы с просьбой помочь поставить им танец. Нужно было придумать что-нибудь  интересное на тему России. Мы поставили зажигательную русскую кадриль и заняли первое место среди школ Володарского района. Затем я помогла им подготовиться к очередному смотру художественной самодеятельности — с номером на украинскую народную тематику. И снова успех! Мы решили создать небольшой ансамбль и танцевали до тех пор, пока мальчишки не ушли служить в армию. К тому же приблизительно в это же время я родила старшую дочь и на время завязала с танцами.
Два года я занималась воспитанием дочери, а в 1987 году мне позвонил директор детской школы искусств №  10, которая находится недалеко от нашего дома, и предложил работу. Решение было принято незамедлительно — не прошло и часа, как я уже подавала заявление о трудоустройстве. Взяли меня на «самоокупаемость» — преподавать ритмику сразу в двух школах. Зарплата — 180 рублей! По сравнению с моими 85 рублями во Дворце это казалось настоящей роскошью. Я ведь тогда молоденькая совсем была, не понимала ещё, что самоокупаемость — штука опасная: заключили договор со школами — идёт мне оплата, нет договора — нет денег. Думала, сегодня есть работа, да и ладно…-
Кроме своей ритмики я иногда занималась постановкой танцев. К примеру, приближается выпускной — поставила хоровод с сиренью. Или хор просит подтанцовку — придумала весёлый танец на песню «Цып, цып, цып, мои цыплятки». Костюмы сама сшила: юбочки да пелеринки из гофрированной бумаги, соседка гребешки петушиные нарисовала. Красота! Директор нашей школы искусств посмотрел и говорит: «Эту девку надо брать в штат!» Он лично выбил для меня в управлении культуры две группы по двенадцать человек, оформил положенные часы и сказал: «Я очень рад, что ты у меня появилась». С этого
момента и началась моя «акварельная» жизнь.
— Кстати, а почему именно «Акварель»?
— В городе периодически устраивались праздничные концерты. Ведущий на таких мероприятиях представлял участников по названиям коллективов, а у нас имени тогда ещё не было. Про нас говорили: «Выступают учащиеся 4-го класса хореографического отделения детской школы искусств №  10, класс преподавателя Смирновой Татьяны Анатольевны». И каждый раз одно и то же. К тому же дети сегодня во втором классе, в следующем году — в третьем и так далее… Путаница, одним словом. Поэтому однажды я сказала своим ученикам: «Дети, придумайте ансамблю имя». Говорят: «Радуга!» Нет, «Радуга» в Брянске уже есть. Они хором: «Тогда „Юность“!» Такое название тоже имеется. Стала сама размышлять, как бы поинтереснее назваться. Танцы у нас были разные — классические, современные, народные. Разные краски, разная палитра… Думаю, а
почему бы не назвать ансамбль «Акварель»? Предложила своим ученикам, и они с восторгом приняли мою идею. Было это в 1992 году. Кстати, как только появилось название, наши дела тут же пошли в гору: то диплом, то призовое место.
— Первая победа, наверное, навсегда запомнилась…
— Не знаю почему, но мне запомнилась наша вторая победа. Это был областной конкурс открытых уроков среди детских школ искусств. Я как раз только вышла из декрета (вторую дочку родила!) и подготовила великолепный урок по классическому танцу. Ребята из «Акварели» стали лучшими в области.
— Чем же так удивили комиссию?
— Честно сказать, не знаю. Помню только, после этого урока, ругая руководителей других школ, чиновники частенько приговаривали: «Почему вы не можете, а в десятой школе могут?! Берите с них пример! Равняйтесь…»
Просто мы чётко спланировали занятие, нарядно оделись, да и вообще мои ребята всегда умели себя преподнести, красиво подать свои умения, ведь они — артисты! Вскоре мы впервые выехали на конкурс за пределы области — в Орёл, по соседству. Было это в 1994 году, и сразу же с Всероссийского конкурса «Юные таланты России» привезли диплом лауреатов. Это был настоящий фурор! Правда, у меня в то время даже высшего образования не было…

