Брянский заяц, которому любой волк не страшен

Недавно ворвавшиеся в российскую действительность смешанные единоборства набирают всё большую популярность. Поединки «последнего императора» Фёдора Емельяненко с замиранием сердца смотрела вся страна, в том числе и президент Владимир Путин. Спортсмены — любители и профессионалы — пополняют армию русских богатырей на рингах mix-fight, турниры проводятся по всей стране, мальчишки мечтают о карьере на ринге. А ведь примеры для подражания совсем близко. О четырёхкратном чемпионе мира по самбо Виталии Минакове «Брянская ТЕМА» писала дважды, а сегодняшний наш герой — чемпион мира по смешанным единоборствам Михаил Заяц. Он откровенно рассказал о своём пути в мир боёв без правил, который начался в маленьком городке Карачеве, что недалеко от Брянска.

— Михаил, один из недавних ваших ярких поединков — победа в супербое на турнире лиги S-70 в Сочи, на котором лично присутствовал Президент России Владимир Путин. Сегодня ваше имя известно в спортивных кругах. А какими были первые шаги в спорт?

— Недавно нашёл среди кипы бумаг и детских фотографий свою первую грамоту. Получил я её на областных соревнованиях в 1992 году. Мне тогда было одиннадцать лет, и весил я всего тридцать пять килограммов. И сразу ностальгия во мне разыгралась…

В секцию вольной борьбы меня привела мама Александра Дмитриевна. Я родился и вырос в городе Карачеве, а точнее, в военном городке близ него. Мама у меня мастер спорта по лыжам и плаванию, по образованию — учитель физкультуры. Правда, в школе она проработала совсем недолго и ещё до моего рождения устроилась инструктором по плаванию в бассейн, располагавшийся на территории воинской части.

С детства я обожал плавать, и у меня единственного среди мальчишек из всего военного городка была привилегия приходить в бассейн по выходным. Я этим преимуществом очень гордился! Зимой по выходным мама брала меня и старшую сестру на лыжные прогулки в лес. Сестра поначалу охотно занималась спортом, а потом бросила это дело. Мама не настаивала. Зато она всегда мечтала, чтобы я занялся каким-нибудь мужским видом спорта, например борьбой. К тому же, как я уже сказал, мы жили в военном городке, и среди других ребят нужно было уметь за себя постоять…

— Неужели и правда была такая необходимость?

— Мама с детства учила меня, что мужчина должен иметь определённый авторитет среди других, уметь за себя постоять. А я был маленького роста — ниже всех в классе. Только к самому выпуску вытянулся. Но благодаря занятиям спортом я всегда сам отвечал за свои поступки и тем самым поднимал свой авторитет во дворе и в классе. Поэтому по поводу маленького роста в метр пятьдесят у меня никогда не было комплексов!

— Но для того чтобы из обычного мальчишки сделать достойного спортсмена, должна быть хорошая база или хотя бы профессиональный тренер. А вы ведь выросли в небольшом городке…

— С этим в Карачеве как раз-таки нормально обстояли дела — в городе была достаточно хорошая тренировочная база. Моим первым тренером по вольной борьбе стал Юрий Викторович Кузичкин — грамотный тренер, мудрый политик. Он входил в состав секретариата практически всех областных соревнований и лично контролировал судейские дела.

Психологически это нам, юным спортсменам, очень помогало. Ведь борьба — это коварный вид спорта, где субъективные факторы порой играют огромную роль. Причём не всегда положительную. Запросто могли засудить, а Юрий Викторович тщательно следил, чтобы этого не произошло.

— Вспомните, пожалуйста, свои первые соревнования по вольной борьбе.

— О, это забыть невозможно! Я ведь на своих первых соревнованиях руку сломал. Сейчас уже смутно помню обстоятельства, при которых произошёл этот коварный инцидент. Наверное, неудачно упал. Но из борьбы за призовые места пришлось выйти…

Этот небольшой перелом чуть не стоил мне спортивной карьеры. Рука быстро зажила, я снова стал тренироваться, а потом мама получила письмо от моих бабушки с дедушкой из Чернигова, которые настоятельно рекомендовали бросить такой опасный, по их мнению, спорт. Но мама настояла на своём, и я продолжил тренировки.

Вторые соревнования тоже запомнились мне из-за травмы. Готовился я к ним основательно, но буквально накануне выступления решил поиграть с ребятами в футбол. В результате неудачного падения, я сломал палец на руке. Ох, как за это ругал потом тренер! В общем, вторые соревнования мне пришлось пропустить. Ну а потом всё пошло-поехало: я успешно выступал на областных соревнованиях, несколько раз был чемпионом области.

Всё складывалось самым лучшим образом до тех пор, пока карачевская школа борьбы не перестала работать. Что поделать, было это в середине 90-х, время кризисное, непростое.

