Ваше собачье дело

Эту кокетливую сотрудницу брянской полиции с подтянутой фигурой и миловидной мордашкой строго-настрого не рекомендуется угощать шоколадом, обнимать и носить на руках. В правоохранительных органах она служит всю свою сознательную жизнь, а в этом году впервые вошла в тройку лучших российских «специалистов» по розыску взрывчатых веществ. Зовут её Рона, порода — русский спаниель. О тонкостях воспитательной работы с такими профессионалами «Брянская ТЕМА» поговорила со старшим прапорщиком полиции Алексеем Ефименко, хозяином и «напарником» Роны, одним из лучших кинологов России.

— Алексей, в работе полицейского-кинолога что первично: желание трудиться в правоохранительных органах, служить закону или всё-таки любовь к животным?

— Если человек не любит собак, в профессию кинолога ему лучше не соваться: и животные такое отношение сразу почувствуют, и самому будет не интересно. Когда нет желания работать с собаками, выполнять свои обязанности очень трудно.

— А в вашем случае как это было?

— Я с детства влюблён в животных. У нас дома, а жили мы в частном секторе, всегда были собаки. Во времена моего детства в основном дворняжки. Не комнатные хвостатые баловни, а охранники, с постоянной «пропиской» в будке во дворе, готовые в любой момент защитить территорию от посягательств нежеланных гостей.

— У многих людей есть собаки, но немногие становятся кинологами…

— Отслужил в армии, надо было выбирать профессию. Попытался устроиться в центр кинологической службы УМВД России по Брянской области, но не получилось. Туда, как оказалось, попасть очень трудно. В кинологическом центре работают люди, влюблённые в свою профессию, потому текучка кадров — минимальная. А из числа новых сотрудников предпочтение отдаётся тем, кто в армии служил пограничником, имеет опыт работы со служебными собаками. У меня такого опыта не было. Так, несколько лет я проработал в полиции, в службе ППС, постовым, и только в 2004 году стал кинологом.

— Экзаменовали строго?

— Сначала была полугодовая стажировка, да и к собакам пустили не сразу. Поначалу присматривались. Затем началось обучение в специализированном центре в другом регионе, где и сам кинолог учится, и его собака. У меня тогда овчарка была, с мальства её вырастил. Сейчас она на заслуженном отдыхе — живёт у меня дома. Когда собак снимают с баланса, их часто забирают себе или пристраивают знакомым кинологи. Так что заслуженный отдых у собак часто случается в деревне, в частном секторе — в общем, на вольных хлебах.

— Специализацию розыска сразу определили для себя?

— Да, выбрал поиск взрывчатых веществ. А так собаки работают и по поиску людей, и по обнаружению наркотиков. Например, служебных собак в нашей кинологической службе около сотни. Согласно официальным данным, в 2013 году специалисты центра осуществили 3255 выездов, в том числе 1929 — по розыску взрывчатых веществ, способствовали раскрытию 627 преступлений. В их числе — 460 краж, 29 грабежей, 8 разбоев. Оказывалась помощь в раскрытии преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия: в результате изъято около 1,8 кг взрывчатых веществ, 825 патронов, 6 гранат, 11 единиц огнестрельного оружия, 2 снаряда времён Великой Отечественной войны. Приходится также обследовать места проведения массовых мероприятий, досматривать транспорт, «обнюхивать» школы. Работы много: и для специалистов центра, и для наших четвероногих напарников.

«Девушка» с характером

— Русский спаниель Рона — ваша вторая служебная собака. Как выбирали напарника?

— К тому времени я прошёл серьёзную подготовку. Полученные знания помогли понять, какая именно собака мне нужна, определился, как со служебным псом нужно правильно взаимодействовать, чтобы добиться результатов в дрессировке. Собаку важно выбирать согласно двум принципиальным позициям: во‑первых, чтобы психологически с тобой была совместима, во‑вторых, по её рабочим качествам.

— Выходит, правду говорят, что большинство собак походят на своих хозяев?

— С этим утверждением полностью согласен. Я сам подвижный, активный, на месте усидеть сложно, и собака такая нужна была. Русский спаниель — прекрасный вариант. По сравнению с кокерами, они более активные, заинтересованные.

— В 1994 году была опубликована книга профессора психологии из Канады Стенли Корена «Интеллект собак». Автор взял за основу такие показатели, как «понимание команды» и «исполнение команды с первого раза». Все породы он условно поделил на шесть категорий: «эйнштейны» (самые умные), «умницы», «способные ребята», «работяги» и т. д. К примеру, овчарка относится к первой группе, а кокер-спаниель — ко второй. Причём автор не исключает, что причиной потери позиции в рейтинге порой служит упрямый и независимый характер собаки…

— Обучать спаниеля действительно сложнее, чем овчарку, но если найти правильный подход, собака станет идеальным напарником. Мне в спаниеле ещё одна черта нравится — размер! Он маленький, везде пролезет, всюду пронюхает.

