Чувство порядка: полицейский 100 лет назад

Ещё совсем недавно нынешняя полиция называлась милицией. О ней было написано много книг и снято много кинофильмов. Говорить об истории полиции в эпоху милиции, было не принято. Но теперь, когда вчерашний милиционер стал полицейским, пришло время узнать больше о профессии стражей порядка. Кто и как выполнял функции сегодняшних участковых, оперуполномоченных, сотрудников ГИБДД и патрульно-постовой службы сто лет назад? В материале студента 2-го курса факультета журналистики Санкт-Петербургского государственного университета Виктора НЕПШЫ используются выдержки из устава полицейской службы 1913 года, который объединял в себе требования, содержащиеся в современном кодексе профессиональной этики, наставлениях, инструкциях и, конечно, Законе о полиции.

Кого не принимали в полицию

К отбору кандидатов для службы в полиции, особенно в сыске, подходили тщательным образом.

Запрещалось принимать:

  • состоящих под следствием и судом или отбывших наказание в виде тюремного заключения;
  • нижние чины запаса, которые во время прохождения действительной службы состояли в разряде штрафованных (категория нижних чинов, ограниченных в служебных правах и подлежащих за проступки телесному наказанию);
  • исключённые со службы по суду, из духовного ведомства за порочное поведение и из среды общества по их приговорам;
  • объявленных несостоятельными должниками;
  • состоящих под опекою за расточительство;
  • подвергшихся в течение последних двух лет телесному наказанию по приговорам волостных судов.

Для поступления на службу (в школу полиции) требовались следующие условия:

  • возраст от 25 до 40 лет; • русское подданство;
  • православного вероисповедания;
  • принимались преимущественно нижние воинские чины по увольнении их в запас и отставку (за недостатком нижних чинов принимались и не служившие в войсках);
  • достаточный рост и представительная внешность;
  • здоровое и крепкое телосложение (все выдержавшие вступительный экзамен подвергались медицинскому осмотру);
  • лица, уже имеющие свидетельство на звание урядника или околоточного, при поступлении должны были выдержать экзамен по всему курсу школы или пройти его наравне со всеми.

При положительной сдаче вступительных экзаменов и зачислении в школу бралась подписка о том, что они обязуются прослужить не менее года в уездной полицейской страже, беспрекословно подчиняться всем установленным правилам школы и исполнять все приказания в течение прохождения курса.

Программа вступительных экзаменов состояла из следующих блоков:

  • беглое чтение по печатному и рукописному тексту и связный пересказ прочитанного;
  • диктант;
  • знание четырёх действий арифметики над простыми числами.

«Полицейский есть член великой армии порядка, он исполняет роль внешних её чувств. Он видит и слышит, стережёт и разведывает и обо всём замеченном доносит. На основании его донесений составляют план действий этой армии, всегда готовой вследствие бдительности своих исполнителей своевременно тушить вспышки вечно тлеющего по линии наблюдения огня преступления и насилия» — говорилось в уставе полицейской службы. Нагрузка на полицейского, особенно на сыскного (это современный «опер»), была огромной. Судите сами: в Петербурге на сотрудника уголовной полиции приходилось 22 тысячи жителей, в то время как в Европе — 8 тысяч.

Будущих полицейских — в тюрьму

Обучение в школах полиции было насыщено практической работой. По теме занятий «Словесный портрет» сдавался экзамен, который проходил в стенах тюрьмы. Во время прогулки заключённых, когда в тюремном дворе находилось более 200 человек, экзаменуемый должен был по вручённой ему карточке словесного портрета найти соответствующего преступника. Будущим урядникам внушалась необходимость строжайшего соблюдения законности. Каждый назубок знал первое правило, с которого начинается служба в полиции: «При допросе категорически запрещается добиваться от подозреваемого признания угрозами, ложными уверениями и тем более физическим насилием».

В курс сыскного дела входили также темы: «Обнаружение и допрос свидетелей», «Собирание вещественных доказательств», «Наружное наблюдение», «Косвенные улики», «Работа с собакой», «Антропометрия, дактилоскопия и фотография».

