Александр Войтович: «Главная цель — чтобы в области торжествовала законность»

«Главный по посадке главных», «чистильщик нечистоплотных чиновников», «кошмарный сон мэра-коррупционера», «политически активный прокурор»… Вот только несколько эпитетов Александра Войтовича, гуляющих по просторам Интернета. Губернатор Камчатки, два вице-губернатора, четыре десятка мэров, полсотни глав районного масштаба… Имя нынешнего прокурора Брянской области связано с многочисленными посадками власть имущих, погрязших в коррупции и считавших себя выше Закона. До поры до времени. Поскольку, как любит повторять Александр Петрович: «Сколь верёвочке не виться…»

— Александр Петрович, вы на Брянщине с июня прошлого года. За девять месяцев многое удалось сделать. Что считаете наиболее важным?

— Пожалуй то, что удалось подрезать стропы «золотых парашютов», отменить бессовестно большие надбавки к пенсиям чиновников. Бывшие заместители губернатора, руководители Думы и другие экс-начальники лишились дополнительных пенсий, размер которых составлял от 80 до 140 тыс. рублей в месяц. Вместе обычной пенсией у некоторых выходило до 200 тыс. рублей!

По сути, мы создали прецедент и вслед за Брянщиной остаться без персональных пенсий могут экс-чиновники высшего звена и в других краях России. Ко мне уже обращались за опытом. А сэкономленные 40 млн рублей в год будут направлены на социальные нужды жителей региона. Недавно мы заключили договор о взаимодействии с контрольной счётной палатой Брянской области. Так что все траты станут прозрачнее.

— Кроме того, недавно ежемесячных выплат лишились депутаты горсовета…

— У нас много проблем: нет бесплатных учебников в школах, не хватает лекарств и жилья для сирот… Депутаты горсовета ежемесячно получали по 30 тысяч рублей. Как они утверждали, на добрые дела. Только вот отчётов о том, как расходовались деньги, никто не предоставлял.

Зарплата? Какая зарплата?

— С одной стороны, доплаты чиновникам и депутатам, а с другой — задолженность по зарплате. В том числе и учителям. Как с этим обстоят сейчас дела?

— Долгов по зарплате осталось около 15 млн рублей. В основном, должники — это предприятия-банкроты. В начале 2015 года сумма была более внушительной — свыше 50 млн рублей.

У меня большой опыт по решению проблем с невыплатами зарплат. Ещё с Челябинской области. И я знаю, как действовать: стоит завести уголовные дела и посадить несколько руководителей, как остальные тут же берутся за ум. Помню директора знаменитого оружейного предприятия «Булат», что в Златоусте, по фамилии Вальтер. Завод — легендарный. Основан в 1815 году. Боевое и наградное оружие с гравировками из золота и серебра дарилось первым лицам государств всего мира. Посадили мы Вальтера на семь лет. Ещё попутно и мошеннические схемы вскрыли. Сам с женой на крутых джипах ездил, а рабочие вешались, оставляя записки «стыдно за то, что не могу прокормить семью». Дело было громким. Зато после него другие предприятия Челябинской области как-то быстро стали гасить долги по зарплате.

Что касается Брянской области, то вот несколько примеров. В полном объёме — почти 15 млн рублей погашен долг по зарплате перед 234 работниками ООО «Монтажстройсервис». 4,4 млн рублей составил размер задолженности перед 485 работниками МУП «Жилспецсервис». Сегодня долг выплачен. Принимались меры по защите трудовых прав работников предприятий-банкротов. Так, более 4 млн рублей погашен долг по заработной плате перед 172 работниками предприятия-банкрота ФГУП «Дятьково» Россельхозакадемии».

Также по фактам невыплаты работникам заработной платы свыше 2 месяцев по нашей инициативе возбуждались уголовные дела. Расследуется уголовное дело по факту невыплаты заработной платы работникам ОАО «Сантехлит». Уже рассматривается в суде уголовное дело в отношении генерального директора ОАО «СтарГласс», допустившего невыплату зарплаты работникам стекольного завода.

— А до реальных «посадок» не доходило?

— Руководители, допустившие невыплату заработной платы работникам, привлекались к уголовной ответственности. Приговором Дятьковского городского суда осуждён бывший директор ООО «Дятьковский хрустальный завод» Виталий Богдан, в том числе и за невыплату заработной платы в сумме свыше 3 млн рублей. Суд ему назначил наказание в виде 2 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима со штрафом 100 тыс. рублей. Подсудимый обжаловал приговор в апелляционном порядке, и в результате ему назначено наказание в виде штрафа в размере 600 тыс. рублей. Суд применил амнистию и освободил его от наказания.

