Обезглавленные храмы

Этим летом вновь построенную колокольню на брянской Петровской горе увенчали золотые крест и глава. Можно по-разному оценивать архитектурные достоинства новой городской достопримечательности, но историческое и символическое значение этой постройки очевидно. Брянск возвращает себе свой христианский православный облик.

ИСТОРИЯ

Когда-то, в 1882 году, побывавший проездом на брянском вокзале писатель В.И. Немирович-Данченко заметил: «Когда мы вышли, перед нами раскинулась чудная картина. Её красоте даже не могли повредить обнажённые сучья рощи и белые пятна снегу… Вдали… гористый берег Десны с массой скученных над ним церквей, сверкающих под ярким блеском дня своими куполами, белыми стенами, колокольнями и крестами… Городские здания Брянска кажутся отсюда выкованными из матового серебра…»

В ту пору существовала и колокольня, в которой горожане видели немаловажный для себя памятник и символ. Только находилась она за городом, в Белобережской пустыни. Брянский старожил, профессор БТИ В.П. Разумов вспоминал: «Украшением округи Брянска были… два монастыря — Свенский и Белобережский… Второй находился в задеснянских лесах на расстоянии по прямой около 15 километров: среди лесов была видна из города верхушка колокольни с золотым на ней крестом, ярко сияющим на солнце. С колокольни же был хорошо виден город».

Но вот пришли к власти коммунисты… Мы уже успели забыть, что ещё 40–50 лет тому назад характерной чертой архитектурного облика Брянска были обезглавленные храмы. Последний действующий православный храм Брянска представители советской власти закрыли в мае-июне 1939 г., вновь открывать церкви для богослужений стали только в годы немецкой оккупации. Но ещё с 1920-х годов коммунисты принялись с остервенением сносить церковные главы. Поистине, как пел незабвенный Тальков: «А золотые купола кому-то  чёрный глаз слепили…»

В итоге к 1960-м в Брянске не осталось ни одного (!) храма, украшенного традиционной кровлей. Восстанавливать брянские церковные главы реставраторы начали только в 1970-х годах.

Не повезло и белобережской колокольне — её снесли летом 1941-го, под предлогом того, что высокая звонница может послужить ориентиром для немецких самол ётов… Колокола же с брянских церквей и монастырей посрывали ещё в 1930-м. Чего только стоят заголовки газеты «Брянский рабочий» того времени: «За ликующим перезвоном пасхальных колоколов скрывается хитрое лицо классового врага» (23 апреля 1929 г.); «Заглушим пасхальный звон» (4 мая 1929 г.); «Пусть песнь труда заглушит пасхальный перезвон колоколов» (5 мая 1929 г.) и «Пусть смолкнут колокола, пусть громче гудят станки!»; «Долой колокольный звон» (7 января 1930 г.); «Выполняем волю рабочих. Брянск — город без колокольного звона» (8 января 1930 г.) и т. д. Председатель Союза воинствующих безбожников Емельян Ярославский (он же Миней Губельман) назвал Брянск среди городов-инициаторов движения по уничтожению колоколов в СССР.

Справедливости ради надо сказать, что не везде в наших краях народ безропотно, а то и со злорадством смотрел на осквернение святыни безбожниками. Так, 13 января 1930 года в селе Белоголовль Жуковского района, инсценировав по своему обыкновению «решение общего собрания граждан» и заручившись постановлением Жуковского райисполкома, представитель сельсовета совместно с членами местных ячеек ВКП (б) и ВЛКСМ и восемью беспартийными активистами заявился в местный храм во имя Святителя Николая Чудотворца «изымать на переливку» колокола.

Священник отказался смотреть на предстоящее безобразие, церковный староста, скрепя сердце, отдал ключ от храма ретивым безбожникам… Но ещё не успели снять колокола, как церковный двор заполнила толпа женщин. Крестьянки потребовали оставить колокола на месте. При этом они постарались попасть внутрь храма, а препятствовавших им коммунистов и комсомольцев частью забросали палками и кольями, а частью просто побили. «Вследствие изложенного работа по изъятию колокола была прекращена», — записал местный чекист. На следующий день крестьяне вернули на церковную звонницу три уже снятых красными колокола. Потом на собрании, на которое «ни комсомольцы, ни члены сельсовета не допускались, а при их  оявлении били в набат», было решено собрать деньги и направить ходоков в Москву с жалобой на «неправильные действия местных властей». Когда же 15 января в село прибыл очередной начальник из Жуковки, его, как захватчика, встретили набатным звоном и снова забросали палками и снегом. Испугавшись, что его побьют, коммунистический деятель бежал в райцентр.

Наконец, 16 января 1930 г. для защиты храма и его колоколов в Белоголовль съехалось из окрестных деревень, входивших в местный приход, до 600 крестьян…

И во времена хрущёвских гонений на Церковь, в начале 1960-х, не всё у коммунистов проходило на Брянской земле гладко. Так, в 1961-м в Клинцах местные власти распорядились снять кресты с закрытого уже давно храма. Но тысячная толпа местных жителей преградила дорогу безбожникам. Для усмирения возмущённых клинчан коммунисты бросили сначала наряд милиции и 200 дружинников, «а затем и подразделения воинской части, вооружённой автоматами»…

В воздаяние подвига этих и многих других жителей Брянского края, не отдававших на поругание безбожным властям свои святыни, вновь сияют золотом кресты и поют колокола над Брянской землей.

Юрий СОЛОВЬЁВ.
Автор сердечно благодарит
за предоставленные фотографии семью
РАЗУМОВЫХ-ВЫСОЦКИХ, Геннадия КЛЮКИНА,
Георгия ШМЕРИНА и Дениса ТИТКИНА.

В ТЕМУ

Для коммунистических властей действующий православный Воскресенский храм на центральной улице города был, что называется, бельмом на глазу все послевоенные годы. Когда храм был обследован московскими архитекторами-реставраторами и признан памятником архитектуры, Брянский областной Совет народных депутатов в своём решении №  853 от 30 декабря 1980 г. «Об утверждении проекта охранных зон и зон регулирования застройки памятников истории и культуры г. Брянска», подписанном председателем брянского облисполкома И.Я. Поручиковым, среди прочего определил: «Воскресенскую церковь по проспекту им. В.И. Ленина не считать памятником архитектуры, так как она вследствие неоднократных перестроек утеряла первоначальный вид и не представляет в настоящее время художественной ценности». Архитектор В. Н. Городков вспоминал о том, как он в 1982 г. разработал проект реставрации Воскресенского храма, возвращающий на место церковные главы. И тут же «зав. отделом обкома Погодин… затребовал объяснительную, дескать, кто надоумил меня делать реставрацию церкви на центральном проспекте Брянска».

3805