Юрий Гапеенко: «Боевое братство» — союз настоящих мужчин

Всероссийская общественная организация ветеранов «Боевое братство» — одно из самых крупных и влиятельных ветеранских объединений в России, которое сумело консолидировать воинов-интернационалистов, участников Великой Отечественной войны, ветеранов боевых действий, Вооружённых сил и правоохранительных органов. В канун Дня защитника Отечества «Брянская ТЕМА» встретилась с одним из руководителей регионального отделения «Боевого братства», депутатом Брянской областной Думы Юрием Гапеенко.

— Юрий Петрович, давайте поговорим о настоящих мужчинах, о тех, кто выбрал для себя делом жизни защиту Отечества. Вы отдали военной службе 30 лет. А с чего всё начиналось?

— Сначала учёба в Горьковском высшем военностроительном командном училище, потом военная академия. И вся служба проходила, как у нас среди военных говорят, не в Арбатском военном округе, а на окраинах нашей России. Потому что служил я в пограничных войсках.

Причём служба пришлась на сложные 90-е годы. В 1993 году я как раз закончил академию. А уже перед выпуском к нам приехали представители кадров Федеральной службы безопасности и погранслужбы. «Юрий Петрович, вы же брянский? — спрашивают. — Вот мы вам предлагаем ехать в Брянск служить. Там у нас будет управление пограничного отряда».

— Обрадовались, наверное, что на родину вернётесь?

— Да уж! Жена моя (а она также служащая погранвойск), как узнала об этом предложении, сразу сказала: «Поедем, куда хочешь, только не в Брянск. Я тебя и так редко вижу, а в Брянске ты вообще всё время на службе будешь пропадать».

Поэтому так получилось, что мы уехали на Кавказ, в Дербент — самую южную точку границы России. Это были новые рубежи, которые сегодня отделяют Азербайджан от России. Время было сложное — вывод наших пограничных войск из республик Закавказья, в частности из Азербайджана. Погранотряд, в котором я проходил службу, базировался в Дербентском районе на берегу Каспийского моря. И участок границы охранялся не только с суши, но и с моря.

Границу приходилось выстраивать буквально с колёс. В Чечне шли военные действия, и к нам постоянно поступала информация о том, что через границу, которую мы охраняли, пытаются проникнуть боевики под видом делегаций спортсменов. Тогда ещё действовал паспорт Советского Союза, и по сути оснований для задержки подобных лиц не было.

Но это была только одна из задач. А ведь ещё надо было грамотно выставить пограничные заставы в условиях высокогорья — до двух с половиной тысяч метров над уровнем моря. Да и заставы-то были какие? Палаточный вариант! Чтобы нести службу в таких трудных условиях требовалось всё мужество наших солдат и офицеров.

— А потом вы оказались на Северном Кавказе…

— От управления пограничного округа был создан оперативно-войсковой отдел в Нальчике, который занимался формированием пограничных отрядов в первую очередь на территории Ингушетии, Чечни и Северной Осетии. Оперативно-войсковой отдел — это мини-штаб пограничных войск, который курировал данные пограничные отряды, воевавшие на территории приграничья и Чечни.

Я приехал туда из Дагестана уже заместителем начальника оперативной группы по формированию пограничных отрядов. Базировались в Назрани, это был тогда небольшой провинциальный городок с частным сектором. Потом мы с семьёй переехали в Нальчик, где начал формироваться новый пограничный отряд.

Первый погранотряд на территории Ингушетии состоял из подразделений мотоманёвренных групп. Это спецназ пограничных войск. Управление погранотряда находилось в Назрани, а пограничные заставы мы сформировали по реке Аса, отсекая Ингушетию от Чечни. Делалось это для того, чтобы прекратить доступ боевиков из Чечни на территорию Ингушетии. Всего было выставлено пять мотоманёвренных групп.

Помните нашумевшую историю с генералом Гамовым, который погиб на Камчатке? Ему в квартиру бросили зажигательный снаряд. Так вот, в то время он прибыл в наше расположение подполковником отряда спецназа. У него очень тяжёлый участок был, самый бандитский — станица Нестеровская.

Потом нам поставили задачу выставить погранотряд уже на территории Чечни. Он вводился в Грозный на место полка внутренних войск. Вспоминаю колонны, которые мы вводили в Грозный. Это был 1994 год — самый первый этап военных действий на территории Чечни. Пограничникам в то время было очень нелегко. Шли военные действия, и постоянно вставал вопрос, как организовать бесперебойное обеспечение погранотрядов питанием, топливом, боеприпасами, когда вокруг орудуют бандформирования?

Продолжил службу во Владикавказе. Был замначальника пограничного отряда до 2000 года.

— И после семи лет службы в самой горячей точке вы всё-таки вернулись на родину…

— К тому времени у меня уже была выслуга лет, я приехал в отпуск в Брянск, и мне предложили заняться организацией ветеранского движения. Надо сказать, что за время службы я постоянно, так или иначе, пересекался с ребятами из Брянска: и со срочниками, и с офицерами. Да и сейчас в брянском пограничном управлении служат более двадцати моих боевых товарищей.

А вопрос с созданием ветеранской организации стоял очень остро. К нам постоянно обращались ветераны боевых действий из всех районов области, и, слушая их, становилось буквально не по себе. Они в один голос твердили: «Мы там, на войне, чувствовали себя намного защищённее, чем здесь», и говорили о том, что хотя на войне всё было: и вши, и кровь, и смерть, но рядом всегда находился друг и товарищ, готовый за тебя отдать жизнь. А в мирное время они оказались никому не нужными, и их боевые заслуги не могли помочь даже найти приличную работу.

И такая ситуация была по всей стране. Поэтому в 1997 году легендарный командующий 40-й армии в Афганистане Борис Громов создал Всероссийскую общественную организацию ветеранов «Боевое братство», объединившую участников 20 войн и военных конфликтов на территории 19 стран. А в 2004 году открылось брянское региональное объединение.

— Какие задачи ставит перед собой «Боевое братство»?

— Сегодня численность организации составляет более 800 человек. Практически в каждом районе есть местное отделение. Создан совет ветеранов «Боевого братства».

Приведу цифры — сегодня на территории Брянской области проживает около 8,5 тысячи ветеранов боевых действий. 136 человек у нас погибло в Афганистане, 139 — погибло на Северном Кавказе. Мы установили связь со всеми их семьями, проживающими на Брянщине. Но самое главное, что мы сразу же начали работу с депутатами всех уровней власти по принятию законов Брянской области, направленных на улучшение жизни ветеранов боевых действий и их семей. Огромную помощь нам в этом оказал губернатор Николай Васильевич Денин. Благодаря его содействию мы разработали программу помощи ветеранам, которая сейчас успешно реализуется в области. Помимо этого одним из важных направлений нашей деятельности является увековечение памяти ребят, которые погибли в Чечне и на Северном Кавказе.

— И, конечно же, нельзя не упомянуть «Вахту памяти», которая в этом году откроется в седьмой раз.

— Вы знаете, на территории нашего края ожесточенные бои с фашистами проходили с лета 1941 по конец 1943 года. В начале войны немцам удалось окружить три армии Брянского фронта, и нашим бойцам пришлось прорываться из окружения. Кому тогда было хоронить павших товарищей? Некому. Такая же ситуация, только наоборот, была и при освобождении области. Прорвав оборону противника, наши части стремительно погнали его с Брянской земли, а захоранивать погибших пришлось местным жителям, и в большинстве своём такие братские могилы остались неучтёнными. Вот из-за этой неразберихи около четыр ёх миллионов советских воинов до сих пор числятся без вести пропавшими.

Чтобы выполнить наш долг перед отцами и дедами, защитившими страну, «Боевое братство» активное включилось в проект партии «Единая Россия» «Историческая память» и приняло участие в организации и проведении поисковых работ на Брянщине. Мы стали инициаторами ежегодного открытия 1 мая на площади Партизан акции «Вахта памяти», в рамках которой 12 поисковых отрядов проводят свои полевые экспедиции по всей области и в других регионах. Сегодня эта акция стала международной, и в ней принимают участие поисковые отряды из Белоруссии и Украины. Только за последнее время нами были найдены и со всеми почестями захоронены на воинских мемориалах останки 543 советских солдат и офицеров. При этом были восстановлены 123 имени воинов.

— Подрастающее поколение также не остаётся без внимания «Боевого братства»?

— Патриотическое воспитание молодёжи — одно из приоритетных направлений нашей работы. Мы являемся организаторами нескольких спортивных состязаний, которые проводятся в память о наших земляках, не вернувшихся из горячих точек. Члены нашей организации постоянно участвуют в проводимых в школах и училищах «Уроках мужества». И вы знаете, у ребят горят глаза, когда они слышат о подвиге наших воинов. Вот, например, благодаря нашему губернатору был создан Стародубский кадетский корпус. Был детский дом, а сегодня он стал кадетским корпусом. Казалось бы, что изменилось? Образование то же, преподаватели те же. Но ввели форму, сделали акцент на патриотическое воспитание. Оказалось, что это очень востребовано. И теперь в области уже четыре кадетских корпуса, учиться в которых престижно.

— Юрий Петрович, у вас много боевых наград. Есть такая, которой вы особенно гордитесь?

— Медаль «Отличие в охране Государственной границы». Награда, которая вручается и солдатам, и офицерам. Она сохранилась с начала истории Пограничных войск. И ею гордятся все награждённые.

— Что вы пожелаете своим боевым товарищам и всем защитникам Отечества в канун праздника?

— В первую очередь крепкого здоровья. Сохранять все наши традиции, заложенные с курсантских лет, особенно по патриотическому воспитанию.

Хочу высказать слова восхищения и благодарности нашим жёнам, разделившим с нами все тяготы армейской жизни. Я всегда благодарен своей семье. За время моей службы у нас было 14 переездов, и всегда я находил понимание и поддержку близких. Ну а молодёжи, повторюсь, желаю любить свою родину, свой край. Потому что только так мы сможем строить наше будущее.

Наталья ТИМЧЕНКО.
Фото из архива «Боевого братства».

1853

Добавить комментарий

Имя
Комментарий