— В конце прошлого года учителя области жаловались на задержки зарплат, и прокуратура взяла ситуацию под конт- роль. Кто был виноват в невыплатах?

— Было установлено, что по состоянию на декабрь прошлого года в 15 муниципальных образованиях области допущены факты невыплаты заработной платы за октябрь, ноябрь 2015 года в размере 59,8 млн рублей, а перед работниками муниципальных дошкольных учреждений — 9,2 млн рублей.

Мы вовремя отреагировали, и были приняты меры к устранению нарушений закона. Задолженность погашена в полном объёме. Восемь должностных лиц органов местного самоуправления привлечены к дисциплинарной ответственности, освобождены от занимаемых должностей руководители финансовых органов 4 муниципальных районов, а заместителю директора департамента образования области объявлено замечание.

— Александр Петрович, продолжая тему образования, коснёмся внешкольной работы. Лихорадит педагогический коллектив ДДЮТ имени Ю. А. Гагарина, где уже третий директор за три месяца. Узнав о том, что здание отдано в залог Россельхозбанку, родители боятся, что дети останутся на улице, и пишут коллективные письма во все инстанции. Проясните ситуацию.

— Здание действительно отдано под залог кредита, который брался под постройку свиноводческой фермы для Брянского мясоперерабатывающего комбината. Но мне известна позиция руководства области. Вопрос решается, кредит будет погашен, и никто дворец у детей не отнимет. Другой вопрос, результаты проверок работы самого учреждения. Они ещё идут, но уже выявлены некоторые нарушения, в том числе с оформлением так называемых «подснежников» — людей, которые фактически не работали, но зарплату получали. Если факты будут подтверждены, то по ним будут принимать решения.

СУДки да дело…

— Александр Петрович, что у нас с застройкой природоохранных территорий? С теми же Нижними и Верхними Судками?

— По Судкам природоохранной прокуратурой проведена большая работа. Был направлен ряд исковых заявлений об обжаловании зауженных границ этого памятника природы. По результатам решений областного и Верховного судов в настоящий момент действуют границы, утверждённые в 1994 году. То есть нам удалось вернуть памятник природы в первоначальные границы. Из этого следует, что жилые дома по улицам Вильямса, Крахмалёва и Костычева возведены, по нашему мнению, незаконно. Но суд пришёл к выводу, что на момент выделения земельного участка под жилую застройку он не относился к памятнику природы (границы-то были заужены), соответственно, застройщик действовал по закону. И оснований для возврата этого земельного участка из частных рук нет.

Что касается других природоохранных зон, то в настоящее время Советским районным судом удовлетворено наше исковое заявление по постановке особо охраняемой природной территории — парка «Соловьи» — на кадастровый учёт. На днях мы выиграли исковое заявление об обязании Управления имущественных отношений поставить лесные участки по улице Луговой на кадастровый учёт. В 2014–2015 годах эти земельные участки передавались в аренду юридическим лицам под дальнейшую застройку. Договоры нами неоднократно обжаловались и, наконец, были расторгнуты. Улица Луговая застраиваться не будет.

Лес рубят, иски летят

— Прошла информация, что после того, как прокуратура вплотную занялась нарушениями в лесной сфере, за полгода на кадастровый учёт были поставлены 80% лесов Брянской области.

— Да, это так. В октябре прошлого года в прокуратуре Брянской области было проведено координационное совещание с участием губернатора, на котором мы заслушали начальника Управления лесами Брянской области Владимира Котенкова. Внесено было соответствующее представление о том, что непостановка на кадастровый учёт федеральных лесов может повлечь их утрату. В связи с этим была проведена определённая работа, которую необходимо закончить в кратчайшие сроки.

Малое Кузьмино — пример того, что может произойти с лесным участком, который вовремя не был поставлен на кадастровый учёт. В результате Управление имущественных отношений Брянской области зарегистрировало этот участок как земли населённых пунктов. Под застройку.

— Так значит, стройке быть?

— Мы принимаем соответствующие меры. По результатам проверки природоохранной прокуратуры внесено представление в управление лесами, чтобы оно приняло меры по возвращению лесного участка в собственность РФ. В свою очередь, управление обратилось с иском в арбитражный суд, чтобы Росимущество признало своё решение ошибочным. В настоящий момент ведётся судебное рассмотрение. Прокуратура, со своей стороны, внесла исковое заявление в арбитраж, где обжалуется договор передачи этих земель ОПХ «Брянское» в 2008 году. Повторюсь, если бы участок был своевременно поставлен на кадастровый учёт, такого бы не произошло. К сожалению, Малое Кузьмино лишь один из многих подобных примеров потери лесного фонда. Есть более серьёзные нарушения.

