Воображариум режиссёра Акинина

В Брянске появилось новое место для культурного времяпрепровождения взрослых людей. 3D-кинотеатр? Нет, уже не  актуально. Библиотека? Скучно. Ночной клуб? Надоело! Театр кукол? Невероятно, но факт! С появлением нового главного режиссёра Павла Акинина в Брянском театре кукол показывают спектакли не только для детской публики, но и для взрослых. Вернее, для всех одновременно. И первой пташкой стал замечательный спектакль-концерт «Puppet show — Привет! Бонжур! Хэллоу!» О спектакле, о себе, о куклах и их театральной карьере режиссёр Акинин рассказал в интервью «Брянской ТЕМЕ».

— Павел Валентинович, для начала определимся географически: откуда вы родом, где сформировались как режиссёр театра кукол и когда впервые попали в Брянск?
— Родился я в Кемеровской области. Затем переехал с родителями в Алтайский край, где некоторое время жил в небольшом селе Угловское — в трёхстах километрах от Барнаула. В первый свой институт поступал в Барнауле, во второй — в Екатеринбурге. Как театральный режиссёр родился в Москве. Сотрудничать с Брянском начал ещё в 2004 году. В октябре 2010 года официально был назначен главным режиссёром Брянского театра кукол.
— Как получилось, что вы выбрали профессию кукольника?
— Артистом я решил стать, будучи уже взрослым 22-летним человеком с неоконченным высшим образованием. Учился на биолога, в будущем должен был стать рядовым научным сотрудником. И вдруг неожиданно для себя и окружающих, решил поступать в театральный вуз. Просто у меня появилось желание вмиг изменить свою жизнь, исполнить мечту, к слову казавшуюся невыполнимой. Написал письма в институты, которые на тот момент знал, с просьбой выслать условия поступления. В частности, московский, питерский, екатеринбургский. Раньше ведь Интернета не было — всё по почте!
В итоге ответил мне только Екатеринбургский государственный театральный институт. И всё получилось так спонтанно, так скоропостижно… Ровно через месяц я стоял перед приёмной комиссией и терпеливо ожидал провала. Конечно же, за такой ничтожно маленький срок я не успел нормально подготовиться и с первого раза не поступил.
— И что требовали члены комиссии от биолога, желающего стать артистом?
— Как обычно: басню, монолог, прозу, стихотворение, песню, танец и далее по списку. Я вернулся домой. В моём распоряжении был ровно год на подготовку.
— Желание пойти в артисты не пропало?
— Наоборот! Я определился, что хочу стать именно кукольником. Во время своего неудавшегося поступления я познакомился с выпускниками кукольного отделения. Меня поразило, как куклы оживали в их руках! Как они владели абсолютно всем — своим телом, различными предметами и даже музыкальными инструментами!
Вернулся в Барнаул, занялся самоподготовкой. Во-первых, изучил кучу литературы по театру. Во-вторых, прочитал достаточно большое количество художественных произведений, чтобы выбрать себе для поступления достойные монолог, прозу, басню… В итоге в арсенале у меня было четыре монолога, около двадцати стихотворений, несколько басен и несколько отрывков из прозаических произведений — на выбор. Естественно, посмотрел, какая подготовка требуется по пластике. Начал заниматься растяжками, совершенствовать своё тело. Так что на следующий год я ехал в Екатеринбург абсолютно подготовленным!

