Путешествие на родину джаза

Про чудеса авиапутешествий частенько рассказывают шутку: это когда завтракаешь в Варшаве, обедаешь в Лондоне, ужинаешь в Нью-Йорке, а твой багаж в это время летит в Буэнос-Айрес. Шутки шутками, но похожую историю «Брянской ТЕМЕ» рассказал  rt producer известного фестиваля «Джаз — не только музыка и не только джаз» Борис Пчёлкин. Недавно он вернулся из большого путешествия по настоящей джазовой Америке. Программа международных визитов, организованная государственным департаментом США, включала посещение крупнейших культурных центров Вашингтона и Нью-Йорка, штатов Миннесота и Оклахома. Своими «заметками на полях» Борис поделился с «Брянской ТЕМОЙ».

Мне крупно повезло: я никогда не увидел бы ТАКУЮ Америку, если бы отправился в страну в качестве обычного туриста. Официальная цель программы — познакомить с американской культурой и способами её управления. Неофициальная, как нам показалось, —научить любить эту прекрасную страну, признанную родину джаза.

***

В Америку я был приглашён по программе международных визитов, организованной госдепартаментом США. Программа эта существует уже 65 лет, ежегодно в ней принимают участие более 440 человек со всего мира. За всю историю существования проекта 200 глав государств и 1500 министров побывали в Штатах в рамках этой программы. Госдеп приглашал врачей и учёных, политиков и бизнесменов… В этом же году впервые в США были приглашены «менеджеры исполнительского искусства», так это у них называется: performance art management.

Наша группа состояла из восьми человек. Кстати, по правилам должно быть не более девяти. Если говорить о некой географии, то вместе со мной летели деятели искусства из Воронежа, Калининграда, СанктПетербурга, Владивостока, Екатеринбурга и других городов. Один мой попутчик занимался организацией концертов Стинга, другой является директором международного фестиваля «Дон Ченто Джаз» в Калининграде, в составе нашей группы были исполнительный директор фонда Прохорова, президент фестиваля «Джазовая провинция». И практически всех объединяло одно — джаз! Пожалуй, только участник из СанктПетербурга непосредственно не был связан с этой темой — он работает с клоунами-мимами, в том числе и со знаменитым Вячеславом Полуниным. Такая компания подобралась!

***

Для меня это была третья попытка отправиться в США. Первые две с треском провалились из-за того, что меня напугал 11-часовой перелёт. Даже готовые американские визы не смогли повлиять на моё решение. Но в третий раз я всё-таки решился…

Участников поездки выбирали в Вашингтоне по результатам закрытого конкурса. Думаю, меня пригласили потому, что вот уже десять лет я занимаюсь фестивалем «Джаз — не только музыка и не только джаз», и на протяжении пяти первых лет нашим главным спонсором был американский фонд Форда. Посольство США знакомо с нашей программой, к тому же мы сотрудничали и по ряду других проектов. Например, в этом году под эгидой двусторонней Российско-Американской президентской комиссии Медведева – Обамы в Брянске выступала кантри-исполнительница Мэри МакБрайд. Когда мне позвонили и предложили поехать в США, я сразу же дал согласие. Оставалось только заполнить анкету и подготовить необходимые документы.

***

В аэропорту нас встречала представитель госдепартамента. Она вручила нам специальную бумагу, благодаря которой мы смогли спокойно перемещаться по стране. Нам предстояло шесть внутренних перел ётов, и, когда в дальнейшем нас задерживали в аэропорту и начинали проводить тщательный досмотр, мы показывали этот документ, и проблемы решались сами собой.

Уровень встречи был правительственным, но расслабленным. Помню, как сотрудницу госдепа, встречавшую нас, забирал правительственный вертолёт. Она засиделась с нами за чашечкой кофе в кафе и опаздывала на следующую встречу.

Нашей группе выделили троих сопровождающих: куратора Грега — выпускника Йельского университета, напоминавшего чем-то  повзрослевшего Гарри Поттера, и двух переводчиков. Когда Илья, один из наших переводчиков, поздоровался, мы поняли, что нам давно знаком его голос. Именно таким голосом говорили герои первых американских боевиков, появившихся у нас в России. Второй переводчик — молодая особа голубых кровей, близкая к семье Вагановых и Родзянко. Сама она родом из Питера и как-то  в одной из бесед высказала своё мнение: в России сейчас осталось меньше настоящей российской интеллигенции, чем в Нью-Йорке.