 Вы имеете в виду дела Карпекина и Тюлина? Расскажите, как они расследовались?

— Заместитель начальника управления лесами по Брянской области Александр Карпекин уже осуждён за превышение должностных полномочий. Но приговор ещё не вступил в законную силу. Суд согласился с нашей позицией о виновности Карпекина, который в нарушение действующего законодательства согласовал сделки между двумя юрлицами ООО «ДОЦ ПЛЮС» и ООО «Синтезлесэкспорт» в пользу своего знакомого — депутата Брянской областной Думы Александра Тюлина. При этом были переданы лесные участки, которые находились в приоритетном национальном проекте. Часть участков в 2008 году была предоставлена по инвестиционному проекту ООО «ДОЦ ПЛЮС» для реализации областной программы по глубокой переработке древесины. То есть государство в лице Правительства Брянской области без проведения аукциона и с 50% ставкой оплаты древесины предоставило фирме 10 лесных участков для их освоения. В свою очередь, ООО «ДОЦ ПЛЮС» обязано было вложить средства в создание производственной линии по производству пеллетов. В декабре 2013 года руководитель ООО «ДОЦ ПЛЮС» Яков Такваров передал четыре участка Тюлину. Как он пояснял позже, это произошло под давлением, оказанным на него Карпекиным и Тюлиным. При этом согласно действующему законодательству он не имел права передавать участки, которые не были исключены из инвестиционного проекта. Сделка не была согласована и оформлена так, чтобы участки гарантированно достались заинтересованному лицу.

А далее ООО «Синтезлесэксорт», учредителем которого является сын Тюлина, без проекта освоения лесов и без положительного заключения экологической экспертизы, начало вырубку на этих участках. Необходимые документы были направлены позже. Начальника управления лесами Григория Шитова тогдашний губернатор Денин освободил от занимаемой должности. Из показаний Шитова следует, что должностью он поплатился за то, что дал отрицательное заключение на запрос Тюлина по освоению лесных участков. Место Шитова с приставкой «и.о.» занял Карпекин, который и подписал положительное заключение госэкспертизы освоения лесов. В результате за январь и февраль 2014 года было срублено свыше 8 тысяч кубометров древесины. Потом природоохранная прокуратура, узнав об этом, внесла акты реагирования, и вырубка была приостановлена. Причинённый государственному лесному фонду ущерб превысил 50 млн рублей.

Что касается Тюлина, то следствие в отношении него находится на завершающей стадии, в скором времени обвиняемый будет знакомиться с материалами уголовного дела.

Подытоживая эту тему, скажу: суды завалены исками природоохранной прокуратуры. Только за последние полгода возбуждено 120 уголовных дел.

Аттракцион неслыханной щедрости

— Александр Петрович, мы подошли к теме имущественных отношений. Недавно была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде бывшему начальнику Управления имущественных отношений Брянкой области Дмитрию Полещенко. Вы можете рассказать, в чём он обвиняется?

— В отношении Полещенко уголовное дело находится в стадии расследования. Эпизодов несколько. Как полагает следствие, Полещенко подписал ходатайство об отказе от исковых требований к предпринимателю о взыскании с последнего неуплаченных арендных платежей и пени за пользование земельным участком в сумме свыше 2,7 млн рублей. В связи с отказом от иска производство в отношении этого предпринимателя судом прекращено, а деньги до сих пор не уплачены.

Кроме того, Полещенко издал приказ о выставлении земельного участка, расположенного на землях с городскими лесами, на аукцион, а затем заключил договор аренды данного земельного участка для проведения многоэтажной застройки с единственным участником аукциона — известной брянской строительной фирмой. В результате были сокращены площади городских лесов Брянска.

Еще один договор купли-продажи Полещенко заключил без проведения аукциона, а также без соблюдения предельных размеров предоставляемых гражданам в собственность земельных участков, установленных решением Брянского горсовета, передав в собственность брянской предпринимательницы земельный участок площадью 17 659 кв. м с разрешённым первоначальным видом использования под малоэтажную индивидуальную застройку всего за 167 тыс. рублей.

Пациент скорее мёртв…

— Вы регулярно проводите личные приёмы граждан. На что, в основном, жалуются?