ОТ СОКА ДО «ШТРАФБАТА»
— Как друзья, родители и близкие отреагировали на вашу профессиональную переориентацию?
— Друзья удивились, но не более того. А вот родители долгое время смотрели на моё актёрство как на блажь. Были уверены, что это вскоре пройдёт. Но не прошло… Я поступил! Правда, слово «блажь» фигурировало в определении статуса моей профессии ещё как минимум четыре года. Только когда я принёс диплом об окончании театрального института, родители поверили в серьёзность моих намерений. Дело в том, что они не понимали, кем я в итоге стану, где смогу найти работу и вообще будут ли за это платить деньги.
— Кажется, вас этот вопрос тогда не беспокоил…
— Пожалуй, не беспокоил. Потому что когда я учился на третьем курсе, меня одновременно пригласили на работу сразу два московских театра. После окончания института я поехал в столицу, там снялся в рекламе, потом в кино…
— А вот здесь поподробнее!
— Я оказался в Москве… Почему люди едут в столицу? Потому что там перед человеком открывается достаточно много возможностей, можно попробовать себя абсолютно во всём! Так и я во всём себя пробовал — ходил на кастинги, снимался в кино, рекламировал сок «Добрый». Помните, несколько лет назад по федеральным каналам показывали рекламный ролик, где молодой человек едет в поезде со своей спутницей, они обнимаются, целуются… А вместе с ними в купе в это время находился пожилой человек. Дедушке стало неловко, и он вышел из купе. Тут же молодой человек (мой герой) пригласил дедушку обратно, предложил ему сок рекламируемой марки и они, весело общаясь, продолжили свой путь. К слову, режиссёром ролика был Тимур Бекмамбетов — популярная ныне медийная личность.
В кино у меня были эпизодические роли. Я снимался в таких телевизионных сериалах, как «Московская сага», «Штрафбат» и некоторых других. Самые большие эпизоды у меня были в «Штрафбате» режиссёра Николая Досталя — 20 съёмочных дней. В окопах я у него сидел (смеётся).
Хорошо было деньги за съёмочные дни получать, нравилось, когда по телевизору показывали на всю страну. Но я понял, что это не моё. Я абсолютно театральный человек!
— Что вкладываете в смысл понятия «театральный человек»? Какой это человек?
— Больной! Во всех смыслах! Вокруг столько возможностей заработать деньги, а мы сидим в своих театрах, что-то  делаем, копошимся, пытаемся вытащить на свет божий свои замыслы, идеи, стараемся поделиться ими, чтобы люди увидели, оценили, сказали, нравится им это или нет… Вот что такое театральный человек.

ГОЛЛАНДСКИЙ ДЕБЮТ
— Какими ветрами вас занесло в Брянск?
— В столице в течение восьми лет я работал артистом в Московском областном театре кукол. Мне нравилась Москва, хотя там сложнее заявить о себе, сложнее себя показать. Там вообще всё гораздо более сложное, объёмное, разнообразное и абсолютно другой темп и ритм жизни! Безумный темп! Вот чего мне иногда не хватает в провинции. Здесь всё совершается ме-е-едленно, пла-а-авно, не спеша, никто никуда не торопится. А мне надо быстро-быстро-быстро!
Работая в Московском областном театре кукол, я параллельно сотрудничал с несколькими провинциальными театрами. В качестве приглашённого режиссёра выступал со своим дипломным спектаклем «Принцесса Крапинка, или Ведьмы и все прочие» в театрах Нижнего Тагила, Железногорска и Брянска.
История имеет такое начало: председателем комиссии по режиссуре у меня был Александр Васильевич Бурдонский — народный артист России, режиссёр Театра Российской армии и ко всему прочему внук Сталина. Он посмотрел мой дипломный спектакль, очень хорошо о нём отозвался и заочно поставил «пятёрку» по режиссуре. Вскоре я показал свою «Принцессу Крапинку» на фестивале в Екатеринбурге. Критики столкнулись, мнения были противоречивые. От одних я слышал в свой адрес: «Молодой! Смелый! Заявил!» Другие были более сдержаны в определениях… И всё же меня стали приглашать в театры разных городов, чтобы я перенёс на их сцену свой спектакль. Первым был Нижний Тагил, тогда у меня даже диплома на руках не было!
Для тех, кто не видел спектакля на брянской сцене, коротко расскажу о нём.
«Принцесса Крапинка, или Ведьмы и все прочие» — спектакль-розыгрыш для всех возрастов по мотивам сказок голландской писательницы Анни Шмидт. В далёкой неизвестной стране король и королева мечтают о наследнике. Идут годы, а долгожданный ребёнок так и не появляется. Тогда властители обращаются за помощью к ведьме, которая живёт на самой высокой груше. Она дарит королеве волшебное яйцо, из которого через три недели появляется маленькая принцесса. Одно условие: Крапинку ни в коем случае нельзя выпускать осенью на улицу, иначе в ней заговорит голос крови, и она отправится вслед за перелётными
птицами. Впрочем так и случается — любимая девочка улетает. И тогда король издаёт указ:

