Цирк, да и только!

«Критики должны критиковать, но они назвали моё выступление лучшим», — признался артист цирка, воздушный гимнаст Сергей Андреев. Именно его номер «Рождение Будды» в 2009 году стал одним из самых заметных и интересных выступлений на фестивале циркового искусства в испанском городе Альбасете. И самым спорным… Номер не оказался в числе основных призёров, при этом жюри из представителей прессы назвали «Будду» лучшим. Сегодня уроженец Брянска Сергей Андреев выступает в составе знаменитого цирка Таисии Корниловой. «Брянской ТЕМЕ» удалось побеседовать с артистом во время его гастролей в родном городе.

— Сергей, вы ведь начинали свою цирковую карьеру именно в Брянске…

— Да, в цирковой студии ДК железнодорожников у Нины Яковлевны Бутиковой. Но, как и у любого активного ребёнка, в моей биографии было много различных кружков и секций.

— Родители заставляли?

— Нет, я равнялся на друзей. Например, мне сказали, что в «Локомотиве» есть секция по борьбе дзюдо, и я «зачислился» туда. Правда, проходил всего пару месяцев и бросил. Затем решил заняться лёгкой атлетикой в том же «Локомотиве». И снова меня ненадолго хватило. И только к концу пятого класса я определился — также по совету друзей записался в цирковую студию. Тем более там занимался и мой старший брат.

— Чем зацепило вас цирковое искусство? Почему не бросили занятия в студии через пару месяцев, как прежде?

— Мне понравилось разнообразие — множество видов и жанров! Занятия в студии позволяли всегда быть в движении, постоянно пробовать что-то  новое. Как же это может наскучить?!

— Помните своё первое выступление?

— Оно совпало с первыми гастролями. Мы ездили по маленьким железнодорожным станциям области, давали представления и тем самым развлекали местных жителей. У нас был практически агитпоезд для юных артистов!

Мой первый номер был в жанре комической эксцентрики. Я работал с партнёром — вскарабкивался на него и падал. Я ведь всегда небольшого роста был… Помню, что взрослым и серьёзным зрителям очень нравился этот маленький чудик, который постоянно бегал, прыгал и набивал синяки.

Первая моя «серьёзная» роль — Буратино в одной из наших студийных постановок. Меня подвешивали за ноги и вытряхивали из карманов деньги. Зрители смеялись! И пусть тогда я вовсе и не думал о воздушной гимнастике, но на верёвках уже болтался…

— Как получилось, что детское увлечение превратилось в настоящую профессию?

— Не просто профессию! Я уже не мыслил своей жизни без цирка. После окончания школы в 1986 году я с первого раза поступил в Государственное училище циркового и эстрадного искусства имени Михаила Румянцева (знаменитого клоуна Карандаша). К слову, выпускниками этого училища в разные годы были Амаяк Акопян, Юрий Куклачёв, Олег Попов, Геннадий Хазанов и многие другие артисты различных цирковых и эстрадных жанров.

Поступить в цирковое училище было непросто. Мой брат, например, стал студентом ГУЦЭИ только с третьего раза, а между попытками даже успел послужить в армии. Возможно, члены приёмной комиссии подумали, что мы хотим сделать номер или программу на двоих с братом, и меня сразу приняли. Кстати, конкурс был очень большой: из трёхсот пятидесяти претендентов были зачислены только семьдесят.

— Что показывали приёмной комиссии на вступительных испытаниях?

— В первую очередь мастерство актёра. Педагоги предлагали начало какой-либо сценки, для которой нужно было придумать интересный финал. Оценивались способность к импровизации и чувство юмора. Потом нужно было показать, чему тебя научили в цирковой студии или спортивной секции — ведь были и такие студенты, которые пришли в цирк из спорта. Я легко садился на шпагат, подтягивался, жонглировал тремя мячами, делал «колёсики», перевороты, фляки, сальто… На самом деле это совсем немного — спортсмены способны показать гораздо большие результаты. И всё же я поступил.

— Оправдали надежды комиссии — сделали номер с братом?

— Нет, брат окончил училище и устроился на работу в цирк. Во время учёбы мы практически не пересекались. Тем более обучались мы совершенно разным жанрам: он — эквилибристике, я — гимнастике. Хотя вначале я тоже поступал на эквилибр, но из-за особенностей строения рук не смог развиваться в этом направлении. Уже во время занятий у меня обнаружилось локтевое недоключение. Это когда рука не до конца разгибается в локте и возникают трудности с выполнением трюков: в стойках на руках артист опирается не на кости, а «на силу», тем самым увеличивая нагрузку на сердце. Как эквилибрист я оказался профнепригоден, поэтому и перевёлся на гимнастику.

