Каждое зёрнышко да завернуть бы в денежку

На Брянщине завершились весенне-полевые работы. Несмотря на капризы погоды, многие хозяйства успешно справились с поставленными задачами. Это подчеркнул на своей пресс-конференции 13 мая губернатор Николай Денин. Он также отметил значительную финансовую поддержку Брянского филиала Россельхозбанка, который на проведение весенне-полевых работ выдал кредитов на сумму свыше 1 миллиарда рублей. На вопросы нашего корреспондента отвечает директор Брянского филиала Россельхозбанка кандидат экономических наук Андрей Седов.

— Андрей Александрович, не буду скрывать, к встрече с вами я готовился, заходил на сайт Россельхозбанка, листал прессу, читал некоторые ваши материалы. Это вам принадлежит фраза: «Каждое зёрнышко да завернуть бы в денежку»? Вы имели в виду, что агропром нуждается в финансовых ресурсах?

— Я помню эту фразу. Что я хотел сказать? Сегодня наша деревня учится считать и зарабатывать свои деньги, кровные. Кто-то лучше, кто-то хуже, но жизнь заставляет повсеместно повышать эффективность малого аграрного бизнеса. Это вызов времени. Ведь не сегоднязавтра Россия вступит в ВТО. Конкурировать нашему земледельцу с многоопытным и многоликим западным фермером очень непросто. А чтобы быть впереди, надо на село направлять как можно больше средств. Но где их взять? У государства лишних денег нет. Оно и так в него вкладывает по некоторым данным 1 процент валового национального продукта, по другим — значительно больше. И хотя село сегодня перестаёт быть бездонной бочкой, тем не менее всем нам предстоит многое сделать для повышения конвертируемости государственной поддержки в весомый урожай и в такую же прибыль.

Россельхозбанк на рынке кредитования вот уже 12 лет. Брянский филиал — 6 лет. За время своего существования он вложил в экономику области 24,2 миллиарда рублей. Доля его участия в производстве продукции земледелия и животноводства, равно как и в перевооружении технической базы села превышает 60 процентов. Но потребности нашей деревни в финансах ещё выше. Вот почему ежегодно Россельхозбанк резервирует для земледельцев и выдаёт кредитов на десятки миллиардов рублей.

— А вот на Западе фермер получает субсидий от государства значительно больше. Россия, похоже, только мечтает «каждое зёрнышко да завернуть бы в денежку» (полагаю, вы не против того, что я вас цитирую), а Запад тем временем решительно наступает на наш продовольственный рынок. Как нам надо действовать, чтобы успешно конкурировать?

— Ситуация с поддержкой села в России за последние десятилетия существенно изменилась. Россельхозбанк в 2000 году как раз и был создан для того, чтобы государственные средства не ходили вокруг да около земледельцев, а доставались ему напрямик. И чтобы сам крестьянин не ходил с протянутой рукой, а учился зарабатывать деньги на своей земле. Для этого он должен стать настоящим хозяином. Скажу так: многие из тех, кто обратился в Россельхозбанк, смогли закрепиться, встать на ноги. Прежде всего они воспользовались программой правительства по развитию АПК на 2008–2012 годы. У банка (а он, как вам известно, на все 100 процентов государственный) сегодня 570 тысяч заёмщиков, получивших на февраль 2012 года 1,3 триллиона рублей. Правительство поставило задачу упростить процедуру предоставления финансовой поддержки, и сегодня Россельхозбанк оптимизировал всю документацию, уменьшил её в несколько раз и выдаёт кредиты за 5–6 рабочих дней. В том числе и кредиты начинающим фермерам, которых зачастую пугает не само ведение дела, а хождение по инстанциям. Потому Россельхозбанк начал реализацию информационно-просветительской программы «Стань фермером», в рамках которой начинающие предприниматели получают рекомендации по созданию хозяйства с кредитной поддержкой. Распространяется специальная литература, проводятся обучающие семинары и конференции. Таким образом, повышается экономическая активность аграриев, появляются новые эффективные хозяйства. Спрос на кредитные ресурсы банка есть, и он растёт. Портфель корпоративных кредитов в прошлом году увеличился по банку на 42,6%, а по Брянскому филиалу на 40%. Растёт и помощь государства земледельцам.

— Андрей Александрович, Брянский филиал Россельхозбанка увеличивает финансирование фермеров и владельцев личных подсобных хозяйств. Но кредиты существуют для того, чтобы заёмщик через некоторое время заработал свои кровные деньги, чтобы у него появилась прочная материальная база, да и заначка на чёрный день. То бишь с помощью государства и кредитов малый агробизнес должен становиться финансово самостоятельным и экономически устойчивым?