Любовь прекрасных дам, кулинария и военная форма

— И как поддерживали себя в спортивной форме?

— Благо, что модно было ходить в  «качалку». Мне в то время было лет 16–17. Наш самодельный тренажёрный зал был оборудован в сыром подвале обычного жилого дома. Мы навели там порядок, повесили мешки с песком и опилками, которые заменяли нам боксёрские груши. Специальных перчаток в нашем «клубе» не водилось, поэтому кулаки частенько были разбиты в кровь. Из спортинвентаря имелись только самодельные штанги, гири, блины… Плюс своеобразный запах, который основательно поселился в этом непроветриваемом помещении.

Новым приёмам учились по иностранным фильмам с Жан-Клодом Ван Даммом и другими подобными актёрами. Видеомагнитофоны были не у всех, да и кассету непросто было достать. Поэтому собирались большой компанией у кого-нибудь из наших ребят и, затаив дыхание, смотрели фильмы про бойцов, чтобы самим потом повторить их сложные приёмы. Тогда ведь это было настоящей экзотикой!

— Наверное, от девчонок отбоя не было…

— Так по большей части ради этого и занимались. В шестнадцать-то лет! Это ведь обычный инстинкт: женщина всегда выбирает для себя самого сильного среди других. Каждую субботу мы с друзьями ходили по вечерам на дискотеку и с лёгкостью знакомились с девушками. Трудности начинались потом, когда мы шли провожать своих подруг. Дело в том, что город Карачев поделён на пять районов. В нашем районе проживало катастрофически мало особ женского пола, и провожать девушек с дискотеки приходилось на чужую территорию. Что скрывать, дрались мы много, пока не заработали авторитет. А потом нас не трогали… Думаю, в таких уличных схватках воспитывается дух, проверяется человек. Мера крайняя, но иногда необходимая.

А потом мне всё-таки пришлось на некоторое время оставить спорт. После окончания школы я поступил в артиллерийское военное училище в Пензе.

— … чтобы стать военным — красивым, здоровенным?

— Большого выбора у меня на тот момент не было. Я мечтал стать либо военным, либо… кулинаром.

— С армией всё ясно — сказалось детство, проведённое в военном городке. А кулинаром почему захотелось стать?

— Во-первых, мне очень нравилось готовить. Помню, с каким усердием я сам месил тесто для пиццы, рецепт которой подсмотрел в программе «Смак». А во‑вторых, в кулинарном техникуме на пятнадцать девчонок приходится всего пять парней. Думал, неплохо устроюсь!
Правда, один мой товарищ предложил поступать в военное училище, и я согласился. Мама обрадовалась моему решению. Проживая в военном городке, я с детс-тва видел, что офицер Российской армии живёт в достатке, получает паёк, имеет возможность приобрести квартиру. К тому же раньше круто было быть офицером. В общем, моё военное образование расценивалось как путёвка в жизнь.

Но когда я оказался внутри системы, понял, что это совершенно не то, к чему я стремился. Я хорошо учился, имел звание сержанта, но межличностные отношения, основанные на постоянных докладах и жалобах друг на друга, типа «он на правом боку лежал, а не на левом!» — совершенно меня не устраивали. В один прекрасный момент мы с другом подали заявление об отставке. Его отец, в прошлом боевой офицер, поддержал нас. На этом моя карьера военного закончилась.

Только пришлось послужить ещё 50 дней в обычной воинской части — мы ведь уволились всего за пару месяцев до конца семестра. Меня отправили в Тюмень, и уже в части я узнал, что вскоре состоятся соревнования по рукопашному бою. Я предложил свою кандидатуру, начальство меня поддержало. Вначале выиграл соревнования по рукопашному бою среди военнослужащих Приволжско-Уральского федерального округа, затем и Кубок Вооружённых сил России. Меня начали рассматривать в качестве перспективного спортсмена. А когда в Омске выиграл очередной турнир по рукопашному бою, мне предложили продолжить образование в Российском государственном университете физкультуры, спорта и туризма. Так я переехал жить в столицу.

Обучение в институте пришлось мне по вкусу. Мне нравились предметы, которые мы изучали: анатомия, система спортивной подготовки и даже курсы массажа. Так что я дипломированный преподаватель физической культуры с навыками массажиста. А ещё у меня появилась возможность постоянно выступать на соревнованиях.

«В кино я играл бандитов…»

— Каких успехов вам удалось достичь в профессиональном спорте, прежде чем вы перешли в смешанные единоборства?

— Троекратный чемпион России по рукопашному бою, чемпион России и Европы по джиу-джитсу, двукратный чемпион России и чемпион мира по боевому самбо… Я старался развиваться одновременно в нескольких направлениях. Тем более все эти единоборства во многом схожи между собой — просто нужно грамотно перестроиться под правила каждого конкретного вида.

— А что происходит со спортсменом, когда у него в  «копилке» — чемпионские титулы, а на руках — диплом о высшем образовании?

— Нужно решить: стать тренером или продолжать выступать самому.

— Вам этот выбор легко дался?

— Я вообще чуть из спорта не ушёл! Ещё когда учился в университете, я входил в состав сборной России по боевому самбо и рукопашному бою. И хотя получал небольшую заработную плату и бесплатное питание, всё равно приходилось подрабатывать. Так мне удалось побывать и на съёмочной площадке, и поработать на фейс-контроле одного известного столичного ночного клуба, который, к слову, потом сгорел.

— А в каких фильмах вы снимались?

— Во многих фильмах и сериалах. Играл в основном либо телохранителей, либо бандитов из массовки. Так уж лицом вышел! Из наиболее известных назову телевизионный сериал «Рублёвка Live» и художественный фильм «Бой с тенью — 2». Роли у меня были незначительные, зато заработок получался неплохой.

— Как же вы оказались на съёмочной площадке?

— Многие бывшие спортсмены становятся либо актёрами, либо каскадёрами. Так и меня пригласили знакомые актёры из числа бывших единоборцев. Благо фактура позволяла. Также случилось и с ночным клубом — им нужны были фактурные, ответственные ребята. Не с улицы, конечно. Например, из российской сборной… Отработав на фейс-контроле две ночи, можно было полмесяца безбедно существовать в Москве. Вот и появились у меня в голове крамольные мысли: может ну их, эти единоборства…

— Михаил, а почему всё-таки остались в спорте?

— Я продолжал выступать на соревнования и на одном из чемпионатов познакомился с Фёдором Емельяненко и его командой тренеров. Тогда «последний император» не был так широко известен в России, хотя за рубежом уже заработал имя и авторитет. Мы сами подошли к ним и напросились на сборы. Тренеры пообещали подумать, и вскоре нас пригласили на сборы в Кисловодск, где мы тренировались вместе с Фёдором Емельяненко, его братом Александром и другими перспективными единоборцами. Кстати, деньги на поездку я заработал стоя на фейс-контроле всё того же печально известного клуба. И не зря! На сборах понял, что занимался единоборствами на любительском уровне. Мы проводили по три тренировки в день, отрабатывали различные техники, всё было организовано на очень высоком уровне. Появился азарт. Уходить из спорта уже не хотелось…

— И вы перешли в смешанные единоборства?

— Параллельно я продолжал выступать на турнирах по боевому самбо, но смешанные единоборства стали для меня основным видом спорта. Началось всё с международного турнира, приуроченного к тридцатилетию Фёдора Емельяненко в 2006 году. Проходил он в Старом Осколе. На соревнования была приглашена команда борцов из Франции. Тот турнир стал знаковым для меня: впервые я боролся с иностранцем и впервые выступал в смешанных единоборствах.

Мой противник был достаточно опытным, а я, новичок, не хотел сдаваться. Всё получилось не так красиво, как мне хотелось бы, но я сделал всё возможное, чтобы победить. Нужно было удержаться три периода по пять минут каждый. Мы оба устали, но я всё равно лез на него и бил. В итоге я выиграл бой. А в 2008-м я стал чемпионом мира по смешанным единоборствам. В нашей команде было 5 человек, всего в соревнованиях участвовало около 18 стран. В течение года проходили соревнования по группам, до финала дошли россияне и голландцы. Сражались мы на их родине и выиграли поединок со счётом 4:1!

— Какой была самая длинная серия беспроигрышных поединков в вашей биографии?

— Семь побед подряд.

— Как относитесь к собственным поражениям?

— Анализируя свои проигранные бои, я готов взять основные обвинения на себя, но разделю их со своими тренерами. Были случаи, когда я выходил неподготовленным, а иногда даже больным на ринг. Раньше политика такая была — не выступаешь, значит, боишься. Хотя я уверен, что выступать нужно только на пике формы.

— Каковы ваши планы на сегодняшний день?

— Моя карьера находится на подъёме, я провёл ряд победных поединков, усиленно тренируюсь. Команду «Александр Невский» я покинул, и теперь Михаил Заяц — свободный боец. Правда, ненадолго. Активно ведутся переговоры с известной американской компанией Bellator Fighting Championships — американской спортивной организацией, проводящей бои по смешанным единоборствам. Она ежегодно организует турниры, в которых бойцы выявляют победителя по олимпийской системе в различных весовых категориях. И если всё сложится, через пару месяцев поеду в Америку готовиться к выступлениям. Кстати, Виталий Минаков с недавних пор — боец Bellator.

«Ринг не терпит фальши»

— Михаил, почему в последние годы в России так возрос интерес к смешанным единоборствам?

