Дмитрий Артамонов: «Считаешь, что ты очень быстрый? Добро пожаловать на гоночное кольцо!»

Для кого-то автомобиль — всего лишь средство передвижения, для кого-то — показатель статуса. Но есть люди, для которых машина — способ реализации своих способностей, совершенствования водительского мастерства, получения адреналина и воплощения в жизнь гоночных амбиций. Жажда скорости и желание быть первым порождают легендарных гонщиков, о которых говорят, пишут и которыми восторгаются. Тут есть чем похвастаться и брянской земле. В гостях у «АвтоТЕМЫ» призёр открытого Кубка России по шоссейно-кольцевым гонкам в классе Turbo-Pro Дмитрий Артамонов. Он стал вторым по итогам сезона 2012 г., с небольшой оговоркой это был его первый полный гоночный год. В классе, где пилоты сражаются на настоящих монстрах, мощных полноприводных автомобилях, такого ещё не удавалось сделать никому.

— Дмитрий, давайте начнём издалека, с самого начала. Когда вы впервые сели за руль?

— Первый раз я сам поехал на машине в 14 лет. Это был автомобиль моего друга, и, естественно, как всем подросткам, мне скорее хотелось освоить эту науку, оказаться за рулём, почувствовать, что такое машина и вождение.

— А собственный первый автомобиль когда появился?

«Ауди 100» я купил, когда мне было немного за двадцать.

— И вы сразу почувствовали тягу к гонкам?

— Да нет, конечно же, вначале это была просто быстрая езда по городу. Сомневаюсь, что есть молодой человек, у которого никогда не возникало чувство соперничества, желание обогнать конкурента. Думаю, все через это прошли. Когда у тебя в руках автомобиль, и кто-то  норовит посостязаться, невольно возникает желание доказать, что ты и твоя машина лучше, чем тот, кто давит на газ по соседней полосе. Кстати, хочу сказать, что настоящий автоспорт с этим ничего общего не имеет. Если кто-то  считает, что он очень быстрый — добро пожаловать на гоночное кольцо. Ближайшая трасса в Смоленске. Там регулярно проходят так называемые трек-дни, когда каждый желающий на своей машине может прокатиться, понять, чего он действительно стоит и сравнить своё время с показателями других водителей. Поверьте, вы получите незабываемые впечатления. Однако, и мнение о себе, как о гонщике, вначале придётся переоценить и поработать над собой. И если в вас действительно есть спортивный дух, то вы заразитесь этим и будете совершенствоваться, только, скорее всего, «светофорные гонки» уже будут мало интересны.

— С вами было так же?

— К онечно. Когда стоишь на старте, когда у тебя сильные соперники, когда адреналин зашкаливает, ладошки потеют, а нервы сдают, то многое начинаешь переосмысливать. Повторюсь, желание быстро ездить по городу пропадает моментально. Вся спортивная злость остаётся на трассе. Уровень техники, скорости, мастерство соперников заставляют максимально концентрироваться, выкладываться на 100%, показывая всё, на что способен. Ты понимаешь, что успех, завоёванный тут, действительно дорогого стоит.

— Наверняка пришлось набираться новых знаний, учиться владеть автомобилем на треке. Как постигались азы гоночного вождения?

— Разумеется, было место и теории — много читал по этой теме. Но пока ты на трассе не попробуешь, не почувствуешь телом, как ведёт себя автомобиль, как реагирует на движения рулём, откликается на газ и тормоз — успеха не будет. Основная наука — это, конечно, опыт. Только круг за кругом, наращивая темп, ты понимаешь, где надо оттормозиться или на какой скорости можно пройти поворот. В общем, постигается мастерство преимущественно практикой, не исключая такие неприятные моменты, как аварии. Чтобы побеждать, надо всё делать очень точно, тормозить максимально поздно, выбирать оптимальные радиусы и так далее. Каждая ошибка — это упущенное время, а следовательно, и очки, необходимые для победы.

Братство кольца

— Дмитрий, когда вы впервые попробовали себя на кольце?

— Э то было в прошлом году. Кубок уже шёл. Я потихоньку начал вкатываться, учиться правильно ездить, чувствовать машину, экспериментировать с настройками автомобиля. Мне всегда нравились автомобили и скорость, но это было настоящим открытием, которым увлёкся и заболел.

— Вы гоняете на Mitsubishi Lancer Evolution IX, почему выбор пал именно на него? Не рассматривали Subaru Impreza, который также является гоночной легендой.

— Мне всегда нравился Evolution, поэтому долго не колебался. А вообще, действительно, существуют два лагеря, я нахожусь в стане любителей Mitsubishi. У каждой из машин есть слабые и сильные места. Например, Subaru славится прак-тически идеальным распределением момента по осям и надёжной коробкой, но их моторы изначально строились как атмосферные, конечно, под турбонадув их доработали, но особой надёжностью они не отличаются. У Mitsubishi, наоборот, мощный и надёжный мотор, но слабая КПП, которая меня недавно и подвела. У обоих авто есть фанаты, и тут дело вкуса, каждый выбирает ту машину, на которой сможет полностью реализоваться.

