Любовь и «Огород» Валентины Теличкиной и Юрия Кутафина

По сюжету фильма «Огород» двое пенсионеров влюбляются друг в друга. А зрители буквально с первых секунд влюбляются в пару главных героев — трогательного Валерия и интеллигентную, обаятельную Зою. Но мало кто знает, какой актёрский «мезальянс» случился на съёмочной площадке. Роль Зои исполняет народная артистка РФ, лауреат Премии Ленинского комсомола Валентина Теличкина, на счету которой более 70 ролей у самых именитых режиссёров советского кино (Сергей Герасимов, Леонид Гайдай и другие). Валерия играет артист Курской филармонии Юрий Кутафин. Это его дебютная роль в большом кино. Причём режиссёр и сценарист Лариса Садилова писала главные роли специально для этих актёров.

Любовь и «Огород»  Валентины Теличкиной  и Юрия Кутафина

Путёвку в кинематограф Валентине Теличкиной дал фильм «Журналист» Сергея Герасимова, который вышел на экраны в 1967 году. А «крёстной матерью» в кино актриса называла коллегу и педагога Тамару Макарову — именно она уговорила режиссёра присмотреться к 22-летней студентке ВГИКа. Спустя 20 лет тот же институт кинематографии окончит Лариса Садилова, её мастерами станут Сергей Герасимов и Тамара Макарова.

— Валентина Ивановна, какой была ваша первая встреча с Ларисой Садиловой?

— Это произошло на премьере фильма Ларисы «С любовью, Лиля» в начале двухтысячных. Режиссёр не знала, что я в зрительном зале, а я смотрела на неё и думала: «Какая талантливая девчонка! Не ошибся Герасимов. Вот бы мне у неё сняться!» А она как будто эти мысли услышала…

Личное знакомство состоялось чуть позже — вместе были в жюри международного кинофестиваля «Лучезарный ангел». И я подметила, что мы солидарны в обсуждении фильмов. А потом уже, спустя несколько лет, Лариса призналась, что пишет сценарий для меня. Хотя обычно, когда мне говорили: «Мечтаю снять вас в кино», — я уже знала, что мечту человек не осуществит.

Я очень ценю момент, когда человек таким образом признаётся в своём расположении, но мне часто предлагали сценарии, где нужно заполнить пустоту, и я в деликатной форме находила причину отказаться. Почему-то это мнение распространилось на Ларису.

— Изменили мнение, когда получили сценарий? Что вас привлекло в этой истории?

— Во-первых, я в том возрасте, о котором идёт речь, а его российский кинематограф прежде обходил стороной. Во-вторых, тут ещё и романтика!

Это не могло не привлечь. Не так это часто бывает, чтобы героиня твоего возраста была вовлечена в романтическую историю, а не только занималась уборкой дома и прополкой огорода.

— А были моменты в сценарии, которые не понравились?

— Да, согласилась с некоторыми оговорками. Была сцена близости, но Лариса после обсуждения легко от неё отказалась. И дело не в «пошлости», этого в фильме не было бы. Просто для поколения 70+ важнее влюблённость, интерес, собеседник, а не физиология. «Про это» лучше снимать молодых. А в нашем возрасте хочется не для тела, а для души, хотя и первое тоже очень важно.

— Чем дорога вам ваша героиня?

— Тем, что она очень живой человек. Что у неё двое детей, ради которых она готова пахать на своём огороде, мириться со всеми трудностями и не жаловаться. При всей скромности быта она держит свою жизнь в руках. Зоя — человек, не жалующийся на судьбу, и этим очень похожа на большинство русских женщин — не ноющих, способных существовать на минимуме. И вдруг подарок судьбы — встретить мужчину, который в неё влюблён. Ведь в этом смысле люди не стареют. Хорошо понимаю, что это очень личная для Ларисы история, и я её принимаю, разделяю.

Мастер художественного слова

После премьеры фильма «Огород» на Московском международном кинофестивале к дебютанту в большом кино — артисту Юрию Кутафину подошли несколько режиссёров с предложением съёмок. И это неудивительно: у актёра редкий для нашего времени типаж застенчивого интеллигента-лирика. Таким был, например, любимец публики Георгий Вицин. Коллеги знают, что у Ларисы Садиловой хороший нюх на таланты. И самородка Кутафина она «вынюхала» (и в этом она признавалась со сцены на премьере в Брянске) во время съёмок документального фильма о передвижном киноклубе Курской областной филармонии, где служит артист. В жизни профессия у него тоже редкая — мастер художественного слова.

— Юрий Анатольевич, помните момент, когда Лариса Игоревна сделала вам предложение сняться в кино?

— Ну конечно! Она позвонила, сказала, что начала работать над фильмом, сценарий практически готов и роль написана на меня, в главной роли Валентина Теличкина. У меня были и восторг, и удивление, и испуг одновременно! А потом Лариса прислала сценарий, точнее — тогда ещё только наброски. Мне не совсем было понятно, как с ним работать, но история сразу показалась интересной. Я таких героинь, как Зоя, вижу ежедневно. У меня есть свой участок в Курске, и рядом такая же соседка. На всю семью заготавливает овощи. Также ползает на коленках на прополке, подрезает, подвязывает, поливает…

Мне поэтому очень нравится сцена, когда героиня Валентины Ивановны молча сидит в теплице под дождём. Правдиво получилось и она такая лучезарная здесь! В эту свою паузу, случайную передышку. И мысли светлые. Я надеюсь, о моём персонаже…

Сколько в России таких женщин! Однажды ехал в переполненном автобусе. Женщина устроилась на колесе, достала из сумки с урожаем огромные перцы, чтобы знакомой похвастаться, а сама рада, что обеспечит семью салатами, соленьями.

— Что для вас было самым сложным на съёмочной площадке?

— Мы планировали начать съёмки с летних сцен, но началась пандемия, и первыми снимали спустя полгода зимние, финальные. Для меня это было самым сложным — непоследовательная работа над сценами. Скажем, литературный спектакль: идём от начала, по сценам последовательно знакомишься с ролью, и к финалу ты готов, понимаешь всё, что прошло перед этим. А тут ты должен дополнить состояние, понять отношения с партнёром, чувство это сохранить. Хотя я так себе и представлял, как всё в кино происходит.

«Мою роль в кино «спасли» брянские врачи!»

Первые кадры фильма «Огород» режиссёр снимала в феврале в заснеженной Бежице. И в первый же съёмочный день — как назло один из самых морозных — Юрий Кутафин простудил спину. Срочно обсуждался вопрос замены исполнителя главной роли. Ситуацию спасла ассистент по актёрам Наталья Киселёва, которая отвезла Юрия Анатольевича к главному врачу Брянского областного клинико-диагностического центра Александру Васильевичу Силенку. Тот подключил специалистов, и уже на следующий день актёр был в строю.

Юрий Кутафин: Был сильнейший мороз, а я по незнанию оделся не по погоде и заболел — прострелило поясницу. На этом, я думал, мои съёмки окончены. Но брянские врачи спасли мою роль в кино. На следующий день — на счастье, в квартире — я уже снимался в нескольких сценах. Спина ещё несколько дней мучила (обострился остеохондроз на фоне переохлаждения), но через десять дней вернулся в Курск как новенький!

Валентина Теличкина: На съёмках «Огорода» всё было прекрасно, кроме… погоды. Специально не придумаешь — зима, которая не обещала ни снега, ни мороза, вдруг встретила нас в Брянске сугробами по колено и холодами. Но хуже мороза — жара! Мы снимали летние сцены в стареньком автобусе без кондиционера, а окно нельзя было открывать из-за шума, который мешал оператору. Помню, Михаил Ильич Ромм говорил, что на экране изобразить жару практически невозможно. И действительно, я посмотрела фильм и совсем не чувствуется, что нестерпимый зной.

— Чем вас удивила провинция?

Валентина Теличкина: Те люди, которые были с нами связаны, а их довольно много, — все очаровательные! Я сама из провинции. Для меня это всё родное. Но надо сказать, что о провинции больше говорят так: вся Москва — провинция, что касается люда. Также в магазин идут, также скромные пенсии получают, да ещё нет участков, когда можно подвалы загрузить.

Народ у нас сказочный! Я помоталась по свету и считаю, что лучше наших людей нет — умеющих сострадать, сопереживать деятельно. Полные сумки гостинцев наложат, последнее отдадут. А домики без крыш и в Подмосковье можно встретить. Вспоминаю маму: когда она ко мне в столицу приезжала, всё время сочувствовала москвичам. Говорила:«Как вы тут живёте — бегом, бегом, бегом?!» Это искренне было! Потому что в деревне можно прийти к соседям без предупреждения, а в большом городе — попробуй! Дверь не откроют.

— Кажется, что вам это очень дорого — воспоминания из детства, юности…

Валентина Теличкина: Мне не надо очень долго воспроизводить в своей памяти эти картины, чтобы понять жизнь людей в провинции. И Москва мне очень дорога. Она не надоедает с вопросами, как жизнь, как муж. В мегаполисе никому до тебя нет дела. Когда меня стали узнавать, это очень огорчало, но я стала совершенно не заметной: надел шапочку и пуховик, как у моей героини Зои, — