12-летние предпоЧИТАЮТ классику

Немецкие психологи как-то подсчитали, что умение самостоятельно потреблять культуру (как пищу для ума и сердца) впервые начинает проявляться у шестиклассников. Считается, что у детей этого возраста накапливается достаточный жизненный опыт, опираясь на который, они сами способны выбирать для себя культуру или же её отсутствие. Другими словами, в шестом классе личинка-душа окукливается, и что из неё выйдет — пёстрокрылая бабочка или вредитель — от взрослых больше не зависит.

«Как это не зависит?» — подумали расчётливые (в самом лучшем смысле этого слова!) немцы и полвека назад придумали множество полезных программ для гармоничного развития своих дорогих шестиклашек — будущего нации. В том числе и конкурс для юных12–13-летних чтецов на лучшее воспроизведение классических розаических текстов. Не будем вдаваться в подробности, удалось ли немецким психологам решить проблемы трудного возраста с помощью высокой литературы, заметим другое — конкурс прижился, стал очень популярным в стране, дети действительно обратили внимание на классику, а практику эту принялись тиражировать в других государствах.

Два года назад конкурс «Живая классика» впервые был проведён в России, а в этом году событие обрело международный масштаб. С 1 февраля по 1 июня шестиклассники из России, Украины, Армении, Турции, Киргизии, Казахстана, Азербайджана, Молдовы и Белоруссии читали вслух любимые прозаические художественные тексты, стараясь как можно полнее раскрыть их смысл и образный строй. Читали, разумеется, на русском, финал состоялся в День русского языка. В общей сложности в конкурсе приняло участие более трёх миллионов детей в возрасте 12–13 лет. Из трёх миллионов наиболее успешными в художественном чтении стали только шестеро ребят: трое иностранцев и трое россиян.

Одна из победителей — Екатерина Крыцина — живёт в городе Брянске, в этом году успешно окончила 6 класс Брянского городского лицея № 1, с четырёх лет занимается в Центре театральной педагогики под руководством заслуженного работника культуры РФ Елены Кирюшиной при областном ДДЮТ им. Ю. А. Гагарина, куда её однажды привела мама — актриса и педагог ЦТП Галина Крыцина. К слову, к конкурсу «Живая классика» Катя тоже готовилась вместе с мамой, вместе они прошли и все его непростые этапы. О том, как это было, наши героини с удовольствием рассказали «Брянской ТЕМЕ».

Школьная форма, «Мальчики» и 3 миллиона

«Вот это Катя выступает на сцене концертного зала „Колизей“ в Москве, в финале международного конкурса, — комментирует Галина Евгеньевна запечатлённый на фото момент. — Катя выступала в обычной школьной форме советского образца. Этот сценический костюм «играет» в нашем спектакле «Девочки», и он хорошо подошёл образу гимназистки, представленному в отрывке».

Кажется, что на фотографии, привезённой с конкурса, нет ничего сверхъестественного в плане декораций или иного оформления — только симпатичная девочка в коричневом форменном платьице, с белым бантиком и кружевным воротничком. Катя поясняет: «Костюмы, декорации и мизансцены использовали в основном участники из других стран. Иногда получались целые спектакли! Хотя профессионалы, сидевшие в жюри, сами потом говорили, что им эта мишура не нужна, а важен сам чтец, его подача текста, и что за минуту можно понять, что ты из себя представляешь. На это мы в принципе и рассчитывали. Не на победу, осознавая, что любой конкурс — это лотерея. Просто хотелось быть понятыми…»

Интересуюсь:

— Как попали в число участников такого серьёзного конкурса?

Галина Евгеньевна: Информацию о конкурсе в начале года рассылали по всем областям из Москвы. Конечный пункт рассылки — школы.

Это потом мы узнали, что проводится «Живая классика» под патронатом Министерства образования и Министерства культуры РФ, Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям, правительств Москвы и Санкт-Петербурга. Что конкурс этот — аналог немецкого состязания чтецов, который проходит в Германии уже больше 50 лет. Что финал будет международным, и в нём примут участие ребята из других стран, где удалось сохранить русский язык…

Поначалу мы вообще подумали, что это лицейский творческий конкурс — там это дело обычное, регулярное. Буквально после Нового года позвонила Катина учительница русского языка и литературы Елена Владимировна Есликова, попросила подготовить прозаический отрывок. Любой, главное, не из школьной программы за шестой класс.

