Светлана Нечаева: «Простые маршруты? Их просто не существует!»

«Думай, не думай, сиди, не сиди — будь ты хоть Путин, проезд оплати!», «Аттракцион: 20 минут страха — и ты дома», «Сдачу не проси, водитель копит на права», «Хлопнешь дверью — умрёшь от монтировки» — так устрашающе звучат объявления в городских маршрутках. Водители транспортных средств, совершенно не стесняясь, указывают на свою принадлежность к особому классу людей — маршрутчиков. Однако не все стереотипы, касающиеся этой социальной группы, на деле оказываются верными. Светлана Нечаева работает водителем маршрутного такси уже девять лет, сменила пять маршрутов, перевезла тысячи пассажиров. К слову, таких «долгожителей» из числа представительниц слабого пола на брянских маршрутах всего двое…

— Светлана Сергеевна, когда вы впервые сели за руль?

— Мой водительский стаж — ровно 30 лет. В 1984 году я получила права категории B, но собственной машины в то время не имела — ездила на отцовской «пятёрке».

По образованию я экономист, после окончания института работала в плановом отделе завода дорожных машин, затем в бухгалтерии этого же предприятия. после декрета поняла, что нет смысла возвращаться на завод, где задерживают зарплату и сокращают штат,— ушла в частный бизнес. В 1998 году устроилась главным бухгалтером в крупную фирму, которая занималась продажей теплоэнергетического оборудования. Брянский филиал фирмы работал лучше своих питерских коллег. Напрямую заключал договоры со строительными фирмами: мы им поставляли приборы для водоснабжения и теплоснабжения, а с нами рассчитывались покупатели квартир. работы было много, ответственность — огромная. Меня уважали как специалиста, и, кстати, на 40-летний юбилей руководители предприятия подарили мне Audi 100.

В 2005 году брянский филиал закрыли, коллектив ожидало сокращение. а у меня сын оканчивал одиннадцатый класс, нужно было дать ему образование, да и мой возраст был неперспективным. купила газету, изучила объявления, где требовались специалисты-бухгалтеры, но поняла, что все предложения — ненадёжные, предприятия могут в любой момент закрыться, и я вновь останусь без работы. И тут сын предложил купить в кредит «ГАЗель», заняться перевозками пассажиров.

— Почему не взяли на работу наёмного водителя, а сами вышли на маршрут?

— Все водители, которые приходили по объявлению, нас почему-то не устраивали, но время шло, и нужно было принимать решение. Я отучилась на категорию D, и 25 августа 2005 года впервые вышла на маршрут.

— Что было самым сложным для женщины, оказавшейся в сугубо мужской и довольно закрытой профессиональной среде?

— Для мужчин-водителей появление женщины на маршруте стало событием века! Им и сейчас любопытно подойти ко мне и обязательно поучить. Учить пытаются все, за редким исключением, что очень сильно меня обижает: в сфере пассажирских перевозок работаю без малого десятилетие, прекрасно разбираюсь в технической части, серьёзных нарушений ПДД не имеется, и всё равно считается, что женщины менее состоятельны в этой профессии.

Трудно было в психологическом плане в первый день выйти на маршрут. Выбрала 77-й, он плутает по городу и потому не оченьто популярен среди водителей. Да и не искала я простых путей, мне нужно было заработать денег, отучить сына. На этом направлении я отработала три с половиной года.

Первое время терялась, подъезжая к оживлённым остановкам, особенно возле городских рынков. Народу много, жарко до невозможности, поток машин большой, а мне нужно так стать возле остановки, чтобы людям было удобно войти и выйти, чтобы это было безопасно. Первые дни ездила вместе с сыном, а потом привыкла…

И ещё одна сложность, исключительно женская. Свою первую Audi я поменяла на Peugeot 406. Комфортная, шустрая, экономичная городская машинка. Руль податливый, управление комфортное, и вдруг пришлось пересесть на «ГАЗель», где на каждом повороте приходилось прикладывать усилия, сопротивлялись педали и руль. Поначалу руки и ноги болели страшно!

«Пассажиры часто теряют… конспекты»

— Буйные пассажиры попадаются? Как с ними справиться женщине?