— Mix-fight как иностранный автомобиль. В России производят «Жигули», но, если есть возможность, люди всё-таки выбирают иномарки. Думаю, по схожей причине болельщики выбирают этот зрелищный спорт.

Что касается бойцов на ринге, смешанные единоборства — это профессиональный вид спорта, где можно заработать себе имя, авторитет и… деньги на жизнь. Не ждать, пока власти дадут квартиру чемпиону мира, а заработать на неё самому.

Для нас это обычная работа, вершина карьерной лестницы. Многие спортсмены смогли реализовать себя именно в mix-fight.

— А как же переломы, вывихи и прочие неприятности? Или смешанные единоборства только кажутся травмоопасными?

— Лично у меня все серьёзные травмы закончились ещё в детстве. (Смеётся.) Дважды ломал руку, однажды правое плечо выскочило на соревнованиях, голеностоп ломал… К счастью, на мне всё заживает как на собаке.

— А как же боль? Неужели к ней можно привыкнуть?

— Нужно осознавать, чем занимаешься, правильно тренироваться. Сейчас я сам умею контролировать своё тело, знаю свой личный болевой предел. Тело само подсказывает, когда наступает максимальная опасность для его сохранности. А боль… она присутствует всегда. Только ты сам решаешь — сдаться или продолжить бой. Ведь между «больно» и  «очень больно» промежуток очень маленький.

— В обычной жизни силу свою применяете?

— Конечно! Жена заставляет картошку сажать, огород окучивать, траву полоть…

— Чем супруга занимается и где живёт ваша семья?

— Моя жена Оксана и пятилетняя дочка Варвара живут на родине — в Карачеве. Супруга успевает и дочку воспитывать, и бизнес свой небольшой развивать. Коммерсантка она у меня!

— Фёдор Емельяненко оправдал свой недавний уход из mix-fight тем, что без него растут дочки. А вы находите время для семьи?

— К сожалению, из-за постоянных разъездов жизнь жены и дочки по большей части проходит без моего участия. Но семья меня понимает. Когда стремишься к высоким достижениям, приходится чем-то  жертвовать.

— Помните, герой одного известного отечественного фильма спрашивал: «В чём сила, брат?» Хочется задать вам такой же вопрос: в чём сила человеческая, только ли это мускулы и результат тренировок?

— Человек прежде всего должен быть силён духом. Недаром Александр Невский сказал: «В ком дух велик, в том сила нерушима». Если человек силён физически, но слаб духом, он не сможет выйти победителем из боя. Такие «бойцы», как правило, самоутверждаются на улице. Во всём должна быть гармония. Мы — люди православные, нам вера нужна. Без неё никак. Долгое время граждане нашей страны были оторваны от Церкви, и сейчас мы должны эту связь возродить.

— А совместимы ли бои без правил и Церковь?

— Вполне! Ещё Христос говорил, что «да продаст ризу свою и купит меч», если это будет необходимо. Русские князья, выходя на бой, просили благословения у Церкви. Согласно житию преподобного Сергия Радонежского, перед Куликовской битвой князь Димитрий в поисках духовной поддержки отправился к нему в монастырь за благословением. Татары в то время считались непобедимыми, а имя преподобного Сергия, как праведника и чудотворца, было прославлено по всей Руси. Благословение такого человека должно было вселить надежды во всех воинов. Преподобный Сергий не только благословил князя, но и отправил с ним двух иноков княжеского рода, хорошо владеющих оружием. Этими иноками были Александр Пересвет и Андрей Ослябя.

— Михаил, интересно, а что важнее в смешанных единоборствах — зрелищность или победа?

— Когда я выхожу на ринг, то просто делаю свою работу и не задумываюсь, насколько бой окажется зрелищным. Для меня важнее тот диалог, который предстоит провести с противником. Ринг не терпит фальши. И самое главное, как и в любой работе, важно получать от неё удовольствие. Я только сейчас начинаю постигать весь смысл дела, которым занимаюсь. И мне это нравится!

— Михаил, пользуясь случаем, поздравьте наших читателей с Днём города.

— Каждый год 17 сентября мы чтим тех, кто освободил брянскую землю от фашистских оккупантов, принёс в дома жителей Брянщины мир и надежду на светлое будущее. Склоняя голову перед вечной памятью павших, мы отдаём дань глубокого уважения подвигу, беззаветному мужеству, стойкости и героизму воинов-освободителей, партизан и подпольщиков, тружеников тыла. И в сегодняшней жизни есть место ратному и трудовому подвигу, есть условия, чтобы вложить неутомимую энергию и задор молодых сердец в общее дело служения Отечеству.

Александра САВЕЛЬКИНА
Фото Геннадия САМОХВАЛОВА
и из личного архива Михаила Заяц

3381