Толстой, Чехов, Тургенев, Достоевский… просмотрели много произведений. Кате, воспитаннице серьёзного творческого коллектива, хотелось сложных психологических переживаний, при этом соответствовавших её возрасту и мироощущению. Найти такой отрывок оказалось непросто.

 — А что в принципе выбирают дети этого возраста? Что читают шестиклашки?

Галина Евгеньевна: Драгунский — безусловный лидер конкурса «Живая классика — 2013», затем следуют Чехов, Тэффи, в большом количестве юмор русских писателей для детей. Это понятно — детям такого возраста юмор ближе, им самим хочется посмеяться. Да и взрослые чаще делают акцент на более выигрышную, зрелищную подачу материала.

Читали также Шолохова — «Судьбу человека», «Поднятую целину»; «Восковую уточку» Людмилы Улицкой…

Наша землячка Катя Никифорова из города Стародуб выбрала отрывок из повести Светланы Алексиевич «Цинковые мальчики». Серьёзнейшее произведение, основанное на воспоминаниях солдат, их матерей, жён, по судьбам которых прошла афганская война. Но есть одно «но». Шестиклассница читала отрывок от имени матери, потерявшей на этой войне сына. Ребёнок, конечно же, не мог всего этого пережить, прочувствовать. Даже для очень хорошей, талантливой девочки такой материал не подходит — это абсолютное несовпадение жизненного опыта и содержания произведения. Славина Сныткина из города Дятьково читала рассказ «Вальс о вальсе» Игоря Лебедева. Эта девочка уже второй год представляла Брянщину на Всероссийском конкурсе «Живая классика». Замечательно выступила, но ошибки те же. А вообще, делегация Брянской области была одной из самых достойных.

Записки не маленькой лицеистки

— Как же вы с Катей пришли к «Запискам маленькой гимназистки» Лидии Чарской — произведению, с которым в итоге и победили?

Галина Евгеньевна: Дошло до того, что за неделю до школьного этапа конкурса у нас не было произведения! В Кате я была уверена: у неё память хорошая, знала, что выучит быстро, но всё же работа предстояла большая…

И вдруг Катя вспомнила о когда-то очень ею любимой книге «Романтические истории для девочек», открыла и — чудо, именно то, что ей хотелось! Лидия Чарская, «Записки маленькой гимназистки».

Катя: Лидия Чарская очень известная была в своё время, а потом её повсеместно запретили, очевидно, из-за дворянского происхождения, а затем и вовсе забыли.

Я выбрала отрывок, в котором девочка, оказавшаяся в чужом доме после смерти матери, сталкивается с очередным предательством своих избалованных двоюродных братьев и сестёр.

Жюли, горбунья, одна из кузин, одинокая и озлобленная девочка — бросила в печь красную книгу учителя, по которой диктовались немецкие тексты на уроках. А затем совершила гораздо большую подлость — незаметно вышла из комнаты, оставив героиню одну. Пришла учительница, стала сокрушаться о своей книге. Девочка попыталась извиниться и раскаяться в том, что не остановила Жюли, но, не успев закончить фразу, услышала: «Ага, раскаиваетесь! Теперь раскаиваетесь, ага! А сама что наделала! О злая, негодная девчонка! Безжалостное, бессердечное, жестокое существо! Сжечь мою книжку!»

Героиня сначала пыталась защитить себя, а потом вдруг увидела глаза горбуньи, молящей о том, чтобы не выдавали её преступления. И девочка приняла весь удар на себя, оправдывая решение тем, что её родители уже на небесах, и они точно знают, что их дочка не виновна, а родителям Жюли будет горько и стыдно узнать о таком проступке. Это если вкратце…

Очень сложный, психологический, насыщенный переживаниями отрывок.

Когда я учила этот текст, то после каждого нового куска буквально падала без сил на пол. Настолько трудно было погружаться в этот материал.

— А с возрастом-мировоззрением совпадение случилось?

Галина Евгеньевна: «Записки маленькой гимназистки» — это книга для внеклассного чтения ещё в третьем классе, и мы с Катей когда-то читали это произведение.

Для нас оказалось ценным в «Записках», что героиня, от лица которой ведётся повествование, постоянно оказывается перед нравственным выбором. Кате это близко, об этом мы всегда говорим с детьми на занятиях в ЦТП, об этом спектакли нашего театра» Взрослые и дети». Мы с четырёх лет занимаемся образованием души. А где этим занимаются? Редко где!

