Модная мебель: взгляд профессионала

В далёком XVIII веке одному шведскому королю надоела цветочная обивка на диванах и креслах его роскошного дворца. Ну, не любил властитель рококо, что тут поделать. В поисках лучшего стиля он отправился к своему коллеге-королю во Францию, а вернувшись, взял под личный контроль производство в Швеции мебели в стиле неоклассицизм. Звали правителя Густав III, а придуманная им — густавианская— мебель до сих пор знаменита во всём мире, не меньше чем шведская IKEA. А кто сегодня является законодателем мебельной моды на российском рынке? Откуда черпают вдохновение дизайнеры? И что будет в тренде в 2016 году? Своим мнением с «Брянской ТЕМОЙ» поделилась дизайнер интерьера Елена Шеболаева.

— Елена, как изменились тенденции на мировом рынке мебели за последние 3–4 года? Назовите наиболее актуальные тренды? Кто их формирует?

— Сложно сказать, что первично в формировании моды на мебель — дизайнеры, создающие новые стилистические направления в интерьере, или мебельные бренды, вдохновляющие дизайнеров по-новому взглянуть на старые тенденции. Однако и те и другие сейчас тяготеют к натуральным материалам, использованию природных форм, состаренных фактур, этнодеталей.

Из заметных инновационных направлений можно выделить соединение природных фактур и металла, стекла, синтетических смол. По-прежнему на пике популярности винтажная стилистика.

— Изменилось ли соотношение стран-лидеров в мебельном производстве?

— Страны-лидеры мебельного производства и страны, формирующие мебельную моду, — это географически разные понятия. Дело в том, что большинство американских брендов вынесли производство в Китай и Юго-Восточную Азию, а европейские лидеры рынка (Германия, Франция) — в Польшу, Венгрию, Болгарию. Получается, что Китай — хоть и один из крупных производителей, законодателем моды не является. Как, впрочем, и Россия, чьи фабрики в лучшем случае копируют удачные находки европейских и американских коллег.

— Так кто всё-таки определяет, какая мебель в моде, а какая — нет?

— Я склонна называть законодателями мод отдельных дизайнеров, группы дизайнеров, а также ведущие мебельные бренды. Вот кто действительно формируют моду на мебель. Работают они в разных странах, флагманы сконцентрированы в Америке, Англии, Голландии и, конечно, Италии.

— Модели в каких стран лидируют на российском рынке?

— В России по-прежнему сохраняют пальму первенства фабрики Италии, Германии, всё большую популярность набирает испанская, португальская мебель.

Творения итальянцев выбирают те, для кого на первом месте эстетика, аристократизм, историческая основа интерьера. Немцев предпочитают приверженцы качества и функциональности.

А к Китаю давайте всё-таки пока относиться как к исполнителю заказов европейских и американских компаний, либо копиям чужого дизайна под другим именем.

Трудности перевода

— Прежде лидерами продаж в России, насколько нам известно, были модели в классическом стиле…

— Порой очень сложно дать точное определение стиля для той или иной модели мебели. Конечно, есть мебель в чистом стиле ар-деко или модерн, но это, скорее, стилистические направления… К тому же не все употребляемые на Западе понятия имеют прямой перевод на русский язык.

Некоторые названия на слуху, по ним легче ориентироваться. Например, это средиземноморский, скандинавский, индустриальный, бельгийский стили.

Скажем, прованс так популярен потому, что реализовать его в интерьере под силу даже непрофессионалу — в Европе для декорирования интерьера в этом стиле редко зовут дизайнера. Он уютный, романтичный, семейный. Мебели и декора (а это прежде всего кантри-направление) в этом стиле великое множество. Как новодела, так и того, чем наполнены антикварные рынки. И цена на них вполне демократичная.

— А есть ли конкретные примеры «трудностей перевода», о которых вы говорили?

— Например, популярный в наше время винтаж часто отождествляется с чистым индустриальным стилем, хотя имеются и принципиальные отличия. Не хочется, чтобы мы опять ушли в крайность, как это было не так давно с «русским» хай-теком: его нередко применяли, где нужно и где не нужно.

Похожая тенденция складывается и по отношению к стилю винтаж. Часто, говоря винтаж, люди подразумевают индустриальный стиль. Да, последний производит сильный эмоциональный эффект, но справедливости ради нужно заметить: в жилом интерьере от него быстро устаёшь. Одна из причин — полное несоответствие месту использования. А вот кафе в индустриальном стиле может выглядеть весьма гармонично. Поэтому очень хочется верить в чувство меры и стиля искушённого потребителя!

— Могут ли черты одного стиля заимствоваться для производства мебели других направлений?

— Суть винтажного стиля, его отличительная черта — использование эффекта старения в мебельном производстве. Однако «состаренные» модели появляются почти во всех мебельных коллекциях. Мне кажется, секрет в том, что они выглядят декоративно, интеллектуально, неожиданно, позволяют ощутить некий кураж, эмоциональный подъём, сопричастность времени или месту, в котором никогда не побываешь… Это продукт с душой!

Ванна… просто космос!

— В рекламе нередко можно услышать выражение «эргономичный дизайн». А чем технически и внешне определяется это понятие относительно производства мебели?

— Хорошим примером использования принципов эргономики будет создание всё той же винтажной мебели. Дизайнеры берут за основу классическую модель — предположим, кресло викторианской эпохи — и на основе этой формы, меняя наклон спинки и высоту подлокотников, получают удобное кресло, идеально адаптированное под физические параметры современного человека.

Огромное внимание эргономике уделяют производители корпусной мебели, кухонь, гардеробов, детской мебели. Есть интересные конструктивные решения для небольших пространств. Особое внимание каждой новой своей коллекции уделяют лидирующие бренды сантехники: современная мебель для ванных комнат даже не эргономичная — это абсолютно анатомические модели! Высший пилотаж, когда предмет интерьера, например, ванна, внешне напоминает космический объект, но ощущение при использовании, будто изготовили её специально для вас и по вашим меркам. Современные компьютерные технологии, помноженные на человеческий творческий импульс, творят чудеса!

— К слову сказать, готовы ли крупные европейские фабрики производить мебель по эскизам заказчика?

— На заказ работают почти все премиум-компании, у них нет складской программы. И практически все из них готовы на доработку моделей из каталога за дополнительную плату. В зависимости от сложности, размер переплаты в этом случае составит от 10 до 40%.

Что касается производства мебели по эскизам клиента, такой подход практикуется редко: заказ крупной фабрике обойдётся неоправданно дорого. С индивидуальными решениями прекрасно справляются небольшие частные фирмы, которые работают в основном только с индивидуальными заказами — им проще технически перестроить производственное оборудование.

— А какие предметы мебели нынче особенно в моде?

— Из частых пожеланий заказчиков назову пресловутый остров на кухне, отдельную гардеробную комнату. В моду входят консольные столы — предмет не очень функциональный, но очень декоративный!

В линейке мягкой мебели домовладельцы чаще стали выбирать так называемое канапе. Кровать с балдахином, к сожалению, в России не приживается, а вот без прикроватной лавки не обходится почти ни одна квартира.

Европейские «корни» русской мебели

— Повлиял ли экономический кризис на мебельный рынок? В чём измеряется это влияние?

— В первую очередь это, конечно, повышение цен. Причём то, что подорожала только импортная мебель, — миф. Доля импортных комплектующих в российской мебели, по оценкам экспертов, иногда достигает 70%! Поэтому рост цен на мебель отечественного производства зачастую отстаёт от импорта всего на 10–15%. И если раньше, приобретая мебель на заказ в России, клиент хотя бы выигрывал в сроках, то сейчас ситуация изменилась с точностью наоборот. Кризис и геополитическая обстановка повлияли на работу таможенной системы — комплектующие иногда приходится ждать неоправданно долго.

Если говорить о премиум-сегменте, после нескольких месяцев адаптации обоих сторон — как потребителей, так и продавцов — ситуация выровнялась. Продавцы снизили для себя долю прибыли, покупатели скорректировали собственные запросы с учётом текущих реалий.

В среднем и ниже сегментах ситуация несколько иная. Если на отделочных материалах экономить сложнее — обои нужно клеить, пол стелить, то мебель — это товар отложенного спроса. Человек вполне может обойтись без кресла и дивана долгое время. Однако этот принцип не работает в отношении премиум-сегмента, где отсутствие мебели не вопрос комфорта — вопрос статуса.

Хотя у кризиса есть и положительные стороны, например, он стимулирует развитие отечественного производства — как мелкого, так и крупного.

— Можно ли сказать, что российские производители успешно участвуют в процессе импортозамещения?

— Пока этот процесс только-только запущен — о полноценном импортозамещении говорить не приходится. Крупных игроков на мебельном рынке страны можно пересчитать по пальцам. У российских фабрик есть неплохие инженерные, конструктивные разработки, но не передовой дизайн. В лучшем случае в их каталогах можно найти удачные копии.

Процесс развития производства мебели серьёзно тормозит отсутствие отечественных комплектующих и отделочных, лакокрасочных материалов. Даже собственных тканей европейского уровня у нас нет.

— И каковы, на ваш взгляд, прогнозы?

— Неплохой потенциал у российской мебели из ДСП и МДФ, но готовых интересных моделей в массовом производстве — единицы.

Я делаю ставку на небольшие компании. У них особый, непосредственный взгляд на модные тренды, есть хорошая стартовая позиция, помноженная на желание, дерзость и веру в успех!

К тому же маленькие фабрики ближе к реальному потребителю. Вы удивитесь, но всего ¼ рынка потребления мебели приходится на Москву и Московскую область, однако концентрируется рынок именно в столице.

— Какие новые бренды стоит назвать?

— Достойно реализуют программу импортозамещения производители мягкой мебели Marko Kraus и МЕХО (Белоруссия), дверей — Liberty. Последняя фабрика, к слову, расположена в Брянской области и имеет реальные шансы освоить внешние рынки.

Что вдохновит дизайнеров в 2016-м?

— Новинки ведущих фирм-производителей мебели: чем впечатляют, удивляют? На что идут производители, чтобы завоевать сердца покупателей?

— Каждая выставка, каждый новый каталог авторитетной фабрики обращает на себя внимание творческими удачами. Как правило, это один или несколько предметов. Так, удачной моделью российской фабрики «Атлас-Люкс» можно назвать модель кухни «Квадра»: классный дизайн, нестандартная форма дверей и отделки! Но и цена… итальянская.

Интересные решения предлагают производители осветительных приборов: более доступной в России становится продукция американских компаний Arteriors и Restoration Hardwear. Последние особенно впечатлили своей новой линейкой «Слёзы ангела».

— Поделитесь собственными прогнозами относительно мебельного рынка на 2016 год?

— По-прежнему останутся в тренде простота форм, натуральные материалы в отделке, неожиданные сочетания фактур. Дизайнеры всё больше уходят от кричащих цветов, всё больше вдохновляются природой. Профессионалы по всему миру не просто используют натуральные материалы, но и переосмысливают природные формы: не копируют, а предлагают новый взгляд на них.

Что касается торгово-производственной сферы, думаю, год будет непростым, но интересным. Дизайнеры и заказчики продолжат поиски компромиссных решений относительно цены, качества, времени производства и эстетической составляющей продукта. До тех пор, пока рынок полностью не удовлетворит этот поиск.

Вряд ли российские покупатели откажутся от импортной мебели, но объёмы потребления, следует полагать, снизятся. Возможно, некоторую корректировку претерпит список стран-лидеров в поставках мебели.

В нашей стране неизбежно появятся новые небольшие мебельные компании, и не обязательно с российским стартовым капиталом. Те же итальянцы ищут сейчас партнёров в России: не для переноса или расширения производства, а для старта абсолютно новых проектов. По-моему, это прекрасная тенденция. Если нам удастся объединить их опыт и наш свежий взгляд на вещи, должно получиться нечто новое и достойное внимания.

Текст: Александра Савелькина
Фото: архив Елены Шеболаевой

2113