***

В первый же день нам выдали программки, в которых был расписан каждый шаг: с кем встречаемся, во сколько, где — и коротко информация о персонах, событиях, мероприятиях. В день обычно проводилось по три встречи, вечерами мы ходили на  выступления, концерты и шоу.

Мы побывали в совершенно уникальных местах и познакомились с такими людьми, которые полностью определяют современную американскую культуру. Главное, нас пустили «за кулисы» — вплоть до президентской ложи в Кеннеди-центре.

Даже в таких известных концертных залах, как Карнеги-холл и Линкольн-центр в Нью-Йорке или Кеннеди-центр в Вашингтоне, нам рассказывали, как они зарабатывают деньги, на чём экономят, и задавали нам аналогичные вопросы. Самое главное, мы увидели, как у них работает искусство и как они работают в искусстве.

***

Конечно, осталось много впечатлений об Америке. Например, Вашингтон мне напомнил Лондон или древний город Киев, с их небольшими домами и уютными улицами. Самым высоким строением в Вашингтоне был и остаётся Капитолий — здание американского конгресса. До сих пор действует закон, согласно которому нельзя строить дома выше него. Поэтому Вашингтон показался мне «трёхэтажным» зелёным курортным городом.

***

Мы жили в совершенно сумасшедшем ритме — постоянно впитывали что-то  новое, поразительное, интересное. Порой даже очень уставали от впечатлений. Когда в один из последних дней пребывания в Вашинг тоне нам предложили сходить на «Дядю Ваню» с Кейт Бланшетт в главной роли, мы хором воскликнули: «О, нет!» Потому как в Кеннеди-центре, где шла постановка, мы уже успели посетить несколько представлений, и даже «Дядя Ваня» оказался перебором. До такого состояния мы были доведены!

***

В Вашингтоне мы попали в землетрясение. Сидели на очередных переговорах, и вдруг показалось, что этажом ниже… проехал поезд. Всех вывели на улицу, мы ждали второго толчка, но его, к счастью, не было. Во время землетрясения в некоторых домах исчезло электричество — порвались провода. И люди с одной стороны улицы перекидывали на другую сторону удлинители и делились друг с другом электричеством. А электроэнергия у них очень дорогая! Я спросил у переводчика: «Зачем вы это делаете?» Он ответил: «Вдруг со мной случится подобное? Кто-нибудь и мне поможет…»

Следующим испытанием стал ураган «Ирэн». В 9 часов утра мы должны были вылетать в Миннеаполис. Ураган ожидали в Вашингтоне к двум часам дня. Мне позвонила сестра и сказала: «Я понимаю, почему в Америке столько природных проблем: потому что туда наконец-то приехал ты!»

Приближение урагана чувствовалось в городе. Холодные потоки воздуха разрезали на невидимые пласты полуденную жару. Наш рейс задерживали. В какойто момент я подумал: «Если мы вылетим чуть позже, а ураган придёт чуть раньше, будет очень неприятно встретиться с “Ирэн“ в воздухе». Но всё обошлось. И для Вашингтона тоже.

***

В Миннеаполисе мы провели несколько дней. Встретились с организаторами одного крупного джазового  фестиваля и побывали на местной сельскохозяйственнойярмарке — Minnesota state fair. Особенно меня поразили роды породистой коровы, которые транслировались ярмарочной толпе на огромных экранах.

***

На ярмарке я спросил по-английски продавца: «Можно лимонад?» Но слово «лимонад» произнёс совершенно по-русски. Думаю, должен же понять. А он только бровями повёл: «Не понимаю!» Я повторяю: «Лимонэйд!  Вопрос решён. Думаю, неужели одна буква так  много значит? Или в Нью-Йорке спрашиваю у прохожего: „Как пройти на БродвЕй?“ В ответ — непонимающий взгляд. Повторяю: «БрОдвей» — показывает, куда идти.