— Расскажите немного о самом конкурсе: кто был в жюри, где проходили российский и международный этапы соревнования чтецов?

Галина Евгеньевна: Российский финал проводился в Санкт-Петербурге, международный — в Москве. В жюри в этом году вошли телеведущая Светлана Сорокина, писатель Виктор Ерофеев, актриса театра и кино Светлана Крючкова, писатель Григорий Остер, прозаик, драматург, режиссёр, телеведущий Андрей Максимов и другие известные люди. Ведущим финального состязания чтецов был актёр Вениамин Смехов.

Каждому этапу конкурса «Живая классика» предшествовал отборочный тур. В Питер приехали 240 шестиклассников из разных уголков страны, чтобы побороться за возможность участвовать в российском этапе конкурса — по 3 человека от каждой области. Всех участников разделили на группы: по восемь регионов в каждой — итого 24–25 человек.

В финал из каждой группы вышли только по два человека. Это невероятно трудно! Катю на победу не настраивала, убеждала, что это лотерея. И наш билет оказался счастливым. Но, видимо, не случайно, ведь оценивали профессионалы, которые подтвердили правильность метода творческой подготовки детей в нашем коллективе.

Катя: Вообще чтение — один из самых сложных жанров. Суметь рассказать от души, сделать произведение своим. Должна быть хорошая дикция, ты должен понимать, зачем выходишь на сцену. Много было повторов с выбором произведений. У нас же — эксклюзив!

К тому же мне повезло — я была седьмая по счёту в списке из двадцати пяти человек: ждать недолго и есть время, чтобы настроиться.

— Как оцените конкуренцию на конкурсе?

Галина Евгеньевна: Много было хороших чтецов, но не всегда получалось то самое совпадение — фактуры и материала. Например, мальчик мастерски читал рассказ Чехова «Разговор пьяного с трезвым чёртом» — так естественно, так живо, видно, что и по жизни он актёр, но это был совершенно не его материал. И ребёнок тут ни при чём — виноваты взрослые, которые для него выбрали роли пьяного и чёрта.

Катя: У представителей Кабардино-Балкарии была огромная группа поддержки. Они вошли в зал в середине выступлений, прошли по рядам с цветами, жюри вручили подарок от республики, громко аплодировали своим чтецам… Кстати, второй финалисткой в группе назвали именно девочку из Кабардино-Балкарии.

Галина Евгеньевна: Из восьмидесяти участников осталось только двадцать лучших. А отборочный этап международного конкурса (уже в Москве) удалось пройти только пятерым. Катя вошла в это число.

«Фыфки» и прочие дефекты речи

— Какими были самые яркие моменты конкурса «Живая классика»?

Галина Евгеньевна: …например, когда на всероссийском конкурсе в Питере на сцену вышел один из спонсоров и сказал: «Мы тоже хотим вручить свой приз. У нас он один, и получит его тот ребёнок, который нам понравится, — независимо выиграет он или нет». Приз, планшетный компьютер, достался Кате.

Катя: Поддержка зрителей была колоссальная. Мои бабушка и дедушка живут в Москве, и они смогли прийти на финал. Бабушка рассказывала, как они сидели в зрительном зале рядом с какой-то иностранной делегацией и руководитель группы вдруг сказала: «У нас здесь только одна конкурентка!» — и указала в сторону, где сидели мы с мамой. «Это моя внучка!», — гордо ответила бабушка.

Приятно было, когда посторонние люди подходили в антракте и говорили: «Спасибо тебе, ты молодец!»

Я на победу не рассчитывала и не расстроилась бы абсолютно. Важнее, что независимые зрители, посторонние люди высоко оценили моё выступление.

Галина Евгеньевна: За нас и в Брянске переживали: в департаменте образования и науки Брянской области, педагоги Лицея № 1 и нашего Центра. Отдельное спасибо директору ДДЮТ им. Ю. А. Гагарина Галине Илларионовне Кашечко — за то, что отпускала меня в эти творческие командировки, всячески за нас переживала.

— В числе участников — Турция, Азербайджан, Молдова — неужели там так популярен русский язык?

Галина Евгеньевна: Скажем больше — делегация из Молдовы была одной из самых сильных. Да и вообще русским языком практически все хорошо владели.

Катя: Только один мальчик из Турции совсем не знал языка! Он читал рассказ Виктора Драгунского «Заколдованная буква» — про «сыски», «фышки» и «хыхки». Текст он учил по турецкой транскрипции, надписанной над каждым словом. Дефект, конечно, был виден, но это было так мило, так очаровательно. Мальчик заслуженно стал лауреатом международного конкурса.

— Какие недостатки, на ваш взгляд, чаще всего снижали уровень чтения?

Галина Евгеньевна: Начиная от едва слышного чтения и заканчивая явными нарушениями дикции. Да, у нас есть именитые актёры, обладающие дефектами речи, но они так хорошо играют, что на дефекты обращаешь внимание в последнюю очередь. Что касается детских выступлений (хотя моё высказывание больше относится к работе взрослых), то невнятная речь со сцены — это показатель отсутствия серьёзной работы, неуважение к слушателю и отсутствие элементарной культуры. Представьте, ребёнок говорит со сцены: «Антон Павлович Чехов, „Случай…“, а дальше — то ли «в классе», то ли «с Васей», не разобрать.

Не у всех ребят есть ощущение сцены, пространства, у всех разная сила голоса, иногда такая, что даже микрофоны с трудом улавливают.

Катя: На международном конкурсе были дети, которые в нарушение регламента читали свои отрывкипо 15 минут! Но только сами себе навредили, потому что только профессионалам под силу удержать зал так долго. Особенно в случае с прозой.

— А каким по времени должно быть идеальное выступление в этом жанре?

Катя: Пять минут.

Галина Евгеньевна: А жюри и одной минуты хватит, чтобы понять, кто чего стоит.

— Судя по тому, какие произведения ребята выбирали для конкурса, как думаете, шестиклашки — это дети или взрослые?

Галина Евгеньевна: Девочки в этом возрасте всё-таки взрослее, серьёзнее, вдумчивее, а мальчишки всё больше дети — шаловливые, озорные, смешливые.

— Конкурс называется «Живая классика». А что можно считать классикой? Даже более конкретно спрошу: Людмила Улицкая, современный писатель, которого вы упоминали, — тоже классик?

Галина Евгеньевна: Думаю, классик — это автор, раскрывающий в своих произведениях общечеловеческие, вневременные темы. В этом смысле, а не в противопоставлении классик — современник Людмила Улицкая в эту категорию входит. Хотя, конечно же, классикой считаются произведения, проверенные временем.

Катя: Классика — это хороший язык, хорошая литература, которая обогащает нашу речь. Соответственно, чтение такой литературы — это повышение внутренней культуры, общей культуры, это наше будущее.

Галина Евгеньевна: Жаль только, что Катины ровесники либо мало читают, либо не читают вообще.

— А что Катю сегодня привлекает в плане литературы? Какая литература способна произвести сильное впечатление?

Катя: Недавно прочитала один из романов фантаста Филипа Пулмана и по-новому взглянула на этот популярный жанр.

Что касается эмоциональных потрясений, то это рассказы Джека Лондона, «Маленький принц» Антуана-де Сент-Экзюпери. А самое первое, наверное, «Белый Бим Чёрное ухо» — сначала фильм, потом книга.

«Кто мы» и кто, если не мы

— Как думаете, должны ли дети осознавать с раннего возраста жестокость и несправедливость мира — читать «Записки маленькой гимназистки» Чарской, «Плач детей» Некрасова с почти садомазохистскими строками: «Только нам гулять не довелося/ По полям, по нивам золотым:/Целый день на фабриках колёса/ Мы вертим — вертим — вертим». Или же всё-таки деток стоит воспитывать в тепличных условиях — в чистоте и стерильности эмоций и отношений?

Катя: И Некрасов нужен, и Чарская… Лучше пусть душа с детства закаляется. Как бы ни менялись внешние декорации, какие бы совершенные машины ни приходили на смену телегам, ценности у людей всегда будут разные. Одни будут жить в своём розовом мире, спокойном и благополучном, а другие сохранят в себе способность видеть несправедливость мира, всё его несовершенство. И дело не в деньгах и материальном благополучии, а в душевных и моральных качествах.
И так обидно, когда хорошие люди, с которыми есть о чём поговорить, с которыми интересно общаться, однажды сливаются с этой розовой массой — потому что так проще жить.

Галина Евгеньевна: У Евгения Евтушенко есть стихи: «Не надо говорить неправду детям,/ Не надо их в неправде убеждать, /Не надо уверять их, что на свете/Лишь тишь да гладь да божья благодать».

Детям необходимо знать правду о тех проблемах, которых им вряд ли удастся избежать. Они должны быть готовы к осмысленному правильному выбору. Приспособиться — самое простое. Яркий тому пример: дети начинают ругаться матом, чтобы не выделяться из толпы. Никто не хочет быть белой вороной, это очень сложно. Не всякий выдержит этот груз.

— К слову о белых воронах. Когда в «Брянской ТЕМЕ» вышло интервью с создателем театральной студии «ВиД» Еленой Кирюшиной, в заголовок была вынесена её цитата: «Мы воспитываем белых ворон». И за годы существования вашего театрального коллектива в Брянске таких «птиц» уже целая стая: многие замечательные люди в нашем городе — выпускники театра «Взрослые и дети». Расскажите, как в вашей жизни появился «ВиД»?

Галина Евгеньевна: Катя в театре с четырёх лет, я же попала в коллектив к Елене Кирюшиной в четырнадцать. Это был ещё театр «Романтик» в ДК железнодорожников. Вначале мы с классом ходили на представления и спектакли этого удивительного коллектива, а потом объявили приём желающих…

Мы записались в «Романтик» и постепенно втянулись в прекрасный мир, придуманный Еленой Кирилловной. Мне нравилось там всё: и музыкальные вечера, и собрания посвящённые живописи, литературе, кино, театру, и знаменитые кают-компании, и поездки на Святое озеро.

Эта насыщенная, интересная жизнь настолько закрутила-захватила меня, что когда передо мной стал выбор — уехать с родителями в столицу, где отцу-военному давали квартиру, или остаться в Брянске, жить в общежитии, но быть с театром, — я выбрала театр. А специальность получила на литфаке.

Два года затем проработала в школе, но быстро стало падать зрение, пришлось оставить профессию, связанную с постоянной проверкой тетрадей. Параллельно играла в театре, а когда наш коллектив переехал во Дворец детского и юношеского творчества имени Гагарина, стала педагогом тогда ещё школы гармоничного развития, помощницей Елены Кирюшиной — своего учителя.

— Катя, а каким оказался твой дебют на сцене?

Катя: Это было в студии во время одной из творческих встреч с Валентином Динабургским. Я читала стихи про «выньте палец изо рта», про валенки и про принцессу. В тот день была сделана фотография — я на руках у Валентина Давыдовича. Он сказал, что обязательно разместит это фото в своей новой книге для семейного чтения «Зелёный абажур». И разместил ведь!

— В каких спектаклях театра «ВиД» можно увидеть замечательных актрис Екатерину и Галину Крыциных?

Галина Евгеньевна: «Кто мы» (у Кати там главная роль), «Девочки», «Одни мальчики на уме» по пьесам Елены Кирюшиной. Приходите в новом сезоне. Будем рады!

О бабочках и неотении

В одном из своих интервью писатель Людмила Улицкая, чью «Восковую уточку» читала лауреат конкурса «Живая классика» Мадина Вараева, так размышляла о современном обществе: «Неотения — способность недоразвившейся личинки к размножению — наблюдается в природе у некоторых видов насекомых и земноводных. Мне кажется, что это замечательная метафора: современное человечество напоминает именно личинок, которые не достигают взрослого состояния, но об этом не догадываются. Взрослый человек способен созидать, а личинка такой способностью не обладает, поскольку её предназначение — потребление. В этом смысле современное общество кажется мне личиночным — оно ориентируется на всякого рода потребление: лучшей еды, лучших путешествий, одежды, гостиниц. На этом пути невозможно достичь конечного результата. Где-то впереди мерещится что-то ещё более вкусное или неопробованное…»

Но всё же пока в этом мире, безвыходно материальном, остаётся горсточка истинных идеалистов, есть надежда, что из некоторых личинок всё-таки вылупятся прекрасные бабочки. И не обязательно, как у Бродского, толковать с этой целью Талмуд — достаточно любой хорошей книги.

Александра САВЕЛЬКИНА
Фото Михаила ФЁДОРОВА и из личного архива семьи КРЫЦИНЫХ

3664

Добавить комментарий

Имя
Комментарий