— Безусловно, мы все в этом заинтересованы. Но, чтобы быть успешным, требуется неустанно повышать эффективность сельхозпроизводства, проводить модернизацию, внедрять современные технологии. Если проанализировать рентабельность коллективно-фермерских и личных подсобных хозяйств, если не брать во внимание дотации и субсидии государства, то у большинства субъектов малого аграрного бизнеса рентабельность 6–7%, а нередко и нулевая. Впрочем, в разных источниках встречаются разные цифры. Но люди сетуют, что рентабельность невелика или вовсе мизерная. В малом агробизнесе ещё много физического труда, большие потери (в том числе и финансовые) на севе, на уборке урожая, мало применяется удобрений, средств защиты растений. Вот почему сельское хозяйство необходимо переводить на промышленные рельсы. Увеличивать посевные площади, совершенствовать технологию производства и переработки сельхозпродуктов. Но главное — перевооружаться и сегодня, и завтра, и послезавтра. Техника ведь ломается, морально устаревает. Потому финансированию технической модернизации мы уделяем существенное внимание. В прошлом году Брянский филиал Россельхозбанка выдал на эти цели 2 миллиарда 198,5 миллиона рублей. С начала этого года в рамках финансирования сезонных работ на приобретение техники мы выдали 55,7 миллиона рублей. Всего на проведение сева нынешней весной выдано 1 миллиард 65,3 миллиона рублей. А до конца года планируем выдать свыше 1,5 миллиарда рублей. В то же время оснащённость малых форм хозяйствования техникой и оборудованием в России невелика, она в три раза ниже, чем у фермеров европейского сообщества.

У нас хорошо стартовала программа модернизации животноводства, в том числе мясного направления. Вот бы разработать такую же программу модернизации и субъектов малого аграрного бизнеса. Сегодня, чтобы успешных хозяйств на селе было больше, в отдельных регионах, скажем в Башкирии, где я недавно побывал, в Татарстане, Челябинской области, сами разрабатывают программу модернизации субъектов малого аграрного бизнеса. Это замечательно. С федеральной программой такая поддержка была бы ещё весомее. Вот тогда-то хозяйская копейка и заведётся у земледельцев. Кредитная задолженность будет снижаться,
а рентабельность, наоборот, расти.

— С вами сложно спорить. Тем не менее выскажу своё мнение: рентабельность видна прежде всего там, где есть хозяйская жилка у самого организатора бизнеса и у местных властей.

— Наш кредит — это своего рода глоток кислорода для развития хозяйства. Конечно же, было бы лучше вкладывать в развитие села длинные деньги. Но где их взять? Кроме нашего банка, интерес к российскому агробизнесу проявляют единицы. А вот если бы скооперировать банковский капитал с частным капиталом, тогда земледельцы смогли бы успешно продвигать свою продукцию на рынке и в условиях ВТО. Россельхозбанк частично выдаёт кредитные средства на срок до 10 лет. Это в основном на строительство, реконструкцию крупных и средних объектов, на покупку дорогостоящей техники и т. д. Но было бы здорово, если бы финансовые потоки шли на село не ручейками, а мощной рекой. В том числе и из бюджетов регионов. И причём эта помощь должна быть адресной. На каждый гектар используемой фермером земли, на каждого бычка или корову, поросёнка или ягнёнка… Только тогда мы сможем наравне конкурировать с Западом.

— Вы считаете, что такая система реальна? У нас порой нет стопроцентного учёта самих фермерских и прочих хозяйств. Многие из них существуют только на бумаге.

— Фермерским хозяйствам, как и ЛПХ, нужен свой регистр. Начинающим — не только поддержка, но и создание условий наибольшего благоприятствования. Одними пролонгациями кредитов не спасти слабые звенья экономики.

— Как вы считаете, засуха 2010 года нас чему-то научила?

— Безусловно. Государство с участием Россельхозбанка, как всегда, протянуло аграриям руку помощи, в отрасль были направлены дополнительные ресурсы. Но при этом все мои коллеги, как и я, прежде всего заинтересованы в том, чтобы эта помощь не уходила в песок. Чтобы на рубль кредитных вложений заёмщик получал 5–7, а то и десять рублей дохода. Тогда и кредиты будут погашаться вовремя, и появится стремление у земледельцев каждое зёрнышко завернуть в денежку.

— Андрей Александрович, и последний вопрос. Вы подробно рассказываете об экономике агропредприятий, рентабельности сельхозпроизводства, особенностях малых хозяйств. А часто ли вам, банкиру, удаётся из офиса выезжать на село?

— Вы знаете, почти каждую неделю выезжаю в агрохолдинги, встречаюсь с фермерами, владельцами личных хозяйств. Жизнь усложняется. Банковская поддержка села и не связанного с ним производства — тоже. Для того чтобы предлагать предприятиям и населению действительно необходимые финансовые услуги, надо видеть собственными глазами, чем живут селяне, аграрии, производственники. Только так можно создавать все условия для того, чтобы наши кредиты помогали везти тяжёлый крестьянский воз и стимулировали развитие экономики региона.

Владимир КРАВЧЕНКО.
Фото Геннадия САМОХВАЛОВА.

1480