СТУДЕНТКА В 38, БАБУШКА В 40
— Неужели, это вас смущало? После таких громких побед!
— Ещё как! Пришло время получать разряд, а мне стыдно даже документы подавать — образования-то нет. Подруга моя, Лилия Малышева (руководитель дуэта «Русский стиль») говорит: «Таня, так нельзя! До пенсии, что ли, стесняться будешь?» Слушаю её, соглашаюсь, а сама думаю: «Как это так — пойти и за себя же попросить. На разряд, наверное, кто-то  рекомендовать должен… Чего я не в своё дело полезу». Но всё-таки убедили меня коллеги — получила я 13-й разряд и поступила заочно в педуниверситет на специальность дошкольная психология и педагогика дополнительного образования.
На первый курс поступила в возрасте 32 лет, в то время уже была матерью двоих детей и руководителем танцевального ансамбля. Группа у нас была дружная, девчонки по 18–20 лет считали меня своей в доску и удивились, когда узнали, что у меня взрослые дети. К слову, университет я окончила в 38, бабушкой стала в 40. Пока училась, подала на высшую категорию. Опять же Лилия Малышева сагитировала.
— И всё это время вы тянули лямку в одиночестве?
«Тянуть лямку»… Так не говорят про любимую работу! Да, долгое время я в одиночку руководила ансамблем. Но мне это нравилось!
В состав ансамбля «Акварель» входят учащиеся хореографического и подготовительного отделения ДШИ №  10. Следовательно, вначале мы обязаны отработать с ними уроки, а потом уже заниматься танцами. В своё свободное время. Бесплатно. Можно было бы и отказаться, но детям так хочется танцевать! И я приходила в свои выходные, оставалась после уроков, мы ставили номера для «Акварели», шили костюмы. Коллеги мне говорили: «Вам это нравится, это ваше хобби, значит, и работайте бесплатно». Против такой логики не попрёшь. Особенно с моим характером. Так продолжалось много лет, и даже новые награды, дипломы и кубки положения не меняли.
Но опять же меня это не расстраивало. По-другому я работать уже не могла. Когда сделал первоклассный номер, занял призовое место, почувствовал вкус победы, хочется снова работать, снова танцевать. И мне, и детям. Они ведь рыдают за кулисами, друг дружку обнимают,когда побеждают впервые. Словами это не передать!
А потом был тяжёлый год, 2002-й, когда я поняла, что не справляюсь. Подрастали собственные дети, приближалась защита диплома, сольный концерт и выпускные экзамены у моих учеников, 20-летие творческой деятельности, смерть моего отца… Всё так неожиданно на меня свалилось, я стала задыхаться… К счастью, в моей жизни появилась талантливая девочка Олеся Иванова. В тот год она только-только закончила колледж искусств и культуры, опыта не имела, молоденькая совсем была. Я её спросила: «Ты грязь умеешь видеть?» Это значит, сможет ли она определить, синхронно ли двигаются дети. Она честно ответила: «Не знаю». И меня это покорило. Не оправдывалась, не врала, а сказала, как есть. Мы начали работать. Я ей отдала свой третий класс. Бывало, Олеся придёт ко мне на занятие, посмотрит, а потом и у себя так же сделает. Или я приду к ней, замечание сделаю, она прислушается. Так, прислушиваясь и приглядываясь, Олеся переняла у меня всю школу танца. Однажды я попала в больницу, и моя помощница смогла всё сделать без меня. С тех пор я ей доверяю как самой себе. Сейчас она преподаватель высшей категории, хотя ей всего-то 29 лет.
Время шло, и вскоре мы уже не справлялись вдвоём с Олесей. И тогда на помощь нам пришла талантливая выпускница ансамбля «Акварель» Юля Завалишина. Она с отличием окончила колледж культуры и искусств, поступила на очное отделение по специальности хореография в Орле. Я пошла к начальнику городского управления культуры Владимиру Севченкову — просить для Юли часы. Он не отказал. За что ему огромное спасибо! Теперь Юля приезжает помогать родному коллективу, а у нас с Олесей наконец-то появились выходные!
— Почему же так сложно найти молодых и талантливых преподавателей для детского ансамбля?
— Многие молодые и талантливые после того, как заканчивают хореографические учебные заведения, либо сами хотят танцевать и зарабатывать этим деньги, либо открывают небольшие платные студии. И тоже зарабатывают деньги. Приведу пример: час занятия в платной студии стоит в среднем 100 рублей. Можно набрать всего одну группу из 20 человек и, занимаясь 2 раза в неделю, заработать 16 000 рублей в месяц.
У нас, чтобы заработать приблизительно ту же сумму, необходимо трудиться без остановки с 9 утра до 10 вечера на три ставки, т.к. одна составляет всего лишь 3950 рублей. Именно поэтому я так смело утверждаю, что в школах искусств работают только те, кто по-настоящему предан профессии. Мне очень повезло с Олесей и Юлей.

