У вас будет… ребёрнок!

Пару лет назад полицейский австралийского штата Квинсленд заметил на заднем сиденье припаркованного автомобиля бездыханного, как ему показалось, ребёнка. Страж порядка бросился к машине, разбил стекло, и каково же было удивление полисмена, когда в его руках оказалась кукла. Тот самый реборн — кукла-младенец с гиперреалистичной росписью лица и анатомией обычного малыша. Считается, что увлечение это зародилось в начале 90-х в США, а сегодня свой реборнист есть и в Брянской области. Художник Ольга Астаповская из Дятьково рассказала «Брянской ТЕМЕ» о том, как и из чего рождаются её невероятно реалистичные куклы.

— Ольга, с чего началось твоё увлечение куклами-реборнами?

— В сё дело в случае. Раньше я частенько заказывала одежду в интернет-магазинах, и друзья стали считать меня специалистом в этом деле. Так, в конце прошлого года родственница попросила купить ей тряпичную куклу тильда на одном из сайтов. Мы выбирали с ней эту популярную интерьерную игрушку, и тут я впервые увидела реборна. И влюбилась!

Вообще, мне всегда нравились куклы, похожие на малышей. Мама в детстве частенько читала мне книжку «Козетта» — это пересказанная для детей глава из романа Виктора Гюго «Отверженные». Там был такой эпизод: «В первом ряду витрины, на самом видном месте, на фоне белых салфеток, торговец поместил огромную куклу, высотой приблизительно в два фута, наряженную в розовое платье, с золотыми колосьями на голове, с настоящими волосами и эмалевыми глазами. Весь день это чудо красовалось в витрине, поражая прохожих…» А в конце рассказа таинственный незнакомец купил эту роскошную куклу для Козетты и навсегда забрал девочку от истязавших её супругов Тенардье. Каждый раз, когда мама заканчивала чтение, я восхищённо восклицала: «Это надо же какую куклу купили девочке!»

В то время у меня самой были обычные советские маши и кати. Ещё даже не мечтая стать художником и уж тем более реборнистом, я тайком от мамы обстригала им волосы, красила фломастером губы, подрисовывала брови, изображала чернильные веснушки.

Когда я поступила в художественное училище, то однажды целую стипендию потратила на белорусскую мягконабивную куклу-малыша. Долго она жила у нас в семье, пока я не подарила её маленькой дочке своей подружки.

В общем, куклы всегда были в моей жизни особым пунктиком, и, когда я впервые увидела реборна, поняла, что и сама могу стать создателем этих реалистичных прелестниц. Я познакомилась с несколькими художниками-реборнистами, стала переписываться с ними в Сети. А потом заказала свой первый молд — основу для рождения будущей куклы.

— Первый «ребёрнок» сразу получился?

— Почти… Его даже у меня купили, правда, по себестоимости материалов, необходимых для его изготовления. Первый свой молд, а также глазки, волосы и наполнитель для будущей куклы я приобрела у перекупщиков в Москве. А вообще наборы для создания таких кукол российские реборнисты чаще всего заказывают в Германии или других странах. Дело в том, что на сегодняшний день в России нет художников, создающих молды для гиперреалистичных кукол.

Правда, первую куклу пришлось дважды перекрашивать — слишком дорогое это удовольствие, чтобы говорить «и так сойдёт».

— А в какую сумму в среднем обходится создание одной куклы?

— Средняя стоимость набора молдов (голова, ручки, ножки) — 4500 рублей, материя для мягконабивного тела — 700 рублей, специальный мохер для волос — 1500 рублей, стеклянные глаза — 1300 рублей, стеклянный гранулят, который используется в качестве наполнителя, — 200 рублей за килограмм, а ещё холлофайбер, иглы, краски, одежда для будущего «малыша»… И это не считая работы художника. К тому же цена молда может превышать и 10 000 рублей. Всё зависит от тиража и популярности скульптора, его создавшего.

— Есть ли у тебя любимый скульптор? И какие мастера пользуются популярностью у российских реборнистов?

— Мой любимый скульптор — специалист по «новорождённым» Эвелина Вознюк (Evelina Wosnjuk). У неё очень реалистичная лепка! Живёт она в Германии, хотя имеет польские корни. Насколько мне известно, Эвелина получила архитектурное образование, но оно не давало развернуться ей как творческой натуре, и она обратилась к куклам. Как и многие авторы молдов для реборнов, Эвелина имеет немало авторских кукол, которые делает в единственном экземпляре. В числе известных скульпторов могу также назвать Natali Blick, Elisa Marx, Gudrun Legler, Reva Schick, Adrie Stoete. А вообще скульпторов много, но в России пользуется популярностью продукция именно этих мастеров.

30 малышей у одной «мамы»

— Как долго рождаются куклы-реборны?