  1. Всех кошек прогнать вон!
  2. Охоту на дроздов запретить и везде разбросать корм для птиц!
  3. Перед каждым дроздом снимать шляпу, ибо любой из них может оказаться принцессой!

Естественно, помощи следует ждать только от прекрасного принца. За всех героев пьесы отвечают заслуженные артистки Наталья Исаева и Елена Сафронова. Мало того, периодически они вступают в словесную перепалку друг с другом, чем веселят маленьких зрителей. Премьера спектакля «Принцесса Крапинка» в Брянском театре кукол состоялась 20 февраля 2008 года.
— С Брянским театром кукол вы сотрудничали в разных качествах: приглашённый режиссёр, главный режиссёр. При этом БТК в настоящее время является единственным из трёх брянских театров, где появился главный режиссёр. Скажите, а для театра кто лучше — приглашённый или главный?
— Конечно же, в театре должен быть главный режиссёр. Во-первых, он подбирает труппу. Во-вторых, формирует репертуар — и не на месяц или год, а на три года вперёд. Как минимум! То есть полностью формирует направление театра, его лицо, имидж, стиль.
Приглашённый режиссёр — чем хорош? Он приехал, поставил спектакль и уехал. И всё! Ярко горит, да быстро гаснет. В итоге даже самый замечательный спектакль когда-нибудь  начнёт разваливаться, потому что за труппой нужно постоянно следить, держать артистов в тонусе. Этим и отличаются роли приглашённого режиссёра и главного.
Мы, например, с артистами Брянского театра кукол постоянно идейно сталкиваемся. Да так, что даже искры летят! А как иначе? Поэтому и горим, поэтому и получается что-то , и зрителям интересно. И, думаю, что артисты рады до сих пор, что я к ним пришёл. И они для меня уже родные, любимые.
У меня ведь выбор был между несколькими театрами. И всё же Нина Николаевна Моковозова, директор Брянского театра кукол, была очень убедительна.
— Золотые горы обещала?
— Нет, наоборот, дала такие обещания, которые реально могла выполнить. И я ей поверил. Кстати, вместе со мной в Брянск из Нижнего Тагила приехали четверо молодых артистов, в том числе и единственный ныне актёр-мужчина Брянского театра кукол Егор Краев. А надо ещё как минимум трое талантливых парней! Где бы их взять?
— Павел Валентинович, какие требования вы предъявляете к артистам, поступающим на работу?
— Главное, чтобы человек хороший был… и талантливый тоже!