ЗНАМЕНИТЫЙ СНИМОК С ГУБЕРНАТОРОМ
— Сколько детей на сегодняшний день занимается в ансамбле «Акварель»?
— Сто пятьдесят на хореографическом отделении плюс подготовительные группы.
— По именам всех знаете?
— Конечно! Но что касается отношений в семье, особенностей характера, успеваемости в школе — то здесь у нас наблюдается некоторое разделение. Олеся лучше знает своих ребят, я своих.
— По каким случаям весь ансамбль собирается вместе?
— Основной повод — ежегодное карнавальное шествие на 17 сентября. Похвастаемся: в этом году мы даже машину выиграли на карнавале в номинации «Лучший костюм». Все наши сто двадцать детей шли единым танцем по проспекту Ленина — нарядные, с цветами и разноцветными шарами. Честно скажу, «Акварель» сложно было не заметить!
Также у нас есть сводный номер «Матушка Россия», в котором участвуют три возраста. Все дети одеты в красивые народные костюмы, изготовленные специально для этого номера. К слову, на Свенской ярмарке в 2010 году мы позировали в костюмах «Матушки России» для прессы — в компании с губернатором Николаем Дениным!
Кроме того, всем ансамблем мы отмечаем праздники. Например, выезжали за город отмечать детский Новый год. Старшие учащиеся устроили для малышей настоящий праздник: подготовили представления, конкурсы, инсценировки, вместе с родителями сшили праздничные костюмы. Было очень весело, ребята остались довольны.
— Татьяна Анатольевна, скажите, концертный костюм — дорогое удовольствие? Какова его приблизительная стоимость и кому приходится платить?
— Всё, что связано с детьми, стоит недёшево. Особенно, когда сумма умножается на сто двадцать. Родители у нас деньги на костюмы не сдают, зато за свой счёт отправляют детей на конкурсы. Правда, и без костюмов расходов хватает: туфли концертные (1500 рублей), «джазовки» (1200 рублей), пуанты (800–1000 рублей), балетки (350 рублей)… Всё это очень быстро изнашивается, истаптывается, приходит в негодность.
Концертный костюм — отдельная история. Рождается номер — рождается костюм, который должен соответствовать задумке и уровню исполнения. Цена народного костюма в среднем колеблется от 8000 до 15000 рублей в зависимости от размера. Мы шьём за 5000 рублей. Хочется, конечно, сшить хорошие костюмы в Доме моды, чтобы дизайнер над ними поработал и суматохи с пошивом не было. Чтобы отдал деньги и пришёл в назначенный срок за готовеньким. Но нет! Сами закупаем ткань, которая подешевле, в Доме мод заказываем только аппликации, шьём у знакомых. Экономим на всём.
Муж мой, Павел, часто оказывал нам спонсорскую помощь. Иногда безвозмездно давал деньги, иногда сами просили у него в долг. Как-то раз мы заказали костюмы на 200 тысяч рублей, а платить нечем — отказали в финансировании. Что делать? Паша не раздумывая выделил нам 150 тысяч. Остальные 50 тысяч добавили из «копилки» ансамбля. С долгом рассчиталась, лишь когда на День работника культуры администрация города Брянска вручила «Акварели» сертификат на 200 тысяч рублей.

1,5 МИЛЛИОНА В ПОДАРОК
— В конце прошлого года в газетах писали, что образцовому ансамблю танца «Акварель» губернатор Николай Денин обещал подарить 1,5 миллиона рублей на покупку костюмов, инвентаря и оборудования. Правду писали?

— Да, и я думаю, власти выполнят обещание. Полтора миллиона складываются из трёх частей: 500 тысяч рублей обещал глава города Сергей Смирнов, 500 тысяч — губернатор Брянской области Николай Денин, 500 тысяч — депутаты областной Думы. Надеемся, в апреле получить эти деньги.
— На что планируете потратить?
— В первую очередь закажем танцевальную обувь. Мы давно в ней нуждались, но заказать не могли — знали, родители не потянут. Костюмы в Доме мод закажем, на конкурс какой-нибудь интересный съездим. А то нам постоянно приходится выбирать конкурсы в соседних городах, чтобы дорога и проживание подешевле обходились. Всё-таки жалко родительские плечи…
Ой, мы ведь хорошими новостями можем поделиться! «Акварель» переезжает в новое здание. Сейчас у нас комнатка для занятий маленькая, всего 60 квадратных метров, а после переезда разместимся на двух этажах! История вопроса такова. Когда к нам приезжал губернатор, речь зашла о проблемах ансамбля, одной из которых является нехватка помещений. Губернатор предложил: «Давайте подумаем о пристройке». Было это в пятницу, а в понедельник утром здесь уже работала комиссия. Определяли, где пристраивать, что пристраивать, сколько денег для этого потребуется.
Когда я услышала суммы, даже расстроилась. Деньги будут потрачены зря! Ведь наша школа находится на окраине района, детей возить неудобно. Что делать? Мы самостоятельно начали искать помещение в центре района. Выяснили, что на торги выставлено здание бывшей стоматологической поликлиники, которое располагается рядом с остановочным пунктом «Брянск-2». То, что надо! Губернатор Николай Денин и глава города Сергей Смирнов поддержали нашу инициативу и отметили, что это станет прекрасным подарком детям в объявленный на Брянщине Год ребёнка.

