Мария Кожурина: «В отделении меня называли мамой»

В областной больнице № 1 Мария Семёновна Кожурина проработала полвека: 25 лет операционной сестрой и столько же — главной медсестрой, фактически заместителем главврача по среднему медперсоналу. В подчинении у неё было до 900 человек, на тот момент это самый большой коллектив медицинских сестёр в области. Благодаря новшествам, которые Мария Семёновна внедряла в своей работе, её называют основателем сестринского дела на Брянщине, а принципами и правилами пользуются до сих пор.

Мария Кожурина: «В отделении меня называли мамой»
В операционной слова «нет» не существует. Когда хирург за операционным столом, он только протягивает руку: «Скальпель! Зажим! Пинцет!» Всё должно быть готово! Ответственность огромная.

Мария Семёновна Кожурина — отличник здравоохранения, заслуженный работник здравоохранения Российской Федерации, инициатор создания и первый председатель правления Ассоциации сестринского персонала Брянщины.

— У меня вся трудовая книжка исписана, свободного места нет! — улыбается заслуженный медик, протягивая документ. Стандартной книжицы не хватило, чтобы руководству больницы, области и страны выразить благодарность легендарной операционной сестре,  кадровикам пришлось аккуратно вклеивать дополнительный вкладыш.

— Всё начиналось с мечты, — коротко пересказывает она биографию. — Родилась в селе Красное Выгоничского района, в семье было шестеро детей. Отец погиб на фронте. Жили трудно, я с восьми лет работала в колхозе. И ещё в школе появилась мечта — пойти в медицину. После окончания 7 классов в 1952 году поступила в Бежицкое медицинское училище, отучилась на фельдшера-акушера. Диплом получила, работать направили в Дарковичи, и сразу — заведующей фельдшерско-акушерским пунктом. А мне 22 года! Я чуть не в слёзы: «Не пойду! Какая я заведующая?!» Но выбора не было.

Проработала там почти два года, принимала больных, ходила на вызовы. Участок большой, много деревень. Почему-то особенно запомнились первые роды на дому. Я заволновалась, не знала, что делать: в училище мы присутствовали на родах только в качестве наблюдателей. Но всё прошло благополучно, женщины подсказали. Вскоре рожать стали отправлять в роддом, и я вздохнула с облегчением.

Я больных любила, работа мне нравилась. В 1959 году вслед за мужем-строителем переехала в Брянск, и здесь судьба связала меня с областной больницей — на долгих 50 лет.

Действуй, сестра!

В Брянске молодому медработнику предложили две должности на выбор — операционной сестры в хирургическом отделении или медсестры в офтальмологии. Выбрала хирургическое — элиту среднего звена медицины.

— В операционной слова «нет» не существует, — повторяет свою знаменитую фразу Мария Семёновна. — Когда хирург за операционным столом, он только протягивает руку: «Скальпель! Зажим! Пинцет! Сушить!» Всё должно быть готово! Ответственность огромная.

Операции были разные — и ювелирные сосудистые, и сложные торакальные, когда хирурги вскрывали грудную клетку, пробираясь к сердцу или лёгкому. Однажды в летнюю жару на операции, которая длилась больше 5 часов, чуть не упала в обморок…

Были случаи, когда к авторитету опытной сестры прислушивались маститые хирурги. Мария Семёновна вспоминает такую историю:

— У операционного стола был один известный хирург — золотые руки, сотни сложных операций сделал. В тот раз было удаление лёгкого. Он продвигался всё дальше, готовился ушивать. У нас были аппараты УКЛ — ушиватель корня лёгкого. Просит его — подаю. Поигрался, поигрался — возвращает. Жди! Опять что-то там освобождает, освобождает. Даю второй раз, опять попробовал и вернул. Чувствую, не уверен, и я, набравшись смелости, говорю: «Долго вы будете ковыряться?!» Попробовал, в этот раз получилось. Хирург повеселел: «Лапусь, забирай!» Видно, что-то ему мешало. В операционной не только профессиональная, но и эмоциональная поддержка важна. Слабый человек не выдержит. Потому что простых операций не бывает.

С 1963 года Мария Семёновна уже старшая операционная сестра, с 1982-го — главная медицинская сестра больницы. В отделении её называют «наша мама».