— Существует закономерность: крепко выпившие пассажиры всегда стараются забраться на переднее сиденье. А когда я по вечерам блокирую переднюю дверь, многие из них возмущаются: «Почему закрыто? Где хочу там и буду ехать!» Приходится вежливо объяснять, что непросто для женщины ехать рядом с мужчиной, который воняет, как дракон, алкоголем и табаком, да ещё и с разговорами приставать будет.

Драка в салоне моей маршрутки, к счастью, была всего лишь однажды. повздорили двое молодых людей, ехали они вечером, были подвыпившие, оба — с жёнами. слова на них не подействовали, пришлось останавливаться возле ближайшего милицейского поста. а что я могла сделать? естественно, я физически не смогла бы их разнять!

— Есть ли пассажиры, которые специально подгадывают время, чтобы поехать в вашем, дамском, экипаже?

— Многие пассажиры отмечают, что с женщиной-водителем ездить гораздо спокойнее. Сейчас я работаю на 119-м маршруте, конечная остановка находится в Добруни, а рядом — деревня тиганово. Кроме маршруток в эти края не ходит ни один вид общественного транспорта. местные жители привыкли, что каждый будний день, несмотря ни на что, ровно в 7 утра я выйду на маршрут. остальные водители подъезжают в основном к 8 часам. И мне, может быть, лишний часок хочется поспать, но я знаю: там ждут люди и выхожу на работу.

Сельские жители более доброжелательны, нежели городские. из Добруни вместе со мной то и дело ездила одна женщина и постоянно угощала меня капустой, кабачками, патиссонами, помидорами. или другой случай: бабуська не могла забраться в «ГАЗель» и довольно долго топталась у входа, закрывая путь другим пассажирам. Какой-то молодой человек вдруг подхватил бабушку, посадил в авто, а сам остался на остановке, потому что это было последнее свободное место.

Есть у меня один постоянный клиент, который ездит со Второго Брянска в Бежицу, по пути нам с ним только на одном участке моего маршрута: от площади партизан до остановки «Больница № 4». И всё равно, когда видит мою маршрутку, пытается обязательно в неё запрыгнуть. Говорит: «Я с вами отдыхаю душой! Так спокойно и без нервов едите!» Пыталась несколько раз объяснить, что на моём участке маршрута такую езду можно себе позволить. А вообще, чтобы ни пришлось делать в жизни, нужно делать это хорошо.

— А «зайцы» вам попадаются? Или в 13-местном авто, где все на виду, сложно проехать, не заплатив?

— Была одна такая женщина, лет 60. Периодически пыталась проехать за 10 рублей, представляясь то ветераном войны, то ветераном труда, то работником каких-то важных учреждений, и каждый раз пыталась скандалить, доказывая своё право на льготный проезд. Без нескольких рублей я, естественно, беднее не стану, но для меня важны человеческие отношения. Всякое случается, можно кошелёк потерять, забыть дома или неожиданно для себя потратить все имеющиеся деньги (так часто бывает с детьми). Я никогда не отказываю, если человек просит подвезти бесплатно и называет весомую для этого причину. А когда 11-летняя девочка нагло садится в салон и на вопрос: «Платить за проезд собираетесь?» — отвечает, мол, нет, не собираюсь, меня это, конечно, злит. Ведь что это значит? то, что родители не научили своего ребёнка уважать чужой труд.

— Какие вещи забывают пассажиры в салоне маршрутки?

— На 119-м маршруте чаще всего студенты теряют конспекты, которые читают по дороге в университет. Раньше в выходные находила в салоне пару мобильных телефонов, которые теряли подвыпившие горожане. Сейчас такое случается довольно редко: даже очень нетрезвые пассажиры телефоны держат чуть ли не в зубах!

— Иностранные монетки вместо русских рублей случалось получать в качестве оплаты за проезд?

— Да, болгарские стотинки, советские 10 копеек. За годы работы у меня выработался профессиональный рефлекс: могу по весу монет в руке практически точно определить, хватает ли на проезд или вместо рубля кто-то  передал 10-копеечную монетку. Когда не хватает, рука сама останавливается…

«Всегда ощущаю безвыходнсть в городских пробках»

— Чего никогда не позволите себе в работе?

