Дарья Хлынова: «В модельном бизнесе главное не длина ног, а характер…»

Более 2500 итальянских и зарубежных журналистов, 15000 привилегированных покупателей, десятки именитых дизайнеров, сотни длинноногих моделей со всего мира. Таким представляется одно из главных мировых fashion-событий — Неделя высокой моды в Милане. С 18 по 23 сентября на лучших подиумах итальянской столицы вживую транслировались модные тенденции весны-лета 2014 года. В показах миланской Недели высокой моды участвовала и 19-летняя топ-модель из Брянска Дарья Хлынова. И это, к слову, была уже не первая Fashion week в её жизни…

— Даша, в пятнадцать лет твоим первым серьёзным достижением в модельном бизнесе стала победа в региональном этапе международного конкурса красоты «Славянка». Уже тогда жюри и эксперты пророчили тебе большое карьерное будущее. С тех пор прошло всего четыре года, а у тебя за плечами уже две Недели высокой моды: парижская и миланская. Расскажи о своём первом зарубежном контракте.

— Это была работа во Франции, на официальной Неделе высокой моды в Париже: показы штучных моделей от-кутюр и более демократичных, но не менее роскошных — на дефиле прет-а-порте. На одном из показов в первых рядах расположились экс-президент страны Николя Саркози и Карла Бруни, многие другие знаменитости. Но то, что происходит в зале, с подиума не видно: в глаза бьёт яркий свет нескольких десятков прожекторов. Возвращаешься за кулисы, и у тебя остаётся всего 30 секунд, чтобы успеть переодеться, и снова на подиум. Ну а в то время, пока все гости собираются перед показом, пьют шампанское и ведут светские беседы, моделей с немыслимой скоростью красят,
делают причёску, маникюр…

Мне было шестнадцать лет, впервые работала на мероприятии подобного уровня, но не волновалась совершенно. Всё это, видимо, потому, что я никогда не гналась за первыми местами — просто хорошо делала своё дело. А драйв? Это ситуация, в которой я чувствую себя комфортно!

— Каким был самый запоминающийся показ на твоей первой заграничной Неделе высокой моды?

— До сих пор вспоминается, как работала с русским дизайнером Юлией Яниной. Она впервые представляла свою коллекцию в Париже и, кажется, немного волновалась. В коллекции были длинные вечерние платья, поэтому и моделей она подобрала с соответствующим, высоким, ростом. Помню, тогда она посмотрела на меня и сказала: «Всё хорошо, но ростом маловата…» Как маловата? У меня рост тогда был метр семьдесят восемь плюс каблук. Решили всё-таки примерить платье, а оно даже до пола краем не достало. Дизайнера я могу понять: Неделя высокой моды — очень ответственное событие, всё должно быть безупречно.

Все планы канули… в Сену!

— Каждая история Золушки начинается с золы и проса, перемешанного с маком, и только потом — принц, карета, хрустальная туфелька. Наверняка, даже в самом прекрасном городе на Земле оказаться одной в шестнадцать лет — очень непросто…

— Поначалу подвело незнание языка. Это было самым сложным. Мой школьный немецкий и родной русский оказались совершенно бесполезными в Париже. Перед поездкой во Францию я пару месяцев занималась с репетитором по английскому, схватывала на лету, довольно свободно разговаривала, но, оказавшись за границей, на первый же вопрос: «Привет! Как долетела?» — не смогла ничего ответить. Освоилась только через пару недель. Сейчас, кстати, находясь в Европе, только английский и даёт возможность общаться с людьми.