— Постоянно обращаются жильцы двух гнилых домов в Белых Берегах, которых не переселили в новые. Мы выиграли суд, и принято решение, что городская администрация должна сделать капитальный ремонт этих домов. Но она ссылается на отсутствие денег. А дома просто ужасные! Лично осматривал их, и просто в голове не укладывается, как можно было принять это в эксплуатацию. Я вообще с таким беспределом в своей практике впервые сталкиваюсь. А чиновники ещё отписки шлют: нормальные дома, жить можно. Поселить бы их самих в эти «нормальные» дома, где дети болеют астмой!

В последнее время участились жалобы на некачественные медицинские услуги. К сожалению, было несколько случаев, когда из-за халатности медиков, люди умерли. Могу привести несколько примеров.

В июне прошлого года в Брянскую горбольницу № 1 с диагнозом закрытая травма живота, внутрибрюшное кровотечение, ушиб левой почки был доставлен молодой мужчина. Своевременная помощь ему оказана не была, и он умер. В апреле 2014 года в родильном отделении Почепской центральной районной больницы умерла новорождённая девочка, в отношении которой не организовали проведение необходимого комплекса реанимационных мероприятий.

В феврале прошлого года бригадой «Скорой помощи» в приёмный покой Стародубской ЦРБ был доставлен 29-летний мужчина с жалобами на сильные боли в области желудка, судороги в голенях и руках. Врач, которая его осматривала, поставила неверный диагноз и направила его на консультацию к врачу наркологу. В результате мужчина был вынужден вернуться домой, где на следующий день умер. Причиной смерти явился эрозивно-язвенный гастрит, осложнившийся желудочным кровотечением. Уголовное дело в отношении врача находится на рассмотрении в Стародубском районном суде.

Из губернатора — в подсобные рабочие, из мэра — в бригадиры

— Александр Петрович, ваша любимая поговорка — «сколь верёвочке не виться, а конец будет». Вы всегда уверены в неотвратимости наказания?

— Я верю в справедливость и закон. Посадить виновных не проблема. Важнее восстановить справедливость. В моей практике были уголовные дела в отношении лиц, которые считали себя неприкасаемыми и до последнего были убеждены в своей безнаказанности. И что же? «Иных уж нет, а те — далече…» Вернее, в местах не столь отдалённых. Вот недавно был в исправительной колонии № 6 в Клинцах. Проверялись условия содержания. Могу сказать, что жалоб от «высокопоставленных сидельцев» не поступало. Бывший мэр Брянска Сергей Смирнов успешно трудится бригадиром, делает пластиковые окна. Бывший губернатор Николай Денин тоже трудоустроен — подсобный рабочий на участке деревообработки. Их судьба — ещё один пример того, что перед законом все равны.

Поморям памяти…

— Александр Петрович, давайте познакомим читателей «Брянской ТЕМЫ» с вами поближе. Я в Интернете смотрела, кто ещё из известных личностей родом из Вилейского района Минской области. Нашла. Андрей Иванович Волынец — Герой Советского Союза, член подпольной компартии Западной Белоруссии.

— Да, нам про него в школе рассказывали. Хочу сказать, что почти все мои однокашники стали успешными людьми. Почти все получили высшее образование, что для деревенских ребят было не так-то просто. Есть и военный врач, и инженеры, и руководители различных уровней. И директор моей бывшей школы — тоже моя одноклассница.

— Откуда такая осведомлённость?

— Я свой пятидесятилетний юбилей отмечал в родной деревне Чехи. Там моя мама до сих пор живёт. 83 года, дай Бог ей здоровья. Приглашал своих школьных друзей, и многие смогли приехать. Вот это встреча была! Я почти никого не узнал — больше тридцати лет не виделись.

— Каким было ваше детство?

— Счастливым и наполненным. Родители с утра до вечера на работе — оба обычные крестьяне, в семье трое детей (у меня две сестры). Все игры — на улице. Река Вилья каждый год разливалась, превращаясь почти в море, которое я впервые увидел, когда приехал в Калининград поступать в мореходку. Наверное, Вилья меня и вдохновила стать моряком. А в детстве я надевал маску с трубкой, брал самодельное подводное ружьё и охотился. Плотва, окунь, щука, налим, судак… Рыбы было много. Потом в 75-м речку перекрыли и сделали водохранилище.

— Большой конкурс был в училище?