— От двух недель до месяца, в зависимости от того, сколько времени я могу уделять работе. У меня ведь семья, пятилетний сынишка Владислав, работа в дятьковской школе искусств, где я преподаю живопись, историю искусств, скульптуру, рисунок. Да и собственно живопись я никогда не оставляла. К примеру, недавно в Людиново была совместная выставка с моей талантливой ученицей Алиной Ивановой, где мы представляли свои живописные работы. На это ведь тоже нужно время…

Что касается реборнов, то на роспись молда обычно уходит около недели. Чтобы получился своеобразный 3D-эффект и каждый кровеносный сосудик выглядел натуралистично, нужно запекать каждый слой краски в аэрогриле. Всего наносится более 30 слоёв. Когда времени не хватает, успеваю положить всего два-три слоя в день, потому что работать обязательно нужно при дневном освещении. Затем специальными иголками по одной мохеровой волосинке «вживляется» шевелюра будущего реборна. Процесс этот очень долгий и кропотливый.

Однажды мой первый наставник Юрий Петрович Лукьянцев сказал: «У художника нет ни выходных, ни проходных». И это правда. Каждый день я встаю ранним утром, чтобы успеть поработать над созданием кукол, пока родные спят. Но, я вам скажу, этот процесс очень приятный!

— Сколько «ребёрнков» появилось на свет в твоей мастерской?

— За год я сделала около тридцати пяти кукол — в «возрасте» от нескольких суток до годика.

— Что самое сложное лично для тебя в процессе создания реборна?

— Наверное, придумать образ. По образованию я художник, и, прежде чем начать работу над картиной, необходимо сделать несколько эскизов. Хотя с реборнами всё немного по-другому. Образ рождается ещё на этапе покупки молда, но в процессе работы кукла сама может подкорректировать свою внешность. Например, были даже случаи, когда я начинала делать мальчика, а получалось лицо девочки. Кстати, из одной и той же заготовки могут «родиться» совершенно разные куклы.

А ещё бывают реборны из силикона. Такие куклы теплее и мягче виниловых, но менее гибкие и не так реалистично двигают ручками и ножками, как их собратья с конечностями на шарнирах.

— Неудачи в твоей практике были?

— Однажды почти уже готовый молд полностью расплавился в аэрогриле. А это, прямо скажем, вся моя месячная зарплата. Помню, тогда чуть не заплакала…

— Чтобы кукла стала похожа на маленького ребёнка, необходимо хорошо разбираться в анатомии человека. А этому ты где научилась?

— После окончания художественного училища я ещё пять лет проучилась на факультете изобразительного искусства в Брянском государственном университете, где хорошо преподавалась анатомия. Этих базовых знаний вполне достаточно, чтобы создать реборна. К тому же моим любимым жанром в живописи был и остаётся портрет. Как правило, я пишу своих учеников из художественной школы, а порой выполняю работы на заказ. Реборн — это дополнительные возможности при создании портрета, пусть даже и абстрактного. Холст плоский, а кукла имеет объём, и мне нравится с ним работать.

— Как выбираешь имена для своих игрушечных малышей?

— К ак правило, я оставляю имена, придуманные скульпторами. Сейчас в моём кукольном детском саду есть Грета, Мэри, Нелли и другие иностранки. Каждое имя небольшим клеймом значится на затылке куклы. Сейчас оставшиеся малышки ждут своих будущих хозяек, которые и придумают им новые прозвища.

Реборн: уже не кукла, ещё не ребёнок

— Для кого предназначены такие куклы?

— В первую очередь для коллекционеров из крупных городов, с неплохим семейным достатком. Как правило, куклы уезжают в столичные частные коллекции. Но есть у меня одна заказчица из Новосибирска, которая приобрела уже несколько таких кукол.

Маленьким детям не рекомендуют покупать реборнов — в первую очередь с практической точки зрения. Ножки и ручки у реалистичных кукол из винила крепятся на специальные шарниры, чтобы создавалась иллюзия движения настоящего ребёнка. И если ваш малыш будет с играть с реборном, шарниры быстро придут в негодность. Хотя играть с такой куклой, разумеется, можно, только деткам старшего возраста, которые умеют осторожно обращаться с игрушками. Искупать такую куклу нельзя — только протирать влажной тряпочкой. Зато при подобном уходе реборн проживёт в семье не одно десятилетие.

За рубежом реборнов активно используют в качестве тренировочных моделей на курсах для будущих мам и пап. Между прочим, очень удобно: «новорождённые» куклы даже голову не могут держать как настоящие малыши! Был случай, когда у меня заказывали реборна для одиннадцатилетней девочки в семью, где ожидалось пополнение — чтобы девочка научилась обращаться с малышом в ожидании братика или сестрички.

Магазины детской одежды приобретают реборнов в качестве манекенов, а недавно у меня заказали малышку для съёмки в одном из телевизионных сериалов! Мне позвонили из Москвы, после того как вышел сюжет о моём увлечении на одном из федеральных
каналов, сказали, что нужен новорождённый «малыш» для съёмок. Кстати, его уже забрали.