Первые две недели я жила одна в 9-комнатных апартаментах. Остальные девчонки должны были приехать только через две недели, непосредственно к показам. Меня же, как новичка, отправили в Париж пораньше: освоиться. В свободное время я гуляла по улицам, наслаждалась парижской атмосферой, а после каждый вечер сходила с ума от одиночества в своих огромных апартаментах. А потом началась Fashion week…

В день нужно было побывать на 15-20 кастингах в разных частях города. Быстро освоила многоуровневое парижское метро, научилась выкраивать 30-минутные перерывы для сна между кастингами. Однажды, торопясь с одного просмотра на другой, остановилась на живописном мосту через Сену, чтобы сориентироваться, как быстрее добраться по указанному адресу. Стала искать что-то в телефоне, и вдруг ветер подхватил папку с документами и швырнул их в реку. Там было всё: карта города, карточка на метро за 60 евро (а мне на неделю выдава-ли 100!), адреса, где проводятся кастинги, электронный ключ от домофона. Я быстро собрала волю в кулак, хотя, казалось, проще самой прыгнуть вслед за документами в Сену, и спокойно поехала в агентство. Мне заново распечатали приглашения на кастинги, и всё снова закрутилось в сумасшедшем ритме.

— Какой главный урок ты получила, оказавшись в большом модельном бизнесе?

— Ценить деньги, которые зарабатываешь. Ещё я научилась собранности и умению ценить своё время. Узнала одно простое правило: кто понял жизнь, тот не спешит.

От Парижа до Милана

— Сколько дефиле было у тебя на Неделе высокой моды в Милане? Считается, что очень сложно стать участником показов известных модельеров, которые работают с модными домами D&G, Versace, Christian Dior и т. д. Насколько это важно в модельной карьере? Каковы твои личные успехи в этом плане?

— Действительно попасть к дизайнерам с мировым именем очень сложно. Во-первых, нужно иметь хорошее модельное агентство, как в России, так и за границей. Во-вторых, нужно быть лучшей, идеальной. Сотрудничество с известными брендами важно для успешной карьеры. И для меня тоже важно, потому что это работа, которую я люблю.

Что касается Milano fashion week, у меня было восемь показов. До этого, летом, я участвовала в легендарном показе Christian Dior, который проходил 9 июля на Красной площади в Москве. Событие это поистине уникальное — последний раз модели, облачённые в умопомрачительные платья силуэта new look, эффектные шляпки и туфли на высоких каблуках, вышагивали по главной площади страны в далёком 1959 году. И если тогда контраст между манекенщицами и простыми советскими гражданами был разительный, то теперь отличить одних от других было непросто. Строительство масштабных декораций заняло не один день. Зеркальный куб, установленный на территории Кремля, отражал и искажал действительность, придавая привычным символам страны — зубчатым стенам, Мавзолею, красным звёздам — новое звучание и рождая ассоциации с работами сюрреалистов. На летнем показе Christian Dior были представлены ключевые вещи будущего холодного сезона. Это, в частности, лаконичные силуэты монохромных чёрных и серых костюмов с приталенными жакетами и свободными брюками, расклешённые пальто и платья-бюстье из кожи и органзы, украшенные фактурными аппликациями, многослойные асимметричные драпировки на подолах и широкие графичные шарфы на шее, а также игра с классическими принтами.

Участие в этом показе значительно повысило мой статус. К слову, в Милане я успела сняться для таких журналов, как Harper’s Bazaar Russia, Vogue Italia, Numero Franсe.

— Как отбираются модели для показов такого уровня?

— Конечно же, как и в любых других сферах, важен профессионализм, опыт, целеустремлённость. Чтобы работать на Fashion week, нужно иметь хорошее портфолио, высокий рост — примерно 178–180 сантиметров, чистую кожу и… взгляд, не обделённый умом. Нужно быть идеальной! Потому что у профессионалов конкуренция намного серьёзнее, чем у начинающих моделей.

— Чем запомнилась тебе Неделя высокой моды в Милане?

— Больше всего запомнился показ итальянского бренда Jo No Fui, в котором я принимала участие. Коллекция была невероятно красивой! Вещи украшены массивными, необычными камнями, а ткань очень приятная. Дизайнер Алессия Джикобино, создавая неординарную, изысканную, авангардную одежду, всегда оставляет след в памяти.

Потрясающая коллекция, на мой взгляд, была у Jil Sander. Несмотря на то что силуэты в её коллекции были более строгие, наряды не отличались обилием ярких цветов, но казались безупречно изящными! Мне самой близка классика. Она бессмертна!

«Я НИКОГДА НЕ ИЗНУРЯЛА СЕБЯ ДИЕТАМИ…»

— Помним-помним, как ты рассказывала про фотосессию для обложки в один из парижских журналов, когда съёмочная группа выехала на двое суток за город, жили в домах на колёсах, работали в горах, когда на улице уже похолодало. Если в целом говорить о фотосессии по-европейски: в чём заключается главная особенность?

— В Европе не любят «боевую раскраску», агрессивный макияж, иногда в обработке фотографий совсем не пользуются ретушью. Мне очень легко сниматься в таком режиме, так как и в жизни я совсем не пользуюсь мэйкапом.

— Ты довольно продолжительно живёшь и работаешь в Милане. Расскажи, как строится твой обычный рабочий день?

— Просыпаюсь в 8 часов по европейскому времени, потом плаваю 30 минут в бассейне или бегаю на беговой дорожке. Затем принимаю контрастный душ (очень полезная, кстати, штука!), завтракаю. После — работа, кастинги. Вечером — просматриваю российские и европейские новости в Интернете, читаю книги. А вот телевизор совсем не смотрю.

— Итальянская кухня: первое, что приходит в голову — это пицца, спагетти, равиоли, лазанья и прочие ну очень калорийные блюда. Что можно себе позволить, чтобы сохранить безупречную фигуру?

— Можно всё, только, конечно же, в здравом количестве. Бесспорно, в Италии изумительная пицца. Говорят, самая лучшая в мире. Лично это проверила!

Мне нравится проводить вечера в уютном ресторане Bulgari, который находится на улице Via Privata Fratelli Gabba, рядом с кварталами, где расположились фешенебельные магазины, знаменитый театр «Ла Скала». Когда находишься в этом месте, лично у меня возникает чувство спокойствия, умиротворения. Но самое любимое место — это ресторан Giannino: с ним связанно очень много приятных воспоминаний!

— Сейчас очень много говорят об анорексии. Тебе приходилось сильно худеть ради съёмок или дефиле?

— Никогда не приходилось изнурять себя диетами. Я просто выбрала правильное питание, йогу и спортзал. Благодаря этому мой вес не поднимается выше 48 килограммов, а параметры не «растут» больше 83–58–87 при росте 180.

— Самая приятная fashion-покупка в Милане?

— Я очень часто себе что-нибудь покупаю. Одна из самых приятных покупок — сапоги от Gucci из последней коллекции.

— Как принято одеваться в Европе? Есть ли разница с российскими вкусами и предпочтениями? Поделись своими наблюдениями.

— Само собой, разница есть. В Европе она проявляется в том, что для людей на первом месте стоят комфорт и удобство, а только потом цена покупки.

На мой взгляд, самое большое отличие Европы от России заключается в том, что, надев на себя вещи от Gucci, Hermes, Dior, люди не кичатся этим, не пытаются самоутвердиться за счёт одежды. К счастью, и в Россию эта мода постепенно приходит.

Дом, милый дом

— Даша, в детстве ты считала себя красивой?

— Об этом я просто не задумывалась. Хотя точно помню, что меня называли «очень милым ребёнком»!

— Как часто бываешь в Брянске?

— Очень редко. Я люблю свой город, скучаю по нему, но долго находиться здесь уже не могу.

Конечно же, больше всего скучаю по своим родителям: с ними я вижусь чаще «в скайпе», чем вживую. И очень благодарна родителям за то, что поддерживают меня и принимают мою работу с уважением. Такое бывает редко!

— Назови своё любимое место в Брянске?

— Мой дом. Здесь всегда хорошо, здесь мне всегда рады. Именно поэтому самый главный праздник — Новый год — я прилетела встречать в Брянск. Всего на пару дней, с моим рабочим графиком больше не получается. Мне кажется, именно в этот праздник нужно быть рядом с дорогими тебе людьми.

— Что пожелаешь читателям «Брянской ТЕМЫ»?

— Быть уверенными в том, что только вы — хозяева своей жизни, и почаще убеждаться в этом!

Александра САВЕЛЬКИНА.
Фото из личного архива Дарьи ХЛЫНОВОЙ

7492