— Насколько я знаю, у вас несколько таких автомобилей.

— Да, у меня два девятых Evolution. Один исключительно «боевой», т. е. только для гонок, второй тренировочный, на нём можно и по городу прокатиться. Получаю колоссальное удовольствие просто от вождения. Спортивные машины тем и хороши, что всё зависит от тебя, а не от компьютера, помогающего вовремя сбросить газ или погасить занос. Есть только ты и машина, которой нужно уметь управлять. А уж когда под капотом рычит мощный движок, то это особое наслаждение. Но опять же повторюсь: гонки по городским улицам ничего общего с автоспортом не имеют, наверное, поэтому те, кто попробовал настоящие скорости на спортивных трассах, очень быстро остывают к «городскому экстриму».

— Наверняка, не просто обслуживать такие машины.

— Э то точно. Мне даже пришлось дома небольшой сервис организовать. Дело в том, что каждая машина настраивается под пилота. Гонка за гонкой ты всё больше понимаешь, как должна работать подвеска, какие должны быть углы сход-развала и т. д. Когда битва идёт на запредельных скоростях, а судьбу титула решают десятые доли секунды, свою лепту в победу вносит каждая деталь — настройки спойлера, выбор резины. Причём колёса подгоняются не только под погодные условия, но даже под состав асфальта конкретного гоночного кольца, где проходят соревнования, так же точно настраивается и весь автомобиль.

— Сколько тонкостей!

— А вы представьте, что на скорости, близкой к 200 км/ч, проноситесь в 10–15 сантиметрах от бетонного ограждения — тут мелочей быть не может. Если хочешь быть «в призах», то ехать по-другому нельзя. Так что подготовленный и правильно настроенный автомобиль играет огромную роль в успехе гонки. Он должен быть готов к колоссальным нагрузкам, чтобы пилот мог максимально реализовать его возможности. Мастерство вождения очень важно, но если дать суперпрофи неправильно настроенную машину, то вряд ли он сможет показать всё своё умение и вообще «приехать» на пьедестал.

Профессионализм + удача

— Как, по-вашему, выглядит полная формула чемпионства?

— Э то же спорт, тут нет готовых решений. Конечно, в первую очередь сам пилот. Кроме того, что он должен быть первоклассным водителем, это ещё стальные нервы, всегда трезвая холодная голова и, наверное, притуплённый инстинкт самосохранения. Второе — это автомобиль. Он должен быть твоим продолжением. Ну и удача — без неё никуда. Примеров масса. Допустим, ты поставил резину для сухого асфальта, а во время гонки пошёл дождь — всё, проиграл. Или, наоборот, глядя на небо, затянутое тучами, поставил дождевую резину, но с неба не упало ни капли, а кто-то  рискнул — и победил. В общем, много факторов должно сойтись, чтобы победить. Здесь, как и в любом спорте, всегда есть интрига и доля неопределённости. Гонка продолжается до последней секунды, и только после этого можно вздохнуть с облегчением или, наоборот, с огорчением.

— Тем не менее у вас эти составляющие часто совпадают, смотря на количество кубков за первые и призовые места в этапах чемпионата. Каковы дальнейшие планы?

— Пока главная задача — стать первым в Чемпионате России, а потом хочется в какой-нибудь европейской серии прокатиться. В Европе автоспорт очень сильно развит, и есть огромное желание там попробовать свои силы. У нас, кстати, тоже есть участник из Европы, т. к. Кубок открытый, то катаются гонщики из разных стран, общение с ними весьма познавательно. Пока сам не знаю, что за класс будет — кузовные гонки или какая-либо «Формула», но желание огромное.

— Соперничество. Оно только на трассе или между гонщиками всегда чувствуется напряжение? Какие вообще отношения между пилотами?

— Нет, наоборот, практически все участники как одна семья. Понимание, взаимовыручка, поддержка царят за пределами трассы. Что говорить, я даже своё второе место завоевал на машине главного соперника. Моя сломалась, и коллега дал свой автомобиль проехать дистанцию, хотя ему намного выгоднее было, чтобы конкурент не выехал на трассу. Как вы думаете, какие тут могут быть отношения? В большинстве своём гонщики люди позитивные и доброжелательные.

— Интересно, как близкие относятся к такому экстремальному увлечению?

— Поддерживают. Волнуются, конечно, но я всегда чувствую сопереживание и моральную помощь. Они вместе со мной делят победы и неудачи — это даёт дополнительный стимул, желание сделать так, чтобы твоя семья тобой гордилась. Кстати, сын Никита тоже увлекается гонками и демонстрирует большой талант, добиваясь успехов в картинге. Думаю, в следующем году уже будем выступать на России.

— Учитывая, что ему всего 7 лет, возможно, подрастает чемпион с мировым именем!

— Пока рано говорить, но я постараюсь подать хороший пример, так что, думаю, мы с вами ещё встретимся.

Евгений МОСИН
Фото Михаила ФЁДОРОВА

и из личного архива Дмитрия АРТАМОНОВА

3385