— Управлять машиной, когда чувствую сильную усталость, сонливость. А ведь устаешь больше всего от безысходности: бывает, простоишь 40 минут в пробке, выбираешься из неё, а на остановке один пассажир, остальных — другие экипажи разобрали. Бессмысленное занятие выбивает из колеи.

 — Какие нарушения ПДД за вами числятся?

— Мелких нарушений не избежать, если работаешь на дороге. Например, недавно проезжала возле поста ГИБДД с уверенностью, что включила ближний свет, а на самом деле — ехала на габаритах. Когда инспектор увидел за рулём женщину-водителя, чуть не подпрыгнул от удовольствия. Выписал штраф на 500 рублей, я спорить не стала. Я стараюсь не спорить с людьми в погонах.

Несколько раз попадала в аварию на «ГАЗели», но не по своей вине. Однажды мне снесли «полморды» на маршрутке, вырвали «кенгурятник». Было это на 79-м маршруте: легковая машина на большой скорости налетела на маршрутку. к счастью, никто не пострадал.

— Брянские троллейбусники и автобусники в своих бедах винят маршрутки, вспоминается несостоявшаяся попытка властей повысить популярность автобусов, практически в два раза увеличив цену за проезд в маршрутках. Шустрых пассажирских «ГАЗелей», «пыжиков» и «реношек» в городе, и правда, стало больше?

— Город переполнен автомобилями: и частными, и общественным транспортом, в том числе и маршруток стало больше. Если сравнивать 2005 год и сейчас — это разные дороги, разные правила. Сейчас, оказавшись в утренней пробке, многие мои коллеги по маршруту находятся в относительном пределе видимости. Раньше такого не было. Но сейчас держать одну маршрутку невыгодно и сложно, настало время крупного бизнеса в этой сфере.

Руководство нашего города планирует развивать общественный муниципальный транспорт, есть предложение, чтобы маршрутки работали только по вечерам. я считаю, что городу нужны и троллейбусы, и маршрутки. Например, существуют направления, куда ходят только маршрутки — кто-то  же должен возить на работу людей!

— Не было желания оставить эту непростую работу? Что вас останавливало?

— Когда спустя пять лет эксплуатации моей собственной «ГАЗели», ей пришёл конец, я даже не стала делать техосмотр. Думала, это меня остановит. Пошла искать работу, ничего нормального не нашла. За пять лет я привыкла строить свой день по-своему. И вдруг объявление в газете: «Требуется водитель на маршрут № 45». Устроилась работать на чужой машине. Хозяин очень удивился, чуть ли не на зуб меня попробовал.

Думал, либо я скандальная, либо не умею ездить. Потом извинялся, говорил, что первое впечатление было ошибочным. Возить пассажиров на чужой машине проще, но здесь всё зависит от руководителя. За девять лет я работала на пяти маршрутах: №№ 79, 77, 63, 45 и теперь 119. Отдельно хочется отметить руководителя маршрута № 119 Владимира Нестерова и собственника лицензии Андрея Садохова. Мне, как женщине, было приятно оказаться в надёжных мужских руках: мне помогают решать все возникающие проблемы, качественно в срок исправляют технические неисправности, да и отношения на маршруте человеческие. Это, честно признаюсь, большая редкость. Здесь хочется работать даже тогда, когда ничего не получается.

— Есть ли у вас любимое место на вашем теперешнем маршруте?

— Хороша деревня Тиганово. Туда едут рыбаки со всего нашего города! Очень нравится защитная полоса берёз вдоль дороги недалеко от поворота на Добрунь. Люблю наблюдать за этими берёзками: как разворачиваются листочки, как кружат возле них вечерами майские жуки, как прекрасны сочно-зелёные листья после дождя, как желтеют они прядями в осеннюю пору. Ккажется, по такой серьёзной дороге едешь, и такая красота вокруг!

— Что для вас отдых?

— Когда начала работать на маршрутке, стала редко отдыхать так, как я люблю. А люблю я кино и концерты, плавать (и не обязательно в море!) и кататься на коньках, шашлыки и русскую баню. Однако постоянный поток людей сделал своё дело: иногда я уставала так, что даже не могла разговаривать по телефону. С тех пор не люблю больших, шумных компаний…

Софья ТРОФИМОВА
Фото Михаила ФЁДОРОВА 

5589