— И всё же в семье два цирковых артиста…

— Да, но сейчас брат уже не работает в цирке.

ЗАБЕГИ ПО-СВИНСКИ

— Сергей, расскажите, а как в вашей жизни появились дрессированные свиньи?

— О, это было во время летних каникул между третьим и четвёртым курсом. Моему другу предложили организовать на одном из стадионов Подмосковья бега: что-то  вроде тотализатора, но не на лошадях, а в упряжках со свиньями. Нам купили четверых поросят, мы приучили их к тележкам и сами выступали в забегах в качестве наездников. Мы взяли себе ещё двух помощников, и каждый раз на стадион выходило четыре свиньи в упряжках. Зрителей собиралось достаточно много — обычно был заполнен целый сектор большого стадиона. Они кричали, спорили о том, кто станет фаворитом в следующих гонках, делали ставки. Хотя ни мой Васька, ни три другие свиньи на абсолютное лидерство особенно не претендовали — гонки поросята выигрывали по очереди. На разогреве у нас была какая-то музыкальная группа, так что получилась целая шоу-программа. Кстати, большой репортаж с одной из таких гонок был напечатан в журнале «Отчизна», выпускавшемся в то время для эмигрантов.

— Легко ли поддавались дрессуре ваши подопечные?

— Да, но вообще я слышал от дрессировщиков, что свиньи — животные очень хитрые и опасные. Особенно кабаны, вооружённые крепкими резцами. Если упустишь момент, то могут и палец откусить. Но мы не боялись…

Нам с приятелем в училище даже предложили сделать комический номер «Свадьба на поросятах». Он отвечал за дрессуру, я — за акробатические трюки. Номер был уже утверждён, но наши пути с другом разошлись: после окончания училища в 1990 году меня призвали в армию.

— Чем запомнился ваш первый опыт работы с животными? Вспомните какую-нибудь интересную историю.

— В 1989 году мы держали своих поросят в Цирке на Цветном бульваре. Репетиционный манеж в этом заведении был покрыт каучуком, и наши подопечные очень любили его жевать. Однажды это заметил Юрий Никулин, на тот момент генеральный директор и художественный руководитель цирка. Он строго отчитал нас, мол, чего это ваши артисты казённое имущест во поганят — не порядок! Погрозился даже выгнать. Пришлось публично наказать своих питомцев…

— В одном из интервью Таисия Корнилова рассказывала, что самое страшное наказание для слонов — остаться за кулисами во время выступления. А как вы наказывали своих артистов за «свинское» поведение?

— Ругали. Такими же словами, как обычно отчитывают провинившихся людей. Ведь животные всё понимают: слова, интонацию. И им тоже становится обидно.

ТАНЦЫ СО ШВАБРАМИ

— Сергей, где вы нашли применение своим талантам после возвращения из армии?

— Так я и в армии их применял: выступал на различных смотрах художественной самодеятельности. После окончания срока службы начал работать в так называемом цирке на сцене. Это выступление артистов цирковых и оригинальных жанров на сценах клубов, Дворцов культуры, в садах и парках, на стадионах, под открытым небом… Занесло меня аж на Дальний Восток, где я устроился на работу в читинскую филармонию. Мы ездили на автобусах по посёлкам, разбросанным вдоль Байкало-Амурской магистрали, и веселили людей. Бывало долго-долго едешь по лесам да степям, глаз привыкает уже к однообразной картине, а потом вдруг неожиданно появляется какая-нибудь одинокая деревенька. Очень я любил такие моменты!

На Дальнем Востоке работало порядка 10–15 коллективов, приписанных к читинской филармонии. Организация гастрольного процесса была очень серьёзной. Подписной администратор заранее объезжал все населённые пункты и составлял расписание выступлений. Иногда у нас было по 4–5 представлений в день. И практически все с переездами!

В цирке на сцене я занимался клоунадой. Здесь-то мне и пригодились знания, полученные в цирковой студии ДК железнодорожников. Самым моим любимым номером была эксцентрика со шваброй. В сценке участвовали трое: мой партнёр, швабра и я. Мы падали, кувыркались, пытались показать трюки, которые при этом очень комично… не получались. Кажется, все швабры дальневосточных домов культуры «выступали» с нами на сцене!

В читинской филармонии я проработал чуть меньше полугода. Затем пару месяцев трудился составителем поездов на железной дороге, а потом вернулся в Брянск.

— Получилось ли найти в родном городе работу по специальности?

