Беги, Артём, беги!

Двукратный бронзовый призёр Паралимпийских игр в Токио Артём Калашян — о беге, боли, тренировках в карантин, любимом «Спартаке» и Паралимпиаде,
которую он ждал 9 лет.

Беги, Артём, беги!

24-летний спортсмен Артём Калашян стал первым в истории Брянска спортсменом, взошедшим на пьедестал Паралимпиады. Наш спортсмен завоевал две бронзы на XVI Паралимпийских летних играх в Токио — в беге на 100 и 200 метров. Обе дистанции он бежал с травмированной ногой.

В России чемпиона ожидала ещё одна награда — медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. Указ о награждении государственными наградами медалистов Игр в Токио подписал президент Владимир Путин. Мы встретились с Артёмом сразу же после его возвращения в родной Брянск.

Через боль — к бронзе

Вперёд, к медалям! Токио, 2021 г.— Артём, напомним, что в 2016 году российскую паралимпийскую сборную из-за допингового скандала не допустили к Паралимпиаде в бразильском Рио-де-Жанейро. В прошлом году Игры в Токио перенесли из-за пандемии COVID‑19. В итоге 4 года подготовки растянулись на 9 лет. Что это значит для спортсмена?

— Как минимум девять лет без отпуска. Всё это время не прекращал тренировки. Нужно постоянно держаться на пике формы и, самое главное, не травмироваться. Даже в футбол нельзя поиграть. Хотя я его очень люблю и иногда, признаться, гонял мяч.

— Но всё-таки травма случилась — перед стартами в Токио. Расскажи, как это было. Что произошло?

— У меня всего пару травм за всю карьеру. И одна случилась в Токио. Нам дали возможность пробежать на стадионе с колодок, с выстрелом. Я то ли не очень хорошо размялся, то ли сказалось волнение — побежал и почувствовал боль в колене.

— Это повлияло на психологический настрой?

— Самое главное — нельзя сниматься с дистанции. Предстоял забег на 100 метров. Если снимаешься с первой дистанции, на следующий вид не допускают.
Обезболивающие препараты принимать опасно — мало ли что там в составе. Попытался забыть, сосредоточиться. Бежал через боль. На старте проиграл всем своим соперникам, но в итоге стал третьим и как-то сильно не расстраиваюсь. Если бы не колено, я, наверное, ещё лучше выступил.

— И всё же даже собственный рекорд ты не побил. А какое время было на тренировках?

— Тренировки не показатель. На тренировке ты соревнуешься сам с собой, поэтому точно не узнаешь, насколько готов. В Токио я преодолел дистанцию за 11,75 секунды. Прошлый мой рекорд, мировой в моём классе Т 35, — 11,77. На тренировках было и 11,50. Я сильно не расстроен, что Дима Сафронов, занявший 1-е место, побил мировой рекорд. Это спорт: сегодня он поставил рекорд, завтра я поставлю.

На особом положении

С наставником Михаилом Сумичевым— Чем в целом запомнятся Паралимпийские игры в Токио?

— Победами! Это самые счастливые моменты в жизни. С нами летели врачи, целая клиника. Получилось быстро восстановиться, и я взял ещё одну бронзу на дистанции 200 метров.

Страну не видел. Из-за ковидных ограничений спортсменам запрещалось покидать олимпийскую деревню. Если покинул, сразу депортируют в свою страну.
Мы были в форме без государственной символики, нельзя было даже произносить слово «Россия» — за это могли дисквалифицировать. Зато нас поддерживали японцы-волонтёры. Приветствовали улыбкой и восклицанием «Раша!».

— Без зрителей выступать сложнее?

— Со зрителями было бы интереснее. Атмосфера другая, когда кричат, хлопают, поддерживают. Поддержка нужна — азарт появляется!

— По возвращении в Россию призёров пригласили на встречу с президентом Владимиром Путиным…

— Это был тоже приятный и радостный момент. Правда, пришлось перед этим 7 дней провести на карантине в номере отеля. Даже выйти в коридор — размяться — разрешали в строго определённое время. Все спрашивают, что я в это время делал. Спал, смотрел телевизор. Когда разрешали выйти в коридор, бегал.

Карантин вспомнился, когда прошлой весной все сидели по домам. Отец тогда перевёз из спортзала штанги, и во дворе нашего дома устроили тренировочный «зал». Бегал в Супонево, в окрестностях Свенского монастыря. Но даже тогда не прекращал тренировки. Приходилось так, потому что форму теряешь быстро.

Владимир Путин на встрече с победителями Всемирных игр IWAS 2015— А когда Игры в Токио перенесли, это стало ударом?

— Сильно не задело, но пришлось ещё год тренироваться. Усталость, конечно, была. Потому что за девять лет я всего месяц был в отпуске. Даже в зимний период всегда есть крупные российские соревнования. Да и когда их нет, любой выезд за пределы города необходимо согласовывать — вдруг допинг-контроль. Если тебя нет, сразу ставят на учёт. Но отпуск будет, уже вот-вот.

— Какие на него планы?

— Планов пока нет, ещё не думал. Может, поеду отдыхать на Кипр или в Турцию. В России в это время уже холодно на курортах. В этом году пропускаем весь зимний сезон — это три месяца.

— Что ценнее — три месяца или три миллиона за медали от государства?

— Отдохнуть хочется. А 3 миллиона… Мне их уже припомнили. И фамилию мою. И орден. Я сам не читал, но родные рассказывали, сколько хейтеров в соцсетях набежало.

