Ирина Аниканова: «В каждом из нас — сила нашего рода»

Знаете ли вы, что в Злынковском районе в старину «запекали детей»? А народный костюм Новозыбковского района украшал особый «карман» — он визуально увеличивал ягодицы, намекая на плодовитость женщины. Эти и другие интересные факты мы узнали на выставке предметов народной одежды и быта «Живая старина», которая проводилась в Брянском областном центре «Народное творчество». Выставка уникальная: впервые в одном месте были собраны и представлены зрителям более 30 народных костюмов из разных районов Брянской области.

Ирина Аниканова: «В каждом из нас — сила нашего рода»
Костюмы, которые сохранились в Брянской области, — в основном наряды «молодух» или для свадьбы. Эту одежду бережно хранили и надевали по праздникам.

Символично, что курировала выставку заведующая отделом декоративно-прикладного искусства центра «Народное творчество» народный мастер России Ирина Аниканова. Она одна из первых начала популяризировать народную куклу на Брянщине и создала коллекцию традиционных народных кукол в костюмах практически всех районов области. Работы мастера были неоднократно отмечены на выставках и конкурсах областного, всероссийского и международных уровней. А две её работы — «Кукла в народном костюме с. Дорожово Брянской области» и «Традиция пришла через любовь» хранятся в Фонде Государственного Российского Дома народного творчества им. В. Д. Поленова.

Рассказывает Ирина Аниканова:

— Дома в коробках хранится более ста кукол. Моя мечта — открыть частный музей народной куклы. Есть среди них и авторские, не похожие на те, с которыми играли наши прабабушки. Но они тоже народные, потому что народное творчество — это язык общения с другими людьми. В каждой моей кукле и композиции — мои переживания или открытия о мире.

  • * * *

  • «Благословение» — авторская вариация народной куклыКуклами я увлеклась в 2006 году, когда поступила на работу в Брянский областной центр «Народное творчество». Тогда впервые проводился семинар-практикум по созданию народной куклы. Мы смастерили Радостею, перевёртыша, пеленашку… Куклы храню до сих пор. Но главное — для меня открылся целый мир.
  • * * *

  • Помню себя в детстве. У меня были шикарные советские куклы — худенькие, с ногами и руками на шарнирах, как у современной барби. Мы с подружкой Леной под высоким крыльцом устраивали кукольные дома, шили одежду. Эта детская игра продолжается и сейчас.Только теперь она таит огромные знания — о прошлом нашего народа и о нас самих.
  • * * *

  • На выставках люблю наблюдать за людьми: что задерживает их взгляд. И чаще других подолгу разглядывают композицию «Сила рода твоего». Я росла без отца. Ближайшими родственниками были мама, тётя и дядя. Дедушек и бабушек совсем не помню. Мама мне заменила всех, и детство было счастливое. И вдруг эта мысль: а кто я и что такое род?
  • Знаете, есть упражнение. Позаимствовала его у психологов. Нужно встать спиной к стене и представить там, за спиной, весь свой род. Что стоят папа и мама, дедушки и бабушки, осознать, что с тобой вместе все пращуры, чьих не помнишь имён. И опереться на стену. И понять, что это не стена не даёт упасть, а крылья, сила рода. Для меня это открытие стало потрясением. Всё поменялось в жизни. В том числе принятие отца, родных.
  • В каждом из нас — сила нашего рода. И каждый из нас — часть Бога. Работа потому и называется «Сила рода твоего». Я хотела показать, что эта сила есть в каждом.
  • * * *

  • Наряд комаричской модницы XIX векаМама моя приговаривала: «Оставайтесь с Богом». А что это значит? Ты начинаешь расти и понимаешь, что есть что-то внутри — то ли сила воли, то ли дух, то ли совесть или Бог? То, что не можешь пощупать, но оно всегда поддерживает и даёт силы.
  • «Оставайся с Богом» — это забытое в наше время благословение. И у меня как художника родился образ: когда мама благословляет, за её плечами — бабушка, а там прабабушка и её мама и все другие женщины нашего рода. И у меня аж голова кружится, когда думаю, до какой степени эта цепь дойдёт! Так родилась работа «Благословение». Сначала у кукол различимы детали, потом фигуры становятся меньше по размеру (это те, кто стирается из памяти, но они с нами), а в конце — завиток с цветами и бусинкой. Дочка, Ариша, ей тогда лет семь было, подошла и спрашивает: «Мама, а эта бусина — Бог?» Я до сих пор не знаю, что ответить, — каждый решает сам.
  • * * *