БРЯНСКИЕ ГАСТРОЛИ МАДОННЫ, ЛЕДИ ГАГИ И МИЛЕН ФАРМЕР
— Чем отметил Брянский театр кукол появление нового главного режиссёра?
— Новый сезон в театре кукол открылся спектаклем для детей «Дюймовочка». Но это не самое главное. Мы попытались изменить отношение к театру кукол своим первым в этом роде спектаклем-концертом «Puppet show — Привет! Бонжур! Хэллоу!» Тем самым мы показали, что театр кукол — это развлечение не только для детей, но и для взрослых!
— Чем интересен жанр puppet show, что вдохновило вас опробовать его на брянской сцене?
— Я несколько лет вынашивал идею этого спектакля. «Puppet show — Привет! Бонжур! Хэллоу!» — это театрализованное представление, в котором куклы пародируют звёзд мировой эстрады: Мадонну, Леди Гагу, Рики Мартина, In-grid, Милен Фармер и некоторых других.
Всё действие происходит в абсолютной темноте, артисты-кукольники одеты в чёрные костюмы, их руки — в перчатках, лица — скрыты под сетчатыми вуалями. Оживить кукол позволяет свет, проникающий порой на сцену, продукты деятельности дыммашин, неоновые краски, которыми покрыты детали кукол и, конечно же, работа артистов. То, что происходит на сцене, трудно описать словами. Знаете, есть такой известный французский кукольник Филипп Жанти. Он работает именно в этом направлении. Это человек, которого я могу назвать своим кумиром. Хотя я не люблю слово «кумир»… Филипп Жанти в одном своём интервью признался, как рождаются его спектакли. «Я вижу сон, просыпаюсь, записываю его, а потом ставлю на сцене», — признался однажды мастер. Так получаются безумные вещи — интересные, яркие, непонятные, образные, «взрослые»!
— Почему же у нас в России сложилось понятие о театре кукол, как о детском, несерьёзном, сказочном?
— Знаете, артисты очень обижаются, когда говорят «кукольный театр». Будто это что-то  ненастоящее: кукольный театр, кукольный домик, куколки… Правильно говорить «театр кукол». Ведь он и зародился-то практически самым первым. С чего начинался театр драмы? С маски. А маска что это? Прообраз куклы!
И детским театр кукол изначально не был — на публику младшего возраста его сориентировали только в прошлом веке. Но и сейчас во многих городах России наряду с детскими спектаклями идут постановки для взрослых. Например, в репертуаре Омского театра кукол имеется сразу семь спектаклей для взрослых. Например, «Вий», «Ромео и Джульетта», «Остап Бендер и компания». Там публика приучена к «взрослому» репертуару. У нас ещё, к сожалению, нет.
— Сейчас можно сходить в кино, посмотреть фильмы в модном 3D-формате, периодически с гастролями в Брянск приезжают известные актёры, да и многоканальное телевидение пока никто не отменял… Как собираетесь завоёвывать взрослую публику?
— Мы постараемся сделать что-то  интересное, стоящее. Тогда люди, надеюсь, заметят нас и пойдут в театр смотреть наши спектакли. Я изначально планировал «Puppet show — Привет! Бонжур! Хэллоу!» как заявку, способную привлечь внимание зрителей. В этом и состояла моя задача как главного режиссёра.
Такие эстрадно-развлекательные концерты пользуются успехом у клиентов столичных праздничных агентств. Опять же — возможность подзаработать! Но мне хотелось создать своё puppet show именно для широкой театральной аудитории. Понимаете ли, в Москве преобладает коммерческая направленность, а мне хочется — для души. Брянск для этого место идеальное.

О ПОЛЬЗЕ ЛАМП НАКАЛИВАНИЯ
— Павел Валентинович, приоткройте занавес своей творческой мастерской, расскажите, как рождались образы героинь спектакля-концерта. Кто был первым?