— Казалось, наоборот, в Брянске тебя должны особенно поддерживать…

— Есть слова поддержки, но в основном комментарии злобные, особенно в популярном городском паблике. Сразу люди деньги посчитали, которые должен получить за медали. Все всё знают! А то, что за 9 лет атлет зрение теряет, никого не волнует. В манеже, когда бегаешь, в помещении очень большая нагрузка на глаза.

— Всё-таки злые комментарии задели…

— Конечно, всё это задевает. Зато ценно, что поддержали многие брянские спортсмены. Те, кто знает, чего стоит участие в Паралимпиаде и медаль.

«До 6 лет я молчал»

— Многие спортсмены говорят, что главное соревнование — с самим с собой. А у паралимпийцев ещё и с собственным недугом…

— У меня диагноз — детский церебральный паралич, но в школу-интернат для детей с особенностями попал по другой причине: до 6 лет я не разговаривал. В школе встретил своего тренера — Михаила Васильевича Сумичева. Прямо скажу: если бы не он, не было бы таких спортсменов, как Саша Хрупин, Артём Калашян, Света Кривенок, и других. Кто бы на нас обратил внимание? Никто даже не знал, что есть такой вид спорта для инвалидов.

Прекрасно помню тот день, когда он впервые предложил мне пробежать на соревнованиях в Брянске. Мне было 10 лет. Я выступил. Меня заметил мой второй тренер Виталий Геннадьевич Овчинников, предложил заниматься в бежицком манеже. Я забил, не пошёл. Лень было ездить в другой район. Тогда мне больше нравилось дома в компьютер играть. Потом Михаил Васильевич ещё предложил пробежать. И опять Виталий Геннадьевич подошёл: «Почему не приходишь?» Легче было прийти, чем оправдываться. Так я начал заниматься лёгкой атлетикой. Вскоре тренировки совсем вытеснили компьютер. Затянуло — и всё.

— Сразу стало получаться?

Встреча руководителей региона с участниками XXXII летних Олимпийских и XVI Паралимпийских игр в Токио— Нет. На первые международные соревнования я попал только в 2014 году. Мне было уже почти
восемнадцать. Другие ребята тогда уже стали известными спортсменами — Света Кривенок, Саша Хрупин (интервью со спортсменами было опубликовано в № 5 «Брянской ТЕМЫ» за 2012 год https://tema32.ru/articles/2012/55/682/ — Прим. ред.).

Саша тогда меня очень поддержал. Подбадривал. Мы с ним близкие друзья, поддерживаем друг друга, на сборах вместе живём. И его поражение в Токио очень близко переживал — ему всего 4 сантиметра не хватило до бронзы. Но с кем не случается?! Он хороший спортсмен, ещё наверстает!

— На что остаётся время, кроме спорта, с таким режимом? Как расслабляешься?

— Футбол посмотреть, погулять, отдохнуть с друзьями, в баню сходить. Когда удавалось получить разрешение, ездил на футбольные матчи.

— За какую команду болеешь?

— За «Спартак». Жаль, в Японии за играми команды не следил из-за разницы во времени. Кстати, оба раза я бежал в 4 часа ночи. Тяжело из-за смены часовых поясов, но что поделать. Дома вся семья в те ночи не спала — смотрели соревнования, переживали.

— Самое ценное СМС от кого получил?

— От родителей.

— На личную жизнь хватает времени? Девушка у тебя есть?

— Девушки нет. Я то в Москве, то в Адлере. В Брянске редко бываю. Почти всё время на сборах. Каждый свою судьбу выбирает сам. Спорт подарил мне самые сильные эмоции в жизни. Победы делают меня счастливым.

Спорт новые страны открывает! Я и за границей до этого никогда не был. Новые собственные возможности. Начинаешь мотивировать себя.

А за золотом — в Париж!

— Твой кумир, как и прежде, Усэйн Болт?

— Кумиром по сей день так и остался, хоть и завершил карьеру. Но и новые люди в спорт пришли…

— Вот он сказал в недавнем интервью, будь у него новые шиповки, он бы пробежал быстрее…

— Возможно. Я хотел на Паралимпиаде бежать в таких шиповках, с карбоновой стелькой. Их в России быстро разобрали, и трудно было достать. Нашёл в другой стране, не успел купить — через пять дней нужно было уже улетать, а доставка заняла бы неделю. Бежал в обычных.

— Выходит, не в обуви дело.

— Шиповки много сейчас значат. Но главное всё-таки — на дистанции не зажаться. Не зажмёшься — выиграешь. Я на старте 100 метров всем проиграл. Начал навёрстывать на дистанции, пытался не зажаться… Когда в 10 секундах вся твоя жизнь, стараешься выжать все силы, которые можешь, но это не всегда на пользу идёт. И руки, и ноги начинают медленно работать. Надо пытаться расслабленно бежать. И я бежал — расслабленный.

— Чувствуешь себя знаменитым после Токио? Что-то в жизни изменилось?

— Разве что на интервью стали чаще звать. В обычной жизни стараюсь не выделяться.

— Какие планы на ближайшее время?

— Отдохну, буду готовиться к следующим стартам — Чемпионату мира. Тоже в Японии будет проводиться следующим летом.

— Что пожелаешь себе?

— Попасть на следующие Паралимпийские игры и забрать золото в Париже. Отпуск отпуском, а тренировки через неделю уже начну.

1494

Добавить комментарий

Имя
Комментарий