20 ДИПЛОМОВ ЗА 12 МЕСЯЦЕВ!
— Татьяна Анатольевна, а сколько среди ваших учеников именных стипендиатов?
— В 2009 году было девять, в 2010 — пять, в 2011 — шесть именных стипендиатов Брянской городской администрации. В этом году и у меня стипендия, только областная. За свои три с половиной ставки. (Смеётся.) Однажды мы с Олесей посчитали, сколько часов переработки набегает у каждой в год. Оказалось, на полторы ставки хватает переработок.
«Акварель» существует уже много лет, по собственному богатому опыту скажите, способно ли творчество изменить судьбу ребёнка в лучшую сторону?
— Дети, пройдя школу в «Акварели», становятся по жизни активистами и оптимистами. В школе, институте, на работе они танцуют, поют, участвуют в общественной жизни. Ведь мы их не просто танцевать учим, мы стараемся научить их трудиться, общаться, жить. Я против сквернословия, жадности, двоек в дневниках и невнимательности друг к другу. Всё остальное я могу простить.
— Вы строгий руководитель?
— Мне кажется, они меня не боятся. Мой ученик Мишка Андронов сочинил однажды: «Хоть и строгая подчас, но она ведь любит нас». Ладно, сочинил — он это губернатору прочитал. Никакого послушания! (Смеётся.) — Расскажите про своих учеников. Например, какими победами они могут похвастаться?
— Мы становились лауреатами и победителями танцевальных конкурсов в Орле, Курске, Серпухове, Москве… У нас есть награды из Польши, Болгарии, Германии. В ближайших планах — покорение Санкт-Петербурга. Тем более первый шаг уже сделан — видеофильм об «Акварели» был признан лучшим в отборочном туре.
Недавно из Курска привезли много наград: в каждой возрастной категории в номинациях «Диско», «Эстрада» и «Джаз-модерн» заняли первое место. Плюс Кубок губернатора получил весь ансамбль. Международный конкурс, в жюри — москвичи, и все говорили: «Вы нас очень порадовали своим выступлением».
Однажды, наверное года два назад, мы были признаны лучшим коллективом ЦФО. В 2010 году — лучшим танцевальным коллективом Брянской области. В течение 2010 года мы заработали 20 международных дипломов. И это победы детей от шести до семнадцати лет!
— Как формируется репертуар лучшего танцевального коллектива Брянской области?
— Всё начинается с музыки — весёлой или грустной, детской или серьёзной. Какая музыка, такой и танец. Однажды мы с Олесей пошли на мастер-класс одного питерского коллектива. Нам понравилась мелодия, которую они использовали. Мы записали её на мобильный. Потом долгое время ходили на радиостанции, в филармонию, но никто не мог угадать нашу мелодию. Через полгода этот коллектив снова приехал в Брянск. Мы купили билеты по 700 рублей, прошли за кулисы и попросили поделиться музыкой.
Два года мы вынашивали идею номера. Песня была на испанском языке о том, как любимый уходит, но навсегда остаётся в сердце девушки, она целует его холодные губы… Лично я рисовала себе такую картину — парень заболел, девушка его вылечила, а он её бросил. Мы поставили номер. Было очень трудно, дети не могли понять всех эмоций, заложенных в музыке. А они должны были сыграть невыносимо страшную потерю… Впервые мы представили танец на суд зрителей 4 марта 2010 года. Помню, мужу моему Павлу очень понравилось. К несчастью, через месяц он умер…