Обязанности полицейского:

  • точно и беспрекословно исполнять законное приказание своего начальства;
  • вежливо и почтительно относиться к публике, стараясь как можно точнее и определённее ответить на все вопросы, изъявляя всегда готовность оказать законное содействие;
  • при первой возможности донести начальнику обо всём замеченном им, слышанном и виденном;
  • всегда говорить только правду и, действуя как свидетель, ничего не утаивать и ничего не прибавлять;
  • иметь при себе записную книжку и карандаш, в которую записывать все относящееся к происшествиям и явлениям, о которых ему придётся свидетельствовать на суде;
  • неправда — это самая серьёзная хула для полицейского служащего;
  • в случае неуверенности исполнить требование об аресте пригласить всех заинтересованных в участок, где вопрос разрешится офицером;
  • в случае необходимости действовать самостоятельно, делать всё скоро, энергично и решительно, иначе помощь может оказаться лишней».

Учёба

Сегодня вновь поступившие на службу в полицию проходят первоначальную подготовку. Например, в Брянске — в филиале Московского института повышения квалификации МВД России.

Сто лет назад молодых стражей порядка также обучали профессии в специальной школе. Предъявляемые к обучаемым требования были очень серьёзные, и многие не выдерживали их. Начальник петербургской школы пристав Б. Н. Дункель писал: «Из третьего участка в школу были командированы 9 человек кандидатов в околоточные надзиратели, из которых только 5 прошли курс, выдержали экзамен и получили назначение, а остальные 4, не выдержав режима школы, ещё до экзамена отчислились от таковой».

Подъём в школе был в 6 часов утра, после утренней уборки назначались наряды на кухню, на дежурства при сыскном отделении, на посты и другие работы. В 8 часов утра начинались классные занятия и продолжались до 12 часов дня. Затем был обед и кратковременный отдых. С 2 часов и до 5 пополудни проводились занятия по гимнастике, шашечным приёмам (фехтование), ознакомлению с револьвером и стрельбе из него и другим различным практическим приёмам под руководством начальника школы. В 7 часов вечера 2 команды из 10 человек каждая под руководством одного из полицейских урядников отправлялись в городские театры и входили в состав городской полиции. Оставшийся личный состав школы занимался в общежитии или классах самоподготовкой.

Сыскная полиция — современный уголовный розыск

Cто лет назад структура сыскных частей полиции была совсем другой и заметно отличалась от современного уголовного розыска, однако общие параллели всё же имелись.

Сыскная полиция начиналась со справочного регистрационного бюро. Здесь регистрировали преступников, анализировали все поступающие о них сведения. Кроме этого имелись фотографический, антропометрический и дактилоскопический кабинеты. В состав бюро входила наблюдательная часть, осуществлявшая надзор, в том числе негласный за подозрительными личностями и адресами. При бюро имелся учебный музей с коллекцией оружия, воровских инструментов, образцов почерков и т. п.

Стол розыска проводил работу по выявлению и задержанию преступников.

Имелся стол личного задержания, его ещё называли стол приводов. Сюда доставлялись арестованные и задержанные лица для установления личности и проверки на предмет правонарушений.

Существовали в сыскной полиции так называемые летучие отряды. Это неофициальное название, говоря современным языком, специальных групп задержания. Фактически они прототип нынешнего сцецназа и ОМОНа. Существовали летучие отряды в крупных губернских городах. Бойцы этих отрядов участвовали в облавах и засадах, задержании особо опасных, дерзких преступников. Летучим отрядам поручались наиболее рискованные операции. И потому «летуны» должны были обладать специальными навыками, быть физически сильными, ловкими, быстрыми, умели метко стрелять. Кроме этого летучие отряды несли постоянное дежурство на вокзалах, в театрах, осуществляли обход гостиниц, рынков, вели дневное и ночное патрулирование.