А ещё мы сами долго не могли понять, когда стоит говорить excuse me, а когда sorry. Оказалось, что в Америке принято говорить: «Excuse me!» — перед тем как сделать пакость, и «Sorry!» — после того, как всё уже произошло.

***

В Оклахоме мы немного загрустили. В Штатах это место считается настоящей дырой. Если в Америке человека отправляют жить или работать в Оклахому, на него смотрят грустно. Но! У них есть универсальный концертный зал на 18000 зрителей, имеется балет, в котором работают лучшие балетмейстеры со всего мира.

В нашей группе была девушка из Екатеринбурга. Когда-то она устраивала у себя в городе концерты знаменитого американского саксофониста Пола Винтера. Именно его записи слушали советские граждане, когда в нашей стране впервые появились пластинки с произведениями джазовых музыкантов. Продюсер и исполнитель подружились. Оказавшись в Америке, она тут же позвонила своему старому знакомому. И когда Пол Винтер узнал, что мы планируем лететь в Талсу, он воскликнул: «Там мой друг Евтушенко живёт! Вы обязательно должны с ним встретиться!»

И вот представьте, сидим вечером в гостинице, и вдруг приходит Евтушенко. Мы очень волновались — даже представить не могли, как нужно вести себя с таким монстром поэзии, как Евтушенко. Он приехал с женой, в цветастой рубахе и какой-то странной накидке, напоминающей одеяния папы римского. Он сразу же начал рассказывать диковинные истории из своей жизни — советской и американской. Читал прекрасные стихи. Очень обрадовался, когда узнал, что я из Брянска. Для него наш город особенный — Евгений Евтушенко имеет звание почётного профессора Брянского государственного университета, периодически выступает здесь с лекциями.

А потом у нас была ещё одна потрясающая встреча. В один прекрасный день к нам в гостиницу приехала Бекки Хоббс — очень востребованная в Штатах исполнительница кантри. К тому же её муж-гитарист раньше играл с Полом Маккартни и группой Eagles. Но она без всяких церемоний пришла к нам в гостиницу, пела и играла для нас. Никакой звёздности!

***

Недалеко от Талсы живут индейцы племени чероки. Мы гостили в их резервации, присутствовали на каком-то главном празднике этого небольшого по численности народа. Как известно, в Америке запрещены игорные заведения вне специально отведённых зон. Но правило это распространяется на всех, кроме индейцев. Мы видели несколько казино в резервации племени чероки. А ещё очень необычно выглядят вожди… с айфонами.

***

Нью-Йорк был последней точкой на карте наших путешествий и первым в рейтинге впечатлений. Мы долго не могли решить: на какой из бродвейских мюзиклов пойти. Все хотели в очередной раз увидеть знаменитую  постановку «Король Лев», но наш продвинутыйпереводчик Илья посоветовал совершенно новое шоу «Человек-паук». Если честно, я внутренне плевался: мюзикл на основе комикса! Но подкупил тот факт, что музыку к действу написала ирландская рок-группа U2, да и сам мюзикл имел некоторую скандальную славу — главный герой периодически срывался с трапеции и калечился. К счастью, мы не упустили свой шанс! Зрелище впечатляющее! Человек-паук реально летал над зрителями, и особенно острые ощущения мы испытывали,  огда он дрался с плохим дядькой непосредственно у нас над головами.

Из всей русской делегации я один не знал сюжета и постоянно обращался к соседям за комментариями   пояснениями. Пели, конечно же, вживую. А ещё мы долго не могли понять, что происходит на сцене с декорациями: то ли это какие-то уникальные механизмы- трансформеры, то ли революционный по своим технологиям жидко-кристаллический экран. Декорации постоянно принимали какие-то новые формы, менялись цвета и сюжеты… Это потом нам объяснили, что это обычный экран с лазерным проектором, установленным над ним.

Очень понравилось шоу Stomp — ещё одно уникальное изобретение Бродвея. На создание шоу его авторов, Стива Макниколаса и Люка Кресуэлла, вдохновила работа мусорщиков под окнами: парни так бодро грохотали железными баками, что хотелось не обругать их за шум, а прямо-таки затанцевать в их ритме. Участники коллектива шумят всем, что попадается под руку: швабрами, вениками, совками, мусорными баками, щётками… Любой предмет в руках «стомперов» становится удивительным элементом игры, движения и танца. Кстати, недавно они были с гастролями в Москве.

И, конечно же, поразило выступление всемирно известного канадского «Цирка дю Солей». Следующий свой спектакль они собираются делать на основе творчества Майкла Джексона. Шоу ещё только в разработке, а билеты уже во всю раскупают в сети Интернет!

***

На Бродвее, главной улице Нью-Йорка, множество театров, и каждый из них показывает всего один мюзикл: «Король Лев», «Человек-паук», «Мама миа!»… То есть каждый день в течение шести-семи лет на сцене происходит совершенно одинаковое действо. И зал полон! И билеты всегда заранее проданы! Невероятно!

***

Нью-Йорк мы узнавали по живым «декорациям» из американских фильмов. Это превратилось в настоящую игру, когда мы по очереди восклицали: «Это же мост из “Крепкого орешка» или «В этой гостинице поселился герой „Один дома – 2“, а гулял он в этом парке!»

***

Мы побывали в таких местах, где вряд ли окажется обычный турист — даже весьма состоятельный. В один из вечеров наш куратор Грег пригласил нас на встречу в закрытый клуб выпускников Йельса — одного из самых престижных частных американских университетов. Среди его выпускников — пять президентов США, многие известные политики, бизнесмены, деятели искусств, учёные…

Попасть на встречу можно только по приглашению одного из членов клуба. Существуют очень строгие требования относительно внешнего вида гостей. Дресс-код включает обязательное наличие классических брюк, пиджака и рубашки с застёгнутым воротом.

Когда Грег увидел мою футболку, выглядывавшую из-под пиджака, сразу же попросил переодеться. В клубе категорически запрещено делать фотоснимки и разговаривать по мобильному телефону. Говорят, даже Хилари Клинтон попросили выйти, когда у неё зазвонил мобильный. Гости не могут расплатиться за выпивку — ни наличными, ни по карточке. Все расходы включаются в счёт члена клуба, который привёл гостей. В клубе не принято пить спиртные напитки «моложе» 15 лет. Когда я попросил принести что-нибудь  попроще, потому что я как-то  не привык к зрелым коньякам и виски, для меня очень долго искали подходящий вариант. Наконец-то из винного погреба принесли единственную бутылку десятилетнего виски. Когда я попробовал его, с трудом сдержался, чтобы не поморщиться — ужасно пахло дёгтем. Я спросил у Ильи, в чём дело. Он взял бокал, слегка вдохнул аромат и тут же назвал сорт напитка, бренд, возраст и добавил: «Виски — на любителя. Пить его то же самое, что шпалу лизать!» Я был поражён! Кстати, когда я попросил лёд для этого напитка, то, кажется, обидел бармена. Илья поморщился и сказал: «Никто не пьёт этот виски со льдом». Я настоял. Когда бармен, человек лет шестидесяти, бросал мне в стакан лёд, по выражению его лица можно было подумать, что он совершает преступление.

Нам всё-таки удалось сделать незаметно несколько снимков в клубе выпускников Йельского университета. Мы вышли на открытую площадку — полюбоваться восхитительным видом ночного Нью-Йорка. Там можно было фотографировать, но мы под шумок успели сделать несколько снимков и внутри помещения. К счастью, никто этого не заметил!

***

Великолепный импровизированный концерт подарил нам Пол Винтер. Он специально прилетел в  Нью-Йорк и играл для нас на саксофоне в роскошномкатолическом костёле — кафедральном соборе Святого Иоанна. Второй музыкант играл на органе. Это впечатляет! Кстати, Пол Винтер обещал приехать в Брянск на десятилетие фестиваля «Джаз — не только музыка и не только джаз».

***

Удивительно, в Америке нет министерства культуры. Всё находится либо в частных руках, либо регулируется  ондами. У них не принято иметь постоянного главного режиссёра в театрах, да и артисты приглашаются из разных стран всего на один сезон. Звезду с мировым именем можно встретить в любом городе, даже провинциальном. Хотя в США нет разделения культуры на столичную и провинциальную — она везде развивается на хорошем уровне.

***

Людям искусства по большому счёту всё равно, кто станет их спонсором. В этом отношении они совершенно не закомплексованы. Например, мне попалась программка одной небольшой оперы, где было написано, что спонсором проекта является ассоциация геев и лесбиянок.

А ещё американские меценаты предпочитают оставаться в тени. В одном из фондов нам рассказывали про донора, который пожертвовал внушительную сумму денег на нужды искусства. Мы поинтересовались, кто этот человек. В ответ получили категорическое: «Не имеем право разглашать тайны».

***

В Америке много бесплатных музеев. Или, к примеру, билет в Метрополитен-музей стоит 20 долларов, но  ы можешь заплатить любую сумму, которую считаешь достаточной. Хоть доллар! Любая организация культуры лишь 40% имеет за счёт продажи билетов, а 60% — от спонсоров и доноров.

***

Прагматичные американцы посчитали, что один доллар, вложенный в культуру, приносит девять долларов  в казну любого муниципалитета. Например, человек вложил определённую сумму в мероприятие, на него приехали люди, они остановились в гостинице, поужинали в ресторане, взяли машину напрокат, купили билеты на спектакль, приобрели сувениры… Сумма выросла в девять раз. Минимум! Огромную роль также играет система льготного налогообложения для людей, занимающихся благотворительностью.

***

Многие состоятельные американцы имеют именные кресла в театрах. Любой человек может стать членом  общества музеев. Ежегодный взнос составляетвсего 75 долларов, и это позволяет посещать бесплатно все музеи Нью-Йорка.

***

Американцы совершенно не знакомы с российским джазом. Многие менеджеры и руководители  азличных организаций культуры говорили: «К нам возят русский шансон, Киркорова и Пугачёву. Но это интересно только выходцам из России». В Нью-Йорке знают Олега и Игоря Бутманов — они долгое время работали в США и заслужили популярность. Известны классические музыканты и русский балет. Но этого мало! Сейчас мы готовим несколько совместных проектов — на одной сцене будут выступать звёзды американского джаза и талантливые исполнители из России.

Практически все участники программы в настоящее время представляют бренд Jazzessence в России. Теперь это позволит с наименьшими усилиями организовать концерты звёзд американской джазовой сцены у нас в стране. Надеюсь, американское искусство станет ближе для нас и доступнее.

***

Мы улетали из Америки 10 сентября. Накануне многие наши американские знакомые вспоминали о страшной трагедии, случившейся ровно десять лет назад. Мне запомнилась одна история: когда рухнули башни-близнецы, обломками была завалена вся округа, пострадало множество соседних зданий, и только маленькая церквушка осталась без единой трещинки. Рядом с ней стояло дерево, которое и приняло весь удар на себя. От таких историй мурашки бегут по коже.

***

Когда-то давно, возвратившись из гастрольного тура по Америке, Борис Гребенщиков приехал выступать к нам в Брянск. Нам подарили майки с надписью: «Америка — это иллюзия, вызванная недостатком алкоголя». Теперь я понял: сказано в самую точку! Во-первых, в Штатах разрешено продавать алкоголь только в специализированных магазинах. Большинство из них — полуподвальные помещения, где обитают весьма сомнительные личности. А когда делаешь покупку, от их пристальных взглядов кажется, что совершаешь какую-то непристойность.

Что касается иллюзий, то периодически складывалось ощущение, будто мы погрузились с головой в некую сюрреалистическую ситуацию. Например, помешиваешь утром кофе, вдруг открывается дверь и заходит Бекки Хоббс. Или приезжаешь в Оклахому и проводишь чудесный вечер с Евтушенко. Или бродишь в Нью-Йорке среди «декораций» голливудских фильмов. Или слушаешь джаз в исполнении Пола Винтера, находясь при этом в соборе Святого Иоанна в центре Нью-Йорка… Именно такой открыл я для себя Америку в своём большом путешествии в ритме джаза.

Впечатления записала Софья ТРОФИМОВА.
Фото из личного архива Бориса ПЧЁЛКИНА.

2789