— Ваша собака работает только по взрывчатым веществам, а бывают универсальные собаки, которые могут всё?

— Универсальных собак не бывает. Это только в кино могут показать. А в жизни у каждой служебной собаки своя работа. Одних обучают находить наркотики, других дрессируют на нахождение мин и взрывчатых веществ. Есть и патрульно-постовые служебные собаки, которые выполняют функции по обеспечению общественного порядка и безопасности. В зависимости от направления и тренируют собак. Например, Роне элементы агрессивности, которые воспитываются у конвойных собак, не нужны. Она, наоборот, должна быть спокойной и миролюбивой, ведь нам приходится работать в общественных местах и в школах. Больше того, универсальность может даже навредить делу. Тренировки со следовыми собаками проводятся с ориентацией на взятие следа. Специально делается следовая полоса, пёс идёт по следу и, если обнаруживает преступника, должен немедленно его задержать. А для Роны важно другое — чтобы она, обнаружив элемент взрывчатки, ни в коем случае его не трогала.

— Имеет ли значение породность, «чистая кровь», для служебной собаки?

— Рона родом из Брянской области, но найти хорошего заводчика было делом непростым, хотя от этого зависит более 60% успеха. Кобель и сука, родители служебной собаки, не должны лежать на диване. Если собака с хорошей родословной наслаждается праздной жизнью, она, конечно, передаст какую-то часть своих рабочих качеств щенкам, но этого будет недостаточно для собаки-охотника или служебного пса. Родители Роны — охотники. Её бабушки и дедушки каждый перетаскали добрую сотню уток и зайцев. Прекрасная наследственность! И щенка мне позволили выбрать самого шустрого, самого активного. Но о сложностях собаки с упрямым характером, повторюсь, я не волновался. Рону брал щенком, воспитывал с месячного возраста, сразу стал настраивать на свой лад. Она с детства знала, чего я от неё хочу, что она — на службе.

— От родителей-охотников у Роны остались какие-то повадки?

— Красивая стойка и любовь к соседским курам в щенячьем возрасте. Очень любила поохотиться за несушками, пришлось отучать.

— Пол щенка тоже был важен?

— Естественно. Четвероногие леди меньше отвлекаются на посторонние запахи, когда как джентльмены, напротив, могут забыть о деле, почувствовав запах представительницы противоположного пола. К тому же суки очень привязываются к хозяевам-мужчинам. Чувствуют силу, «по-женски» её уважают.

— То есть силу приходится всё-таки применять?

— Ни в коем случае! Бывает, чуть посильней за ухо ущипнёшь (собакам так сразу становится понятно, что они что-то неправильно делают), уже по-своему обижается. Не капризничает, конечно, но по глазам видно, что загрустила.

Самое главное — добиться послушания благодаря постоянным тренировкам в игровой форме. Если собаке интересно, всё у неё прекрасно получается. Затем следует обучение в специальной школе. Чтобы попасть туда, собака должна сдать своеобразный экзамен. Специалисты проверяют: подходит она для дальнейшего обучения или нет. Например, как она реагирует на выстрел. Служебный пёс ни одной мышцей не должен дрогнуть! Для этого я водил Рону на стройку, чтобы к шуму привыкала. Помимо хорошего поиска у собаки должна быть крепкая нервная система, она должна уметь выдерживать эмоциональные нагрузки, которые несёт в себе работа. Многолюдных мест, поездок в транспорте собака не должна бояться.

Не лает, не кусает, сапёром помогает

— Есть ли отличия в характере, поведении обычной собаки и служебной?

— Домашний пёс — любимец, от него ничего сверхъестественного не требуется, а с Роной я работаю, она мой напарник. Если на остановке кто-то оставил бесхозный предмет или свёрток и предполагается, что там может оказаться взрывчатка, территорию оцепляют, и подходит к опасному месту только кинолог с собакой. Получается, что от наших с собакой действий зависит наша собственная жизнь. И рискуем мы в равной степени. Служебная собака не должна быть слишком заглаженной. Я её даже в дом редко пускаю — в вольере живёт. Это не потому, что я не люблю, когда собака на диване лежит. Так для работы нужно.

— А какая у вас с Роной работа? Где чаще всего в крупных городах находят подозрительные предметы?

—  На остановках общественного транспорта. Кинологу и собаке в случае обнаружения бесхозных предметов и свёртков предстоит узнать, есть ли там взрывчатые вещества, или же это обычная коробка из-под обуви, случайно оставленная горожанином. Если подозрения подтверждаются, выезжает бригада сапёров. Но, к счастью, для Брянска подобные ситуации — редкость.

Служебные собаки обязательно «обнюхивают» проспект Ленина перед шествиями и парадами, стадион «Динамо», концертные залы, школы и т.  д. В среднем один-два выезда случается каждый день.

Рона несколько раз участвовала в оперативно-розыскных мероприятиях. Один из последних случаев — в прошлом году в Трубчевске полиция вышла на след «чёрных» копателей. Предполагалось, что в частном доме одного из них хранилось оружие времён Великой Отечественной войны. Мы приехали по указанному адресу, Рона обнюхала весь дом и действительно нашла патроны и выплавленный тротил. Предположение подтвердилось.

Иногда в земле обнаруживают артиллерийские снаряды — до сих пор звучит эхо войны. Служебная собака обследует находку первой, чтобы определить есть ли внутри взрывчатые вещества, насколько опасно более чем полувековое орудие.

Инспекторы-кинологи нашего центра в составе сводного отряда брянской полиции выезжают в командировки на Северный Кавказ. На счету Роны — одна полугодовая поездка в Чечню, сам я бывал там трижды. Не вдаваясь в подробности, скажу, что условия там приближены к боевым. В основном работали на блокпостах, проверяли машины, но были и другие случаи, например заминированный мост. Отмечу лишь одно: Рона всё сделала правильно.

— Говорят, сапёр ошибается лишь однажды. У вас работа отчасти схожая. Ощущение опасности, чувство страха присутствует?

— Настрой всегда серьёзный, даже если очевидно, что это всего лишь коробка от обуви. Подсознательно готовишься к худшему и всегда понимаешь, что это работа и её нужно выполнить. Здесь важен контакт с собакой, чтобы сразу понять, заинтересовал «напарника» предмет или нет.

— А как собаке себя полагается вести?

— Не лаять, не делать лишних движений, не скрести лапами. Собака по взрывчатым веществам, нарушившая дисциплину в нахождении материала, рискует вызвать детонацию, то есть взрыв. Поэтому она должна быть выдержанной, уравновешенной, спокойно реагировать на внешние раздражители (свет, шум, скопление запахов). Если собака не имеет этих качеств или не справляется с работой, она в принципе не должна быть аттестована.

Рона игривая, жизнерадостная, любвеобильная, но, когда обследует подозрительный предмет, всегда ведёт себя правильно. Если почуяла нужный запах, становится очень серьёзной.

Спаниели — собаки эмоциональные, поэтому, чтобы не допустить профессионального выгорания (у служебных собак есть и такое!), необходимо чередовать работу с отдыхом. Вот сейчас, к примеру, можно просто поиграть в мяч на свежем воздухе.

— А что ещё Рона делает с удовольствием?

— Поласкаться любит и на машине ездить!

А нюх как у собаки?

 А на соревнования в Чувашию, где ваш с Роной тандем занял третье место в конкурсе по поиску взрывчатых веществ, тоже на авто поехали?

— Да, они у нас специальные, с мини-вольерами. К слову, на подобные соревнования мы выезжаем ежегодно, и всегда Рона входит в десятку-двадцатку лучших. В этом году результат оказался самым высоким — третье место. В нашей подгруппе — «Поиск и обнаружение взрывчатых веществ» — участвовало более 80 собак: немецкие и бельгийские овчарки, ротвейлеры, лабрадоры, представители других пород. Все соперники оказались очень достойными, а конкурсные испытания были приближены к реальным условиям. Кинологам и их питомцам пришлось задерживать злоумышленников и искать различные вещи, а также демонстрировать навыки обнаружения имитаторов наркотиков и взрывчатки. Кроме того, все без исключения полицейские с собаками пробежали кросс на дистанцию в 1000 метров.

— Судьи оценивали работу команды или только собаки?

— Собаки на соревнованиях работают без привязки к кинологу. Моей задачей было так натренировать за год Рону, чтобы максимально показать её мастерство. Только кросс бежали вместе. Думал, будет немного отставать, но ей и это занятие было в радость!

— У заядлого охотника писателя Тургенева есть одно маленькое, но очень забавляющие многих собаководов произведение — «Недостатки легавой собаки». Есть в этом списке такие примеры: «врёт, то есть делает фальшивые стойки», «кусается, когда её наказывают», «боится жары, сильного ветра», «ест дичь», «мешает товаркам», «убегает с поля домой». А у русского спаниеля есть подобные, «тургеневские», особенности?

— На своих собак я никогда не жалуюсь, потому что никогда не подводят. И всё же есть несколько неслужебных недостатков — чрезмерное добродушие, мягкость характера. Человеку с такой собакой обязательно надо знать меру в воспитании. А ластится и на диване спать будет потом, когда на пенсию выйдет.

— В «декрете» Рона уже побывала?

— Не получается. Собаке уже шесть с половиной лет, и щенков от неё многие просят, но в декрет Рону не пускаю, хотя жалко терять такой потенциал. Но, если она будет наслаждаться радостью материнства, с кем я работать буду? Вот такие у нас издержки профессии…

Александра САВЕЛЬКИНА
Фото Михаила ФЁДОРОВА

4767