— Работать я поступила в больницу на улице Советской, потом переехали в 7-этажку на Станке Димитрова, — вспоминает она. — В первые годы сложностей было много. Иногда даже истории болезни писали на газетных листах. Ничего не было одноразового, надо было всё самим кипятить: инструменты, капельницы. Да и капельниц как таковых не было, приспосабливали кружки Эсмарха. Инструменты закладывали в стерилизатор, кипятили на газу — всё очень примитивно. Не хватало салфеток. Нередко стирали использованные салфетки, стерилизовали и отдавали в гнойную перевязочную. Это времена были такие, а времена не выбирают. С каждым годом становилось лучше и лучше. Появились одноразовые капельницы. Когда переехали в новое 7-этажное здание, убедила руководство организовать в подвале централизованную стерилизационную. Это в разы облегчило труд медсестёр.

И таких инноваций было много. Это сейчас кажется обычным, когда к корпусу больницы подъезжает машина с горячим обедом. А раньше каждое отделение с вёдрами по три раза в день отправляло сотрудника на пищеблок. Мария Семёновна стала инициатором организации централизованной подвозки пищи и централизованной доставки «аптеки» — необходимых отделению лекарств.

Под её руководством стали проводиться конкурсы на лучшую операционную сестру, лучший процедурный кабинет, а также регулярные конференции среднего медперсонала, где обсуждали наболевшие вопросы, делились наработанной практикой, вносили предложения.

— Я ничего не придумывала, — говорит Мария Семёновна. — Читала журнал «Медицинская сестра», проходила обучение — в Туле, Москве, Ленинграде. У меня было много единомышленников. И точно скажу, у нас было не хуже.

Ассоциация сестринского персонала

Конкурсы медсестёр — новшество Марии Семёновны, 1980-е гг.Ещё одно ноу-хау появилось благодаря старшей медсестре больницы — в 70-е годы был организован совет медсестёр. На него собирались представители от каждого отделения, выступали с докладами. Позднее благодаря этому опыту появилась Ассоциация сестринского персонала: сначала в областной больнице, затем — региональная. Она объединила более 200 человек из разных районов Брянщины.

— Сильное сообщество создаётся не за один день, — рассуждает Мария Семёновна. — У нас эта работа велась на протяжении многих лет. К примеру, за каждым районом области была закреплена старшая сестра нашей больницы. Каждый месяц она выезжала в район с проверкой, объясняла, учила. У себя мы первыми начали проводить конкурсы, конференции, аттестации, а потом поделились этим опытом. Я горжусь своим коллективом, особенно старшими сёстрами, которые работали в отделениях. Я старалась людей учить и училась сама.

В 2004 году Мария Кожурина представляла брянское здравоохранение на 2-м Всероссийском съезде средних медработников в Москве. В своей работе всегда находила нестандартные формы и методы взаимоотношений с коллективом, направленные на повышение профессионализма среднего медперсонала. Готовила их, переживала и болела за своих коллег, гордилась их достижениями.

Её ученица Лариса Третьякова в 2006 году заняла первое место на конкурсе мастеров Центральной России в Москве, а многие другие ученики по нынешний день работают старшими медсёстрами в отделениях различных больниц Брянска: к Марии Семёновне часто обращались за советом в вопросах подбора кадров.
Главная медсестра подчёркивает, что доброта, честность, порядочность и внимательность — обязательные качества для медицинского работника. Она стала основателем собственной династии медиков. Младшая сестра Антонина Семёновна также много лет проработала операционной сестрой в областной больнице. Дочь Наталья Ивановна Афанасьева и внучка Мария работают гинекологами, продолжают дело своей мамы и бабушки.

— Да, я люблю свою профессию, и с каждым годом всё сильней! Она похожа на поэзию, хоть много будничного в ней, она, как стих, не терпит серости, не терпит косности и зла, — декламирует Мария Семёновна. — И вы знаете, если бы сейчас я начала сначала, выбрала бы профессию медсестры. Мне до сих пор, хоть я уже и десять лет на пенсии, снится, как навожу порядок в отделении, провожу конференцию. Врачи снятся. И каждый раз просыпаюсь счастливая — ведь это моя жизнь.

1100