  • В Санкт-Петербурге проводился конкурс «Русь мастеровая» и выставка. Я привезла «Благословение». Эта работа вместе с композицией «Традиция пришла через любовь» выиграла главный приз конкурса. Смотрю, парень молодой один раз подошёл, второй, несколько кругов уже сделал и всё возвращается. И говорит: «Не понимаю, почему сюда прихожу» — а глаза уже слезами налились.
  • Спрашиваю, давно ли в Питере живёт. Отвечает, что недавно — отучился и остался. «А маму когда последний раз видели? — спрашиваю. — Может, это мама так сильно скучает, или вы соскучились, или, может, вам просто не хватает её благословения». И он заплакал.
  • * * *

  • Я рано стала мамой. Моя старшая дочь Екатерина работает вместе со мной. Она — мой «хвалитель»: умеет видеть лучшее в работах и мягко даёт направление. А если тяжело, поддерживает. Потому что критики и самокритики мастерам сполна хватает. Хороший мастер — вечно сомневающийся. А Катя — мой ангел-хранитель.
  • * * *

  • Зимний вариант крестьянского костюма, Стародубский районНа ярмарках меня часто спрашивают покупатели: «А куклы у вас обережные?» Я убеждена, что обережное всё — суп для любимых, носочки, которые ты связал. Вы стоите и говорите: «Боже мой, я накормлю сейчас всех своих любимых. Какой у меня муж прекрасный, а дети умные! А какая петрушка выросла!» И это всё вкладывается в суп, и он становится волшебным. И народные костюмы так создавались. Никогда не приступали к рукоделию, если плохой настрой!
  • * * *

  • Костюмы, которые сохранились в Брянской области, — это в основном наряды «молодух» или для свадьбы. Эту одежду бережно хранили и надевали по праздникам. Как правило, «молодуха» рожала первенца, полнела и прятала красивый наряд в сундук или передавала по наследству.
  • * * *

  • Народный костюм отличается в разных уголках Брянщины. Например, в Жирятинском районе рукава рубахи, как нигде больше, украшали крупными звёздами. В Комаричском — у костюма появляется воротничок: манерный, отложной, с кружевами да чтоб плечи закрывал. И не понёвы носили, а юбки. И кичку на голове. Чувствуется польско-литовское влияние — когда-то эти земли входили в состав Великого княжества Литовского.
  • В Брянском районе сохранились костюмы с узорами-оберегами. На выставке можно было увидеть наряд из села Отрадное с восьмиконечными звёздами — символ солнца, деторождения, благополучия, квадратами — это дом, колодец, 4 времени года, 4 стихии. В костюме «зашифрованы» поле-земля, вода, небо. Человек не отделял себя от природы и как умел просил у неё защиты.
  • В Новозыбковском районе полотна понёвы сшивали особым образом, чтобы на ягодицах образовался карман — «закладной рог». Девушкам очень хотелось подчеркнуть, что они дородные, сытые, детей здоровых нарожают. Хотя, если взглянуть на костюмы, наши предки были невысокие и худенькие…
  • В стародубском селе Селище сохранился зимний саян — сарафан. Толстый, как нынешние осенние пальто, шерстяной, домотканый. Такие обычно изнашивали до дыр. А ещё кожаные сапожки. Вот это точно редкость! Сапожки молодая женщина заказала у мастера перед самой войной. Но поносить не успела, ушла в партизаны. И говорила: «Эти сапожки помогли выжить. Хотелось дойти до Победы, чтобы лихо потом в них поплясать!»
  • * * *

    Народная культура — это клад! Вот, казалось бы, обычный предмет — хлебная лопата. Она оригинальная, 1918 года. Но с ней связан обряд «Запекание детей», который бытовал в Злынковском районе. Когда рождался недоношенный ребёнок, его оборачивали ржаным тестом и клали на лопате в остывающую тёплую печь. Считалось, что печь — это женское начало, лопата — мужское. И так, допекая, «доделывая», наши предки пытались обмануть судьбу.
  • * * *

  • Я чувствую радость, когда погружаюсь в народную культуру. За каждым стежком, за каждой вещью стоит человек. Человека давно нет, но тем, что он сотворил, мы восхищаемся и любуемся через века. Важно, чтобы молодёжь хоть краем глаза это увидела. Мы не безродные. У нас такая история!
  • * * *

  • У Бога нет других рук, кроме наших. Хорошая музыка, красивый палисадник — это язык Бога. И если ты в какой-то момент стал его инструментом, это счастье великое.

1608

Добавить комментарий

Имя
Комментарий