— Мадонна! В частности на создание этой куклы меня вдохновил её клип Frozen. Вообще в спектакле две Мадонны: одна — блондинка, другая — брюнетка. Лица из гипса лепил я сам, макияж делали художницы. Кстати, и костюм для брюнетки тоже сам мастерил, а потом его в театральных цехах до ума доводили — края на ткани обмётывали, подшивали.
Милен Фармер тоже подсмотренная. На одном из её концертов была огромная декорация Будды, певица выезжала на его руке. На другом концерте эта рыжая бестия на невидимых верёвках вылетала на сцену. Так возникли ассоциации со светящимися головами с оранжевыми неоновыми косичками, воздушными тканями, летающими куклами в нашем спектакле.
Некоторым приёмам нас учили в институте. Например, как сделать ноги павлина из рук кукловода. К слову, брянский «павлин» пародирует Рики Мартина.
Идеи приходят из клипов, фильмов, снов, фантазий… Иногда приснится нечто неосознанное, непонятное, неуловимое, а потом идёшь вдруг по улице и — бах! Рождается новый образ!
— А когда вы впервые поняли, что кукла ожила в ваших руках?
— Во время поступления. Надо было на третьем туре показать куклу, сделанную своими руками. Я выкрутил лампочку из светильника в общежитии, взял полотенце. Лампочка стала головой, полотенце — платьем с капюшоном. Там, где должны быть руки, привязал ниточки. Включил музыку «Джимми джимми ача…», и получилась индианка. Зрители упали! В итоге на самом первом студенческом капустнике все показывали танцующих индианок.
— Если куклы оживают, значит, у них должно быть что-то  человеческое, например, характер или настроение…
— Некоторые артисты очень ревностно относятся к своим куклам, в чужие руки их не дают. Говорят, что у другого кукла не захочет работать, начнёт капризничать и даже разваливаться, например, голова ни с того ни с сего отлетит. Зато к нарядам мои «барышни» непривередливы — в нарядах из шёлка и дерюги «ходят» с одинаковым удовольствием!
— Неужели случалось, что головы отлетали во время спектакля? Как выкручивались в подобных ситуациях?
— В такой ситуации остаётся только импровизировать. Например, голова покатилась, артист комментирует словами куклы: «Ой, я голову потеряла! Совсем заработалась!» Дети смеются, ситуация спасена.
На одном из новогодних утренников я играл Бабу-ягу. Дети вместе с Дедом Морозом и Снегурочкой должны были меня напугать, чтобы я отдал им ключ, которым они планировали завести новогодние часы. Дети стали кричать, рычать и топать. Снегурочка говорит: «Баба-яга, выходи, Змей Горыныч летит!» У меня слова по тексту: «Ой, братец мой названный летит, пойду пирожков ему состряпаю». А я взял да и сказал: «Жених мой названный летит, пойду, бельё огнеупорное надену!» Дед Мороз со Снегурочкой сползли, родители в зале захихикали, дети, к счастью, ничего не поняли.
Недавно совсем, во время «Puppet show — Привет! Бонжур! Хэллоу!» на 30 секунд в зале выключился свет. Первая мысль: «Что делать?!» Хорошо, техники во время сработали — включили свет, и мы продолжили спектакль.
В Московском областном театре кукол я играл охотника в сказке «Три поросёнка». И вот однажды я вприпрыжку выбегаю на сцену и… спотыкаюсь! Сцена там небольшая, и получилось, что полетел я с одного её края на другой. Сачок — направо, ружьё — налево. Лечу я и думаю: «Вот дети смеяться-то будут!» Шлёп! И тишина… Оказалось, я так глупо падал, что дети меня пожалели и даже смеяться не стали. «Импровизация» сорвалась.
— Кстати, а какие роли вам доставались в вашей актёрской практике?
— Как артист я сыграл примерно 25 ролей и 3 спектакля поставил в Москве в качестве режиссёра. Кикимор, охотников и ведьм я стал играть с лёгкой руки режиссёра Станислава Фёдоровича Железкина. До него я играл исключительно принцев на белых конях. Железкин любит на сопротивление роли давать, и я у него этому тоже научился. Тем более что я постоянно просил у него: «Дайте мне роль характерную, надоели мне эти голубые герои!» И он назначил меня на роль ведьмы в сказке «Сестрица Алёнушка и братец Иванушка». С тех пор из кикимор я не вылезал…
Что касается актёрской практики, то я был и остаюсь артистом. Надеюсь, что получится пригласить в Брянск режиссёра, который и меня задействует. Я ещё хочу поиграть! (Смеётся.) А если серьёзно, я не узурпатор, буду приглашать хороших режиссёров.