— Восемь человек на место. Сначала в военное морское училище хотел поступать, но меня не взяли из-за возраста. Я школу в шестнадцать с половиной закончил, а туда с семнадцати брали. Вернуться, работать год в колхозе? После того, как я увидел море? Ну, уж нет! Я поступил на судомеханический факультет мореходного училища Министерства рыбного хозяйства. Кстати, среди моих сокурсников были двое ребят из Новозыбкова, которые учились после армии.

— А как вы попали в экватариальную Гвинею?

— Производственную практику проходил в дальнем плавании на рыболовном судне. У меня, в отличие от многих курсантов, была виза. Её давали не только тем, кто хорошо учился и преуспевал в спорте, но и тем, кто прошёл проверку «органов». Проверяли всю родословную! Моя, с дедами-партизанами, оказалась надёжной. Как сейчас помню: февраль 1979 года, мы в Шереметьево перед отлётом смотрим чемпионат мира по хоккею. А потом на самолёте — из минус тридцати на экватор! Семь месяцев рыбачили и затем вернулись домой. Потом ходил и в Анголу, и на Канарские острова. Но рассмотреть всё, как следует, не удалось. Мы ж не туристами были, а советскими моряками. Сходили на берег на несколько часов и шли строем… Уже потом, через много лет, я и один, и с семьёй много где побывал. Утолил жажду путешествий.

Кстати, как судомеханику, мне довелось поработать с дизелем, произведённым на Брянском механическом заводе. Размером он был с дом пятиэтажный! Хорошие дизеля БМЗ выпускал. Надёжные.

— Как складывалась ваша дальнейшая карьера?

— После мореходного училища меня распределили в Петропавловск-Камчатский. Ходил на судах Петропавловской базы «Рыбхолодфлот». Меня выбрали комсоргом, потом в партию вступил. Поручили возглавить комсомольскую организацию. Был замполитом на флоте. Кстати, самым молодым на то время. Плавал на японских судах. Контролировал, чтобы японцы ловили ту рыбу и в тех объёмах, в каких оговорено контрактом.

У нас с Японией взаимообмен был. Мы ловили в японских водах сельдь иваси, а японцы эту рыбу не любят. Они минтай уважают, который как раз в наших водах плавал. Около 400 видов продукции из минтая делают: от крабовых палочек до… минтая в шоколаде. Кстати, очень вкусно!

Интересная деталь: я по контракту не имел права в рыбцех заходить. Боялись промышленного шпионажа, что я их рецепты приготовления минтая разузнаю. Работа была интересная и хорошо оплачиваемая. Я в сутки тогда 150 долларов получал. И японский язык подучил неплохо.

Окончил Всероссийский заочный юридический институт. На вечерних подготовительных курсах с женой познакомился, и вот уже больше тридцати лет мы с Мариной вместе. Дочку и сына воспитали.

А потом я получил предложение работать в природоохранной прокуратуре. Дорос от помощника Камчатского межрайонного природоохранного прокурора до старшего прокурора, начальника отдела по надзору за исполнением законов и законностью правовых актов прокуратуры Камчатской области. Затем четыре года работал прокурором Петропавловска-Камчатского, ещё четыре был прокурором Камчатской области. Затем возглавил прокуратуру Челябинской области и через десять лет оказался в Брянске.

— Я читала, что вы охотой увлекаетесь. Рыбалка в своё время надоела?

— К охоте меня на Камчатке пристрастили. Там многие охотники.

— Кого первого подстрелили?

— Медведя. А что? Начинать — так с крупняка. Мишка на меня вышел, и я с перепугу его и уложил. В Брянске уже кабана успел подстрелить.

— Кроме охоты, как ещё свободное время проводите?

— Если выдаётся, то обычно читаю. Сейчас всё больше периодику и Интернет. А когда-то в долгих морских походах перечитал уйму и наших классиков, и зарубежных. В корабельной библиотеке были полные собрания сочинений. Я брал, к примеру, Чернышевского, и по порядку от первого до последнего тома прочитывал. Помню, Драйзер на меня произвёл неизгладимое впечатление. Особенно его трилогия «Финансист», «Титан», «Стоик». Очень интересно описывается становление человека.

Я вообще — человек читающий, и богатая библиотека, что собирал годами, не просто так на полках пылится.

Сейчас каждое утро просматриваю в Интернете новости. Захожу на сайты Камчатки, Челябинской области. Хочу быть в курсе событий, которые там происходят. Там остались работать мои бывшие подчинённые. Надёжные профессионалы, с которыми мы много полезного сделали. Я так считаю: неважно, что до меня было. Важно, что после меня останется.

Текст: Наталья Тимченко
Фото: Михаил Фёдоров, архив прокуратуры Брянской области

1907