— Однажды я пришёл в школу олимпийского резерва и попросил разрешения позаниматься на их базе. Мне не отказали. Скажу больше — предложили должность помощника тренера. Пару лет я преподавал акробатику у детей. Но потом оставил эту работу. Я оказался слишком добрым по отношению к своим подопечным, мне не хватало жёсткости. Но, как известно, лаской в спорте результатов не достигнешь.

Иногда я подрабатывал в ночных клубах как гимнаст на ремнях. Только жанр мой очень специфический — не везде можно «подвеситься». Поэтому в шоу-программы чаще приглашают дрессировщиков экзотических животных, фокусников и клоунов. Но подработка всегда была.

— А где вообще можно «подвеситься»?

— Можно пригнать башенный кран и отработать программу под открытым небом. Только это очень дорогое удовольствие, не каждый организатор на такое решится.

Непросто было с «подвешиванием» в ночных клубах. В одном из подобных заведений Брянска мне нужно было предварительно залезть в вентиляционную шахту на крыше, закрепить трос и спустить ремни на сцену через небольшое отверстие. И когда я протискивался в узкую вентиляционную трубу, то сразу вспомнил и Карлсона, и Санта-Клауса и прочих сказочных «трубочистов»…

СМЕРТЕЛЬНО ОПАСНАЯ… СТРАХОВКА

— Сергей, как же вы оказались в коллективе Таисии Корниловой?

— В 2002 году Таисия Анатольевна гастролировала в Брянске. Мы с супругой пошли на выступление её цирка со слонами, набрались храбрости и вручили Корниловой кассету с моими наработками. По счастливой случайности приблизительно в это же время её сын Андрей Дементьев-Корнилов учился на режиссёра и искал материал для своей дипломной работы. Андрею понравились мои наработки, и это стало первым шагом к созданию номера «Рождение Будды».

— А почему именно Будда?

— В то время Андрей был увлечён какой-то книгой по буддизму. А ещё он хотел создать такой номер, на протяжении которого зрители оставались бы в напряжении, и только в конце взрывались от восторга. Кажется, нам это удалось.

— Вы работаете без страховки. Что это: желание пощекотать зрителям нервы или необходимость?

— Сама страховка смертельно опасна в воздушной гимнастике. Артисты на ремнях и полотнах совершают слишком много сложных движений — страховка в таком случае может превратиться в обыкновенную петлю на шее. Вот и приходится рисковать. Но чтобы хоть как-то  себя обезопасить, нужно постоянно заниматься собой, перед каждым выступлением тщательно проверять реквизит и надёжно устанавливать крепление.

— Значит ли это, что с каждым выходом на сцену вы в какой-то мере испытываете судьбу?

— Не совсем… Хотя страховые агенты полностью разделяют ваше мнение. Однажды мне предложили застраховать свою жизнь. Подумал: отличная идея! Отправился в офис страховой компании. Улыбчивая девушка убедила меня, что их фирма одна из лучших в городе, а предлагаемые услуги невероятно выгодны для меня. Потом она спросила, кем я работаю. Ответил: «Артистом цирка. Гимнастом. На ремнях». Менеджер уточнила: «Под куполом и без страховки?» Улыбнулся ей в ответ: «Ага!» Началась небольшая возня среди сотрудников компании, они стали заикаться и оправдываться: «Как же мы вас застрахуем? Вы же каждый день на грани. Каждый день рискуете жизнью!» На этом всё и закончилось. Существует определённая группа профессий, связанных с риском. Кажется, занятия гимнастикой на ремнях оказались в этом чёрном для страховщиков списке.

— Часто ли вам приходится рисковать?

— Всякое бывает. И падал, и кости ломал. Самая большая высота падения — 3,24 метра. Но по цирковым меркам это совсем немного. Правда, травму можно получить и без падения. Как-то ассистенты отвлеклись и во время приземления «воткнули» меня носками в манеж. В результате — перелом большого пальца на ноге. Неприятно, конечно, но работать можно. А на манеж выходят и с более серьёзными травмами. Например, во время гастролей в Брянске артист на подкидных досках из шоу «Тайна слоноввеликанов» выходил на ходулях, зацепился за ковёр и упал. Он сломал руку, и всё же встал, снова забрался на ходули и выполнил до конца сложный трюк на качелях. И только после представления его отвезли в больницу и наложили гипс. Сейчас он продолжает выступать. С загипсованной рукой. Правда, выполняет более простой трюк — руку бережёт.

Со слонами много случаев бывает. Андрей Дементьев-Корнилов однажды комически убегал от слона на арене цирка, оступился, упал, сломал ногу. Потом несколько недель ходил в гипсе. Или в Оренбурге во время репетиции меня толкнула очень даже добродушная трёхтонная слониха Претти. Помощница Роза отказалась давать животному угощение. Слониха обиделась и решила разобраться с ситуацией силой. Она уже почти зажала ассистентку в угол. Я решил заступиться и принял всю слоновью агрессию на себя. Претти откинула меня хоботом аж на два метра! Хорошо хоть на ноги приземлился и потому не травмировался. Помню, как Андрей потом отчитывал капризную артистку: «Посмотри, какая ты большая и какой он маленький. Разве так можно?!»

Профессиональная болезнь эквилибристов — поломанные уши. Представьте, прыгают артисты на батуте, в финале номера они должны построить пирамиду из собственных тел: первый, второй, третий. Второй эквилибрист приземляется на плечи первому после прыжка. Если приземление окажется некорректным, то очень вероятна травма ушной раковины. Очередная.

Бывает, холодно в цирке или гостинице. Артист не успевает разогреться и «холодным» выходит на манеж. Отсюда порванные мышцы, травмы, растяжения… Кстати, именно по этой причине моя жена Ангелина закончила свою цирковую карьеру.

— Так ваша жена тоже из цирковых?

— Да, но из бывших. Мы познакомились восемнадцать лет назад. Педагог цирковой студии, в которой занималась Ангелина, попросил меня позаниматься с ней акробатикой. Я пришёл, позанимался. До сих пор вместе! Нашей дочке, Настеньке, уже четырнадцать лет. В цирковую студию отдавать не стали: она и так с детства вращается в актёрской среде. Пока в школу не пошла, по всей стране с родителями ездила. Характер у неё цирковой, сильный. Настя с детства занимается лёгкой атлетикой. Несколько лет назад она заняла второе место в областных соревнованиях… с переломом руки. Мы были в шоке! Ребёнку было восемь лет, и такая воля к победе, такое упорство.

Кстати, моя супруга поменяла арену цирка на спортзал. В 2007 году стала чемпионкой России по бодибилдингу. В настоящее время она преподаёт в одном из
фитнес-центров сети «Марк Аврелий», созданной Владимиром Турчинским. Имеет звание мастера спорта.

— Жена бодибилдер — это серьёзно!

— Очень! Конфликтов в семье практически нет. Всё время уступаю. От греха подальше…

— Так ваша семья вся распределилась по разным городам?

— Дочка живёт в Брянске, с бабушками и дедушками. Супруге недавно удалось найти работу в столице. Я гастролирую по всей стране. Дочка окончит школу, тоже в Москву отправится. Так будет проще собраться вместе.

— Сергей, а как часто вы бываете в Брянске?

— Когда коллектив переезжает из одного города в другой, мне удаётся доскочить до Брянска и потусить здесь два-три дня. Пожалуй, раз в месяц дома точно бываю.

ТВОРЧЕСКИЙ ГАСТАРБАЙТИНГ

— Каков ваш распорядок дня во время гастролей?

— Всё зависит от репетиций. Есть график, который составляет руководитель коллектива или хореограф, и есть расписание, которое составляешь ты сам. График достаточно свободный, можно выкроить свободное время. Но пропускать репетиции не рекомендуется.

Вечера в пятницу, субботу и воскресенье — рабочее время. Представления, как правило, начинаются в 19.00 и заканчиваются в 22.00. Ещё час необходим для того, чтобы добраться до гостиницы, принять душ, постирать вещи… Если кто-то  гастролирует с детьми, прибавьте время для выполнения родительских обязанностей. В общем, по выходным мы все полуночничаем. А отдыхают цирковые артисты по понедельникам. Даже если работаем в таких крупных городах, как Санкт-Петербург, Москва, Екатеринбург, где представления даются ежедневно, понедельник у нас — выходной.

— Если говорить о максимальном гастрольном забеге, то каков он?

— 136 представлений за два с половиной месяца! Это было в Японии. Я не выступал с номером «Рождение Будды», но был задействован в представлении. И это при том, что лимит выступлений в России — не более двадцати в месяц.

— В каких странах вы бывали с гастролями?

— С цирком Таисии Корниловой мы выступали в Японии, Латвии, Белоруссии и Украине. А как свободный художник я работал во Франции, Саудовской Аравии, Объединённых Арабских Эмиратах. Например, в Дубае открывалась новая сеть кафе быстрого питания. Организаторами была запланирована праздничная детская программа. Мы собрали труппу, состоящую из артистов цирка и спортсменов, организовали маленькое шоу на часик-полтора. В Дубае мы поработали около двух месяцев и потом вернулись домой.

— А ещё говорят, плох тот гимнаст, который не мечтает работать в Cirque du Soleil…

— Мечты-то есть, но всё зависит от руководства знаменитого цирка: примут они артиста или нет. Я отсылал им видео, передавал диски через знакомых. Пока тихо. Там, конечно, хорошо работать. Условия намного лучше.

— Например?

— Во-первых, заработная плата европейская. Вовторых, все выступления записываются на видеокамеру. Можно потом посмотреть, провести работу над ошибками. В-третьих, в гостинице хорошей поселят, в кафе бесплатно покормят, костюмы постирают и погладят, бесплатный Интернет к вашим услугам…

— А у нас?

— Иногда условия проживания бывают по-настоящему экстремальными. Однажды я даже жил в номере с выбитыми стёклами! Пришлось самому покупать электрический обогреватель.

14 МИНУТ СЛАВЫ

— Сергей, а цирковые артисты суеверны?

— По большому счёту, да. Считается, что нельзя щелкать семечки на гастролях — будут плохие сборы. Будто, вместе с шелухой выплёвываешь зрителей. Но лично я от суеверий стараюсь избавляться.

— А сами вы ходите в цирк?

— Да, совсем недавно был в качестве зрителя в Цирке на Цветном бульваре.

— Какие жанры вам по душе как зрителю?

— Свой жанр, эквилибристика на проволоке, клоунада и необычное сочетание нескольких жанров.

— К издержкам вашей профессии можно смело отнести десятки переломов и вечные мозоли на руках. А ещё чем отличается жизнь гимнаста? Есть ли ограничения в еде, например?

— Да, питание своеобразное. Лично я более 24 лет не употребляю в пищу мясо. И в этом смысле номер «Рождение Будды» оказался мне близок по убеждениям. От мяса я отказался ещё в училище. Прочитал где-то , что у вегетарианцев хорошая растяжка.

— И ни разу за четверть века не отступали от этого правила?

— Как-то пробовал оленину, которую друзья привезли из Норильска. Ну как попробовал — кусочек откусил. Это не в счёт. А так ем только морепродукты. Стараюсь поменьше жирного есть и мучного. Подобная еда очень засоряет организм.

— Ваш внешний вид, тот же ирокез — это ведь тоже издержки профессии…

— Ирокез я ношу с 2003 года. Создавая образ Будды, Андрей хотел внести в него что-то  новое. Чтобы не просто лысая голова была, а нечто особенное, заметное. Ирокез придумали не сразу. Вначале Таисия Корнилова предложила мне отрастить волосы. Отрастил — до плеч! А потом Андрей придумал эту причёску, и меня побрили и перекрасили.

— И как прохожие на улице реагируют?

— Бабушки иногда шумят, хулиганом обзывают. Но в последнее время почему-то всё больше улыбаются!

— Продолжите фразу: «Самый яркий момент в карьере — это…»

— …дебют «Будды» во Владивостоке. Это сейчас номер длится 8 минут, а тогда я работал не меньше 14. Коллеги смеялись, мол, у тебя целый аттракцион!Кстати, на премьере у меня случился небольшой конфуз. Мой сценический костюм — красные стринги. А я очень волновался и забыл про них — вышел на сцену в шортиках. Смотрелось нелепо: Будда в шортах!

— Кстати, какие отзывы о своей работе вам приходилось слышать?

— Две фразы мне говорят чаще всего: «Вы прекрасно танцуете под куполом!» и «Ой, а кажется, что вы намного выше…» Хотя я вовсе не танцую, и рост у меня
— метр шестьдесят пять. А ещё мне рассказывали, что во время моего выступления дети порой восторженно кричат родителям: «Мама, мама, дядя голый!» И женщины… бинокли достают.

— Сергей, а как встретила вас брянская публика? Чувствовалось, что приехали на родину?

— Уже на второй неделе гастролей мы собирали полные залы. Ни в одном городе такого не было! А когда в конце объявляли, что в программе выступал артист из Брянска, поднималась такая волна эмоций, такой всплеск! Приятно! Спасибо!

— А если бы вы не стали артистом цирка, то кем?

— Каскадёром. Я когда маленький был, видел выступление водителей-каскадёров на стадионе «Динамо». Очень мне нравилось, как они летали, горели и «разбивались».

— Так вы с детства романтик-экстремал!

— А как же иначе? В противном случае я просто не смог бы работать в цирке!

Александра САВЕЛЬКИНА.
Фото Геннадия САМОХВАЛОВА
и из личного архива Сергея АНДРЕЕВА.

Видеоролик номера «Рождение Будды»

Идёт загрузка…

4319

Добавить комментарий

Имя
Комментарий