Из наших с Катей разговоров

Коллекционированием словесных опусов своих подрастающих чад занимаются многие родители. Точно подмеченная ребёнком логика постигаемого им языка с удовольствием цитируется, записывается в блокноты «Для молодых мам», благополучно забывается… Но, если наблюдением за языковым «взрослением» малыша занимается филолог, дело обретает совершенно другой оборот — исследовательский, научный. Своими «разговорами» с внучкой Катей с «Брянской ТЕМОЙ» поделилась профессор БГУ Светлана Гехтляр.

«Случайно услышала, как говорили о ком-то, проходя по улице, два молодых человека: „Ей, небось, уже семьдесят, а всё чего-то хочет…“ — вспоминает Светлана Яковлевна. — И тогда я подумала: «Может, и вправду наступает время, когда человек уже не имеет права чего-то хотеть? Тогда интересно: а начинается это время когда?

И вспомнилось, что внучка моя Катя, как только начала говорить, уже в 2–3 года, многое хотела. И прежде всего — знать, понять, усвоить. На этом её пути, стремлении знать, понять, мне уже тогда довелось у неё многому учиться».

Вопросы как способ освоения законов жизни

— А почему сыр так плохо тЁрится? (Трётся на тёрке.)
— Почему помидорку надо сОлить?

* * *

— Почему так: проехала большая машина, а пахнет, как такси? (В такси её укачивает, вот и запомнился запах выхлопных газов.)

* * *

— А почему зима так долго?
— Она уже проходит…
— Где проходит? Почему я не слышу?

* * *

Говорю ей:
— Подожди, я форточку открою, чтобы воздух проходил…
Удивляется:
— Разве воздух ходить умеет?

* * *

— Баба, а если телевизор разбить, там будут живые люди?

* * *

— Баба, у меня к тебе один вопрос: зачем ты маму зимой родила? День рождения летом гораздо лучше.

* * *

— Почему пододеяльник? Он ведь НА одеяло надевается, а не ПОД.

Радости открытий и неожиданные умозаключения

— Смотри, баба, в луже — дом! (Неожиданность от увиденного отражения.)

* * *

— Хорошо гулять тем, кто живёт около парка. А нам ещё идти и идти…

* * *

— Ты видишь, зелёная простынка висит на верёвке? Наверное, у бабы Тани украли, у неё я такую видела.

* * *

Болеет, сидим дома. Грустно вспоминаю: — А помнишь, Катя, как до болезни мы с тобой много гуляли, играли…
Катя с упреком, назидательно в ответ: — Гуляли, гуляли — и заболели…

* * *

— Почему ты включила такой свет? (Зажгла люстру.) У меня же не болит горлышко! Такой свет включают, когда горло мажут!

* * *

Увидев на экране телевизора, что начинается программа «Время», закрывает руками глаза, чтобы не видеть: «шарик и звёздочка» — сигнал, что сейчас скажут:
— Пора спать.

* * *

— Почитай мне книжку!
— Какую?
— Любую!
— Эту?
— Нет!
— Эту?
— Нет! Вот эта пусть будет любая!

* * *

— А теперь, Катя, давай припев вместе!
— Нет, не давай вместе!

В минуты возбуждения проявляется способность к словотворчеству и словотолкованию

— Ой, хватит парить ножки с горчицей, ножки уже огорчились!

* * *

Хвалю её:
— Вот молодец наша Катя: пьёт молоко с содой — и ваших нет!
— Каких ваших?

* * *

— Ой, народу машин! (Много.)

* * *

Гуляем. Видим машину с поднятым капотом. Возится шофёр. Заинтересовано спрашивает:

— Что дядя делает?
Не могу удержаться от соблазна превратить ответ в воспитательный процесс:
— У машинки горлышко болит, дядя лечит. Помнишь, ты болела, тебе горлышко смазывали, лечили?
Но Катя быстро даёт мне понять, что сама всё знает, отвечает рассудительно:
— Если болеешь, надо пить лекарство. Если лекарство горькое, надо потерпеть. Если лекарство очень горькое (задумывается)… тоже надо потерпеть.

* * *

Папа надевает ей ботинок. Плохо надевается.
Катя:
— Ты лопаточку забыл положить! (Язычок внутрь завалился.)

* * *

Катя объясняет, почему не любит надевать на прогулку шубу:
— В шубе нельзя радоваться! (Оказалось, дело в том, что длинные рукава мешают хлопать в ладоши.)

* * *

— Катя, ты зеваешь. Хочешь спать?
— Нет, Катя хочет зевать.

* * *

— Баба, почему здесь краской пахнет?
— Потому что здесь ремонт!
— Нет, потому что здесь красят!

* * *

— Баба, ты не знаешь, какой породы эта машина?

* * *

Папа, в чём-то не согласившись, сказал Кате:
— Нет, ваша светлость!
Катя в ответ:
— Неправильно ты говоришь! Ваша светлость можно говорить только бабе Свете, а мне: «Ваша катесть…»

* * *

Разговариваем о том, что нельзя жить, сообразуясь только со своими желаниями, надо стараться, чтобы людям, которые рядом, тоже было хорошо. Привожу пример. Едем в троллейбусе, тесно, хочется сесть — и вдруг место освобождается. Но ты видишь — стоит старенькая бабушка. Ты ведь не станешь садиться, уступишь ей место?

«Да, — соглашается Катя, — Уступлю. Если рядом ещё одно свободное будет».

* * *

— Катя, реши задачку. У тебя 7 конфет. Две ты отдала…
— А кому я отдала? Зачем?

* * *

Идём из магазина. Объясняю, как некрасиво клянчить. ( «Ты вафельки купишь? Ты конфету купишь?») Говорю, что взрослые сами знают, что купить, потом: «Ты всё поняла?». Кивает.

Я снова: «Что ты поняла?» — «Что надо потерпеть: приеду к бабе Тане, она мне всё будет покупать, что попрошу».

* * *

Едем на ёлку в ДК БМЗ:
— Баба, у тебя бывает такое настроение, нервнопраздничное, как я его называю?

А вот настоящий урок терпеливости от внучки…

— Вот сижу, и всё во мне дрожит…
Тихо и мужественно прозвучала эта её фраза в поликлинике, у кабинета врача.

Александра САВЕЛЬКИНА.
Фото из архива Светланы Гехтляр

2867

Добавить комментарий

Имя
Комментарий