ЛЮБОВЬ. ПЕРВАЯ И ЕДИНСТВЕННАЯ
— Татьяна Анатольевна, а с мужем вас тоже танцы познакомили?
— Познакомились на танцах. Мне было шестнадцать лет, а ему восемнадцать. Я стояла с сестрой. Она сказала: «Видишь, как тот парень на тебя смотрит, пойди, пригласи». Я ответила: «Не пойду, дамский танец уже заканчивается». Она лукаво улыбнулась и толкнула меня в его сторону. Пришлось пригласить, но он сказал: «Давай на следующий». Сам меня пригласил, проводил до дома, хотел поцеловать в первый же вечер. Я решительно ответила: «Гордая, не целуюсь!» Павел улыбнулся: «Молодец». Было это осенью, 20 октября 1981-го.Через два года 31 октября мы поженились, через двадцать пять лет в тот же день обвенчались. У обоих это была первая и единственная любовь. Мы вместе строили наш бизнес, вели хозяйство, воспитывали детей и всегда засыпали, прикоснувшись друг к другу.
«Акварель» тоже была частью его жизни. Ремонты помогал делать в классе, с работы по ночам меня забирал, деньгами помогал, творческими идеями делился. Павел мне всё время говорил: «Ну что ты, опять о своём танчике думаешь?» Тогда семья и «Акварель» были одним целым. На похороны Паши пришёл весь ансамбль…
Мистика. Через некоторое время я нахожу перевод той самой песни про девушку и парня. Оказывается, я неправильно поняла её смысл. Герой не уехал. Он умер. И мы посвятили этот танец Паше. Иной раз говорю, лучше бы я не делала этого номера.
На отчётном концерте девочки танцевали безупречно, со сцены уходили рыдая. Для нас это самый сложный, самый дорогой, самый любимый номер. Теперь, когда девочки выходят на сцену, они читают мои стихи:

Я сердце твоё на ладони несу
и боюсь оступиться.
Несу и к себе прижимаю.
Как больно: тебя я теряю.
Ты радость моя, моё счастье,
Ты страсть моя, жизнь, моё горе.
Как жить на земле, мой родной, без тебя?
Ведь ты — мой любимый, ты — всё для меня.
И танец наш называется «Ты всё для меня».

Пару лет назад я думала, что смогу отказаться от семьи ради ансамбля. Теперь мне кажется, что всё бы отдала, без рубахи бы осталась, только бы Паша остался жив.
Да, слава Богу, живы родители мужа, моя мама с отчимом, дочери Юлия и Виктория всегда рядом, у меня замечательные зятья, прекрасные внучки Полина и Марьяша… Но любви в моей жизни больше нет. Я сама, как героиня той мистической песни, обнимаю руками воздух, целую невидимые губы и плачу по ночам.

КРАСКИ ЖИЗНИ
— В чём же нашли спасение после страшной потери?
— Раньше мой мир был цветным. Потом умер Павел, и всё стало чёрным. Несколько месяцев после похорон я почти не выходила из дома. Мои помощницы Юля и Олеся самостоятельно занимались ансамблем. Каждый день меня навещали, рассказывали, что  нового у них происходит, а мне даже слушать было неинтересно. Мне жить не хотелось. Однажды я попросила Олесю отвезти в школу моё заявление об увольнении. Сказала, что не могу больше работать, слушать музыку… Олеся пообещала выполнить моё поручение, но вместо этого отправилась к Владимиру Севченкову и всё ему рассказала. Он успокоил девочку словами: «Не надо отдавать заявление. Пусть Татьяна Анатольевна пробудет дома столько, сколько потребуется, а мы будем ждать её возвращения».
— Что послужило поводом вернуться в ансамбль?
— Меня фактически спасла Олеся. Она не успевала отвезти детей на репетицию в драмтеатр и попросила меня это сделать. Я выполнила её просьбу и… вернулась к работе. Потом я ещё раз пришла, потом ещё раз. Так и осталась. Мне на работе легче, здесь я обо всём забываю.
«Акварель» — это моя радость, моя надежда, моя семья. Кстати, в прямом смысле. Обе мои дочери в разное время занимались в ансамбле. Старшая Юля была участницей первого состава. Она и сейчас всегда с нами, во многом помогает. Уже два года в «Акварели» занимается моя внучка Полина.
У нас хороший директор — Дмитрий Дмитриевич Гришин. Молодой, перспективный. Он у нас недавно, но с делами успешно справляется. И не только с директорскими. Когда обледенели крыши, он вместе с рабочими забрался на самый верх и сбивал сосульки. Я вышла и сфотографировала. Авось пригодится. Преподаватели ансамбля Олеся с Юлей — мои помощницы, мои умницы, мои доченьки. Доверяю им как себе…
Мир действительно изменился. Вне работы он чёрно-белый, неприветливый. И только здесь, в своём «акварельном» мире, я могу хоть чуть-чуть почувствовать себя счастливой.

Александра САВЕЛЬКИНА.
Фото Геннадия САМОХВАЛОВА и из архива танцевального ансамбля «Акварель»

5647

Добавить комментарий

Имя
Комментарий