Ломбардные отряды. Неофициальное название сыскного отделения, сотрудники которого занимались розыском похищенных вещей. Это что-то сродни нынешнего отдела уголовного розыска, занимающегося розыском квартирных воров.

В каких случаях полицейскому разрешалось применять оружие сто лет назад:

  • для отражения вооружённого нападения на служащего полиции;
  • для отражения нападения (даже не вооружённого), сделанного одним или даже несколькими лицами, когда иное средство защиты было невозможно;
  • при задержании преступника, когда он мог препятствовать указанными выше насильственными действиями или когда невозможно было его преследовать;
  • при преследовании арестанта, бежавшего из тюрьмы или из-под стражи, когда он своими действиями противился задержанию или его невозможно было настичь.

Применение оружия современным полицейским:

  • для защиты другого лица либо себя от посягательства, если это посягательство сопряжено с насилием, опасным для жизни или здоровья;
  • для пресечения попытки завладения огнестрельным оружием, транспортным средством полиции, специальной и боевой техникой, состоящими на вооружении (обеспечении) полиции;
  • для освобождения заложников;
  • для задержания лица, застигнутого при совершении деяния, содержащего признаки тяжкого или особо тяжкого преступления против жизни, здоровья или собственности, и пытающегося скрыться, если иными средствами задержать это лицо не представляется возможным;
  • для задержания лица, оказывающего вооружённое сопротивление, а также лица, отказывающегося выполнить законное требование о сдаче находящихся при нём оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, взрывных устройств, ядовитых или радиоактивных веществ;
  • для отражения группового или вооружённого нападения на здания, помещения, сооружения и иные объекты государственных и муниципальных органов, общественных объединений, организаций и граждан;
  • для пресечения побега из мест содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений или побега из-под конвоя лиц, задержанных по подозрению в совершении преступления, лиц, в отношении которых применена мера пресечения в виде заключения под стражу, лиц, осуждённых к лишению свободы, а также для пресечения попытки насильственного освобождения указанных лиц.

Как видите, у полицейских сто лет назад и сегодня много общего в применении оружия.

«Приют для опьяневших»

До начала XX века в России не было медвытрезвителей. Несложно догадаться, что при таких условиях многим любителям зелёного змия в зимнее время грозила холодная смерть на улице.

Только в 1902 году в Туле открылось учреждение с незамысловатым названием «Приют для опьяневших». Основной целью приюта было спасение замерзающих под забором тульских оружейников. Вот выписка из приказа тульской полиции: «дать бесплатное помещение, уход и медицинскую помощь тем лицам, которые будут подбираемы чинами полиции или иным способом на улицах Тулы в тяжёлом и бесчувственно пьяном виде и которые будут нуждаться в медицинской помощи».

Приют состоял из двух отделений: амбулатории для алкоголиков и приюта для детей пьющих родителей. В штате приюта были фельдшер и кучер. Кучер ездил по городу и подбирал пьяных. Через несколько лет после открытия первого приюта для выпивших почти в каждом губернском городе открылись аналогичные учреждения. А вот сегодня медицинских вытрезвителей нет. И это притом что любителей зелёного змия за сто лет меньше не стало…

Дисциплина

Как сто лет назад, так и сегодня полиция начинается с дисциплины. Вот выдержка из устава полицейской службы:

«Дисциплина состоит в послушании и уважении законного начальства, и эти признаки отличают организованную часть от толпы. Интересы службы требуют, чтобы дисциплина строго поддерживалась, но, однако, не резкими и грубыми способами. Полицейская служба существенно разнится от военной своим скорее индивидуальным, чем коллективным характером. Воспитывать полицейского надо вникая в подробности службы каждого из них, давая совет и оценку их действий, возбуждая этим к себе доверие и расположение, а не страх».

Другими словами, но схожие по смыслу требования содержатся в действующем Кодексе профессиональной этики МВД РФ.