— Говорят, что общение с реборнами может повредить психику женщины. И тут нельзя не упомянуть о важных психологических терминах, которыми так любят апеллировать психологи: это сублимация — защитный механизм психики и эскализм — уход от проблем. В подтверждение этому даже приводятся трагические случаи, когда, например, женщина, потеряв ребёнка, заменила его куклой и теперь прогуливает её по московским улицам…

— Речь идёт о серьёзной психологической травме, и куклы здесь, я думаю, ни при чём. Практика показывает, что реборнов в основном приобретают люди, у которых имеются собственные дети. В крайнем случае беременные женщины — чтобы поучиться ухаживать за малышом. В моей практике ещё не было случая, чтобы куклу выбирали бездетные семьи.

Конечно, такие «взрослые» игрушки покупают под себя: выбирают похожий цвет глаз, волос, внешние черты. Их наряжают в настоящую детскую одежду, но на улицу выносят изредка — и то ради эпатажа.

Я сама с удовольствием беру на руки готового реборна, чтобы хоть на несколько минут вернуться в то время, когда мой собственный малыш был маленьким. А ещё, говорят, очень полезна «терапия объятий».

Многие любят фотографировать своих кукольных малышей, размещая фотографии на различных форумах и в сообществах, посвящённых этой теме, получая удовольствие от общения с другими людьми, также увлечёнными куклами реборнами. Это всего лишь одна из людских страстей, которая помогает кому-то   заполнить или компенсировать недостаток тех или иных чувств и эмоций. Я бы не стала это осуждать лишь по той единственной причине, что мы, например, привыкли к тому, как часто мужчины, да и женщины тоже, одушевляют свои автомобили, называя их своими «ласточками», «девочками» и «малышками», или постоянно пополняют гардероб своих любимых миниатюрных собачек. И что уж говорить о кукле, которая так похожа на маленького человечка, или, как принято называть в среде коллекционеров, — ребёрнка.

— Некоторые признаются, что побаиваются реборнов: с одной стороны, выглядит как настоящий ребёнок, а с другой — как нечто неживое.

— Всё дело в стеклянных глазах — у кукол застывший взгляд. Именно поэтому, как мне кажется, «первенцами» коллекционеров зачастую становятся спящие куклы, а потом уже к ним приобретаются варианты с открытыми глазками. Я сама, кстати, первую куклу делала именно спящей — боялась, что не смогу вставить глаза.

Почтовое отправление… с «новорождённым»!

— Как незнакомые люди реагируют на реборнов?

— Обычно я отправляю своих кукол по почте. Узнав об этом, работницы местного отделения связи попросили не запаковывать реборнов дома, чтобы они могли оценить каждое моё новое творение. Однажды я принесла на почту «новорождённого». Пока сотрудницы рассматривали реборна, пришло несколько местных женщин. Одна из них посмотрела на меня с укором и строго произнесла: «Такого маленького ребёнка в общественные места приносите! Не боитесь, что сглазят?» Пришлось объяснять, что это всего лишь кукла.

Бывает, когда прихожу в магазин детских товаров за нарядами для реборнов, вокруг собирается толпа таких же, как и я, покупательниц, и всех очень удивляет, что такое чудо можно сделать своими руками. И не где-то   за океаном, а в их родном Дятьково.

Был и такой случай: женщина купила у меня куклу и везла её домой в самолёте. В аэропорту, при досмотре ручной клади, служитель попросил открыть сумку, в которой находился реборн. Женщина объяснила, что малыш ненастоящий, и, чтобы удостовериться в этом, сотрудник аэропорта дотронулся до ножки реборна рукой. В этот момент, решив пошутить, женщина вскрикнула. Она же не ожидала, что досмотрщик испугается и сам закричит в ответ. Начался переполох, и её чуть не сняли с рейса из-за этого недоразумения!

— А тебе самой не жалко расставаться со своими творениями?

— К онечно, жалко! Я порой к ним очень привыкаю. Но для того чтобы расставание было лёгким, я храню реборнов в коробках для почтовой пересылки. С другой стороны, это необходимо и в практических целях: чтобы сын не разрисовал их случайно ручкой или не испачкал.

— Как твой малыш относится к необычному маминому увлечению?

— Очень спокойно! Он знает, что это не просто игрушки, а мамина работа: если мама сделает хорошую куклу, то можно будет пойти в магазин и купить новую машинку или игру. Поэтому даже в выходные Владислав старается не беспокоить меня, если я за работой, а муж частенько даже обед сам готовит, если я вдруг слишком увлекаюсь творчеством!

— Ольга, и всё-таки что для тебя значит изготовление реборнов — это хобби, подработка или обычный акт творчества, получивший такую нестандартную форму?

— Скорее всего, хобби. Я всегда чем-нибудь   себя занимала. Например, вязала или разводила кактусы. Одно время у меня была коллекция из двухсот разных кактусов. Доходило до того, что мне не хватало подоконников в доме для новых горшочков — пришлось выходить на рынок и продавать. А сейчас моим главным увлечением стали реборны, и это хобби приносит мне удовольствие. Для меня это главное.

Александра САВЕЛЬКИНА
Фото Михаила ФЁДОРОВА

и из личного архива Ольги АСТАПОВСКОЙ

4858