ВЗРОСЛЫЙ ТЕАТР
— Вспомните, когда впервые вы услышали приятные отзывы о своей работе?
— У меня в Екатеринбурге был удивительный педагог — мастер курса Надежда Гавриловна Холмогорова. Разные театральные системы предлагают различные программы обучения, а она всё объединила, выбрала лучшее и преподавала, следуя своей особой методике. Кроме всего прочего она была у нас педагогом по речи. Бывало, подойдёт, спросит: «Чем дышите?» Отвечаешь: «Животом». И она, маленькая такая, хрупкая, могла запросто стукнуть кулаком в грудь! А ещё говорила: «Вы мне тут не рассказывайте, а показывайте!» И никогда практически меня не хвалила. Это предыстория. Когда я уже был в Москве и состоялся мой дебют в качестве актёра, Надежда Гавриловна приехала посмотреть спектакль. Я играл роль Ивана в спектакле «Иван — крестьянский сын». Оказалось, кстати, что в тот день в театр приходил губернатор Московской области Борис Громов. Но это не главное. Помню, после спектакля мой преподаватель подошла ко мне, назвала «молодцом». Но добавила: «Вместо слова „золотой“ ты сказал «зАлАтой“. Ошибка!» Наверное, это были самые приятные слова, которые мне приходилось слышать! К слову, с педагогами мне повезло! Второе своё образование, теперь уже режиссёрское, я получил также в Екатеринбургском государственном театральном институте, и руководителем курса у меня был талантливейший человек, замечательный преподаватель Сергей Владимирович Фёдоров.
— Павел Валентинович, как вы относитесь к критике? Негативные отзывы приходилось слышать?
— Приходилось. Подошёл как-то  критик после спектакля и сказал: «Вы не правы!» «Хорошо», — подумал я. По иронии судьбы после этого спектакля меня пригласили на Всероссийскую лабораторию режиссёров театров кукол СТД РФ. Это престижный рабочий фестиваль, который проводится традиционно на черноморском побережье — в Ялте или Сочи. Руководит лабораторией педагог, режиссёр, актёр, критик в одном лице — Виктор Львович Шрайман. На этих лабораториях в формате живого общения мы можем поделиться друг с другом опытом, рассказать о том, как делаем свои спектакли, как общаемся с труппой. Это
очень полезно! Всю страну-то не объездишь.
— Наградами своими похвастаетесь?
— Что касается спектаклей, поставленных в Брянске, то спектакль-розыгрыш «Принцесса Крапинка» на международном фестивале «Славянские театральные встречи», посвящённом Году семьи, был отмечен дипломом «За лучшее раскрытие и воплощение темы».
В марте 2011 года мы показывали отрывки из своего спектакля-концерта «Puppet show — Привет! Бонжур! Хэллоу» в Брянском областном театре драмы на капустнике, посвящённом профессиональному празднику. Артисты получили два «Дебюта», «Лучшую роль второго плана» и вся труппа — «Лучшее постановочное театральное шоу».
Несколькими днями ранее в Центральном доме работников искусств мы показывали отрывки из своего спектакля-концерта. В капустнике принимали участие лучшие театры России. Наша работа была отмечена положительными отзывами.
— От брянских зрителей приходилось уже получать комплименты?
— Недавно после спектакля-концерта «Puppet show — Привет! Бонжур! Хэллоу!» ко мне подошла женщина и сказала: «Спасибо! Вы наверняка видели концерт Милен Фармер. И так точно передали её образ!» И это было приятно. А ещё более приятным оказался тот факт, что её маленькому сынишке спектакль тоже очень понравился.
Мне интересно ставить спектакли для всех, но интереснее всего — для взрослых. Конечно, хочется изменить отношение к театру, показать возможности своей труппы. Хочется доказать, что мы можем делать серьёзные спектакли, с которыми можем заявить о себе не только в масштабах Брянской области, но и всей России в целом. Во всяком случае планку мы себе уже поставили.

Александра САВЕЛЬКИНА.
Фото Геннадия САМОХВАЛОВА
и из архива Павла АКИНИННА.

3202