Проступки служащего в полиции, за которые следует неминуемое наказание:

  • пьянство, как на службе, так и вне службы;
  • неповиновение старшим;
  • неисполнение обыденных правил и уставов;
  • непочтение к старшему;
  • ненужное вмешательство в расследование уголовного дела;
  • лишняя грубость к арестованным;
  • невежливость и бранные слова;
  • сообщение частному лицу о полученном приказании или о происшествии и положении дела;
  • дача сведений, могущих повлиять на дело во вред службе;
  • отлучка с поста или небрежное отношение к нему;
  • нерадение при необходимости немедленного «арестования» злоумышленника;
  • болтовня и разговоры на службе;
  • приём вознаграждения без доклада о том;
  • самовольная отлучка из казарм;
  • ссоры с товарищами;
  • неправильное исполнение служебных обязанностей;
  • забыть записать необходимые имена, адреса и подробности по уголовному делу или случаю;
  • неоказание помощи заболевшему или при несчастном случае;
  • занимать деньги и давать взаймы старшим;
  • поступки, приносящие служебный вред.

Азарт

«В публичных местах и на улицах воспрещён азарт в виде рулеток, „трёх карт“, «ремешка» и т. п., виновные подлежат задержанию. Полицейского, уличённого в азартных играх, со службы выгонять незамедлительно».

Борьба с коррупцией

Нечистым на руку чиновникам да и сотрудникам полиции в прошлом веке их статус и положение не давали гарантии избежать наказания за свои преступления. В пользу этого говорит дело высокопоставленного офицера полиции Манасевича-Мануйлова, вызвавшее огромный резонанс. Когда разгорелся коррупционный скандал, Мануйлова, близко дружившего с Распутиным, от рук стражей порядка не спасли ни близость к власти, ни былые заслуги, ни работа в тайной полиции. Петроградским окружным судом Манасевич-Мануйлов был признан виновным в вымогательстве у директора московского соединённого банка крупной суммы и приговорён к лишению всех особых прав и преимуществ и тюремному заключению на два года.

Никаких мемуаров!

С мемуарами у стражей порядка тогда было строго, да и сейчас они, наверное, ни к чему… Всё нужно документировать официально, и всем действиям или бездействию гражданского населения, впрочем и сотрудников полиции, должна даваться законная юридическая оценка.

Вот что по этому поводу говорилось в уставе полицейской службы:

«Нет ничего более противного дисциплине, как скрытое ведение дневников и записок и собирание данных с целью со временем использовать их с выгодой для себя. Всякая несправедливость или незаконное действие, доведённое немедленно до сведения начальства, получат должное возмездие, а потому скрытное приготовление к возмездию недисциплинированно и заслуживает сурового наказания».

Малолетние преступники

Формирование системы предупреждения преступности среди малолетних восходит к правлению царицы Екатерины Великой, указ которой впервые решительно затронул вопрос об отделении взрослых заключённых от детей. В период её царствования были учреждены «Совестные суды» для разбора дел и «Приказы общественного призрения с работными домами».

При царе Александре I в тюремных замках были открыты отделения для малолетних и несовершеннолетних преступников с целью обучения их грамоте и ремеслу. Уже тогда прослеживалась неразрывная связь полиции с обществом. Доказательством этому служит то, что улучшению участи малолетних заключённых способствовало «Попечительское общество о тюрьмах», возникшее в 1819 году. Петербургский комитет проявил прежде всего особенную заботу в отношении малолетних заключённых. Было постановлено: «Арестованных малолетних учить грамоте и лёгкой работе — щипать корпию (изготавливать ткань для перевязки ран и язв), водить прогуливаться, нанять для них трезвых и толковых дядек и мастеров для обучения их сапожному мастерству».

Члены комитета заботились о моральном и физическом состоянии малолетних, исследовали причины их ареста и способствовали освобождению детей, которых «заточили за малые вины». Заключённых детей обучали не только русскому, но и немецкому языку.

К началу 1913 года в системе Главного тюремного управления функционировали 57 колоний и приютов, в которых содержались 2570 воспитанников. Что касается применявшихся по отношению к малолетним мер наказания, они зависели от того, являлись ли несовершеннолетние подследственными или виновными, то есть осуждёнными.

Для находящихся под следствием наказания были следующие:

  1. оставление на свободе с обязательством явиться в суд;
  2. то же с учреждением попечительского присмотра;
  3. помещение в чужую подходящую семью под присмотр попечителя;
  4. помещение в арестный приют;
  5. помещение в подследственную приюту школу.

Для виновных (осуждённых):

  1. выговор;
  2. условное освобождение от наказания или условная отсрочка приведения приговора в исполнение и отдача под присмотр попечителя:
  • с оставлением в родной семье или у хозяина,
  • с помещением в чужую подходящую семью, в прежнее место жительства,
  • то же, но с переменой места жительства, в деревню,
  • с помещением в школу простую или ремесленную, с ночлегом в специальном приюте;

       3. помещение в воспитательно-исправительное заведение с правом на условное освобождение, с установлением попечительского присмотра.

Доносчику первый…

«Ценность сведений зависит от своевременного донесения, полноты и определённости. Умалчивать о чём-либо с целью использования сведений впоследствии преступно, так как приравнивается это к утайке казённого имущества с той разницей, что недонесение влечёт за собой всегда вредные для дела последствия».

Профилактика воровства

«Необходимо наблюдать и изучать пути и способы, по которым воры проникают в помещения, и во время обходов предупреждать владельцев, оставивших окна и двери незапертыми».

Чтоб карманный вор кошелёк не упёр

И сегодня спустя сто лет проблема с карманниками не решена и, увы, остаётся актуальной. «Необходимо зорко следить и употребить все усилия поймать его в момент запуска руки в чужой карман или пока краденое находится ещё при нем. Хотя и покушение на кражу наказуемо, но доказать это очень трудно. Карманники посещают вокзалы железных дорог, скачки, пожары, трамвайные станции, скопления публики, и часто вводит в искушение открытый способ ношения ценных вещей, в особенности женщинами. Наблюдать скопление публики надо в некотором отдалении и, заметив шныряющего карманника, незаметно к нему приближаться».

Воз сёмги на зарплату

Низшим чином городской полиции являлся городовой. В уездной полиции, если говорить современным языком — в РОВД, их называли стражники. Я так понимаю, это что-то вроде нынешних пэпээсников или милиционеров вневедомственной охраны.

Городовые набирались из отставных солдат и унтерофицеров по вольному найму. А вот сейчас в учебные заведения МВД в большинстве своём поступают юноши, не служившие в Вооружённых силах.

Содержались полицейские из бюджета города. Городовые повседневно носили серую форму, а летом белую, видимо, чтобы не было жарко. Тогда, как, впрочем, и сейчас, служба у городовых была не сахар. На посту им приходилось стоять в три смены по шесть часов. Если требовалось отлучиться, постовой должен был вызвать двух дворников.

Кстати, дворники считались официальными помощниками городового, сродни нынешних неаттестованных сотрудников милиции. Одного дворника постовой оставлял вместо себя, а другого направлял в участок, чтобы тот доложил о причинах оставления городовым своего поста.

Четырьмя городовыми командовал один старший городовой. Получалось что-то вроде современного отделения. На содержание городовых выделялось: старшему не более 180 рублей, младшим не более 150 рублей в год, не считая 25 рублей ежегодно на обмундирование. По тем временам это весьма неплохие деньги. Судите сами: взрослый бык стоил примерно 1 рубль, а воз сёмги — около 10 рублей. Сколько это в пересчёте на современные цены? Считаем, если на воз помещается в среднем тонна, а цена современной сёмги — 350 рублей, то сейчас младший чин милиции должен получать около 35 тысяч рублей.

Полицмейстер = начальник УМВД города

Начальником полиции во всех губернских и крупных городах являлся полицмейстер, который возглавлял управу благочиния, а со второй половины XIX века — городское полицейское управление, это, к примеру, как начальник УВД города Брянска. Ему подчинялись все полицейские чины и учреждения города, с помощью которых он осуществлял «благочиние, добронравие и порядок», а также исполнение распоряжений высших властей, судебных приговоров.

В Петербурге, Москве и Варшаве было несколько полицмейстеров во главе с обер-полицмейстером или градоначальником.

Обер-полицмейстер (это что-то сродни начальника областного УВД, генеральская должность) подчинялся генерал-губернатору. Обер-полицмейстер руководил деятельностью полицмейстеров, отвечал за спокойствие и порядок в городе, возглавлял пожарную охрану, «надзирал» за торговлей, городским благоустройством и санитарным состоянием, следил за соблюдением законов и предписаний высших и центральных учреждений, выполнением решений судебных органов, контролировал деятельность частных приставов, руководил надзором за порядком в собраниях и общественных местах, следил за содержанием арестованных.

Чему равняется начальник РОВД?

Пристав отвечал за всю организацию полицейской службы на участке: расстановку постов, графики дежурств, проведение занятий с городовыми, первичный розыск по совершенным преступлениям, арест преступников, допрос. В его обязанности входили надзор за поведением публики в общественных местах и «пресечение праздных разговоров о высоких особах». Чин участкового пристава примерно соответствовал современному званию капитана милиции.

В начале ХХ века жалованья ему полагалось 1400 рублей в год плюс 700 рублей «столовых». «Квартирной табелью» приставу отводилась квартира из шести комнат «общего квадратного содержания в 30 саженей при норме высоты 5 аршин». Вот сейчас бы так… В земской полиции также существовал чин исправника. Он возглавлял уездное полицейское управление, это типа начальника РОВД. Власть его в уезде была единоличной. В качестве представителя губернатора в уезде исправник был обязан наблюдать за общественной безопасностью и за правильным делопроизводством. Власть исправника распространялась на весь уезд, за исключением губернских и некоторых других городов, имевших свою особую полицию.

Ну, за взаимодействие!

«Взаимодействие всех чинов полиции независимо от части, к которой они принадлежат, крайне необходимо для пользы общего дела, причём чувство зависти не должно иметь места. Несущественно, каким путём преступник передан правосудию, лишь бы конечная эта цель была достигнута».

За прошедший век жизнь и служба полицейских, конечно, изменились. Научно-технический прогресс идёт семимильными шагами. Но неизменными остаются профессионализм и требования, которые предъявляются к нынешним стражам порядка.

Внутренние войска

Предшественником современных внутренних войск является учреждённая в 1811 году Императором Александром I Внутренняя стража. С 1816 года эти части были сведены в Отдельный корпус внутренней стражи. А в 1864 году упразднены. Функции Внутренней стражи (усмерение бунтов, поимка и конвоирование преступников, борьба с природными катаклизмами и т. п.) перешли к так называемым местным войскам.

Отдельный корпус жандармов, подчинённый III отделению Собственной Его Императорского Величества Канцелярии исполнял обязанности высшей политической полиции. В этом качестве он является предшественником ФСБ.

От Внутренней стражи в наследство советской милиции последнего периода достался серый цвет мундира.

Водитель кобылы и ПДД

Уже тогда полицейским приходилось выполнять функции нынешних инспекторов ДПС ГИБДД. К постовому городовому часто обращаются при спорах извозчиков с публикой. Нужно решить спор или советовать обратиться в участок. Наличие экипажей грязных, поломанных, с хромыми лошадьми, а равно всякое нарушение правил езды кем бы то ни было замечается и докладывается после смены в участке.

Нарушения эти следующие:

  1. остановка в неуказанном месте;
  2. остановка на улице дольше, чем необходимо для седока сесть или сойти;
  3. оставление лошади без присмотра;
  4. мешать движению, двигаясь шагом;
  5. нежелание уступить дорогу;
  6. отбивать седока от другого.

За все эти проступки надо задерживать только после предупреждения.

Без предупреждения же арестовываются за:

  • быструю езду;
  • умышленное повреждение экипажа, имущества или лица;
  • пьяного кучера;
  • бранные слова или оскорбительные жесты.

Велосипеды с ближним светом

Сто лет назад велосипеды были самым доступным всенародным транспортом, и потому к передвижению на них полиция относилась особенно внимательно. Вот требования к велосипедистам:

«Через час после заката солнца все велосипеды должны иметь зажжённые фонари; во время движения на соответствующем расстоянии от встречных или обгоняемых экипажей, возов, вьюков и пешеходов должен быть даваемый отчётливо слышный звонок или свисток».

Специфика службы

Раскрытие преступлений и обнаружение виновных зависит от энергии, ловкости, опытности, усердия и предприимчивости полиции.

— Занятие более разнообразно — более оживлённо и на виду у общества и начальства, и в службу эту должны поступать люди, имеющие к тому способность и призвание.

— Остерегаться нарушить чужую репутацию и доброе имя и, получив о ком-либо какие-нибудь сведения, донести о них начальству.

— Не отнимать друг у друга дел, а в особенности от чинов наружной полиции.

— Сыщику без агентурных сведений обойтись невозможно, но надо избегать трактиров как мест сходок, предпочитая всегда дать деньги, чем угощение.

Арестованного по голове не бить

«При задержании кого-либо не надо употреблять больше усилий, чем это необходимо. Обыкновенно достаточно бывает взять задерживаемого за правую руку, объявить факт ареста его и вести в участок, где сдать ответственному лицу. В случае сопротивления надо применить силу, не причиняя увечья. В борьбе употребляется оружие, однако нужно избегать наносить удары по голове. Надеть наручники буйному. Не бранить арестованного и не привлекать внимание публики при передвижении с ним. Воспрещается в пути разговаривать с кем бы то ни было и вести при арестованном служебные разговоры».

Если несчастный случай

Полицейский обязан оказать помощь внезапно заболевшему на улице или пострадавшему при несчастном случае, требуя, чтобы публика не скоплялась; применить необходимый способ помощи обмёрзшим, послать за ближайшим врачом или за «Скорой помощью»; записать имя и адрес потерпевшего, виновника происшествия, по возможности свидетелей.

Женитьба с разрешения начальства

околоточный надзиратель хотя и относился к младшим полицейским служителям, но был уже фигурой! Пусть невеликий, а всё-таки начальник. Жалованья ему полагалось в два с лишним раза больше, чем городовому. В отличие от нынешних офицеров тогда околоточный надзиратель являлся фактически государственным (!) служащим. Форма ему полагалась, как у классных чинов.

Особенность должности околоточного надзирателя состоял в том, что он был главным и единственным передаточным звеном между государственной машиной и гражданами. Любая казённая бумага, например, судебная повестка, направленная в адрес гражданина, вручалась лично околоточным надзирателем.

Но главная его обязанность заключалась в строгом надзоре за тем, чтобы жители околотка без малейших отступлений соблюдали правила и постановления «относительно общественного благоустройства и благочиний». Должностная инструкция предписывала «досконально знать» о происходящем в околотке — от затеваемого в домах ремонта (кстати, ремонт можно было делать только с разрешения властей), до женщин, тайно занимающихся сводничеством.

Вообще же околоточный был прикован инструкцией к своей территории, как каторжник цепью к веслу галеры: покидать её он мог только с разрешения пристава. Каждый раз, выходя из квартиры, околоточный был обязан сообщать ближайшему городовому, куда направляется, чтобы в случае необходимости его удалось бы легко отыскать.

Даже жениться околоточные надзиратели, так же как и городовые, могли только с разрешения градоначальника.

Околоточные надзиратели подчинялись участковому, в земской полиции становому приставу. Ему они докладывали о результатах обходов, а также немедленно в любое время дня и ночи сообщали о случившихся происшествиях и замечаниях со стороны начальства.

Виктор НЕПША

3842

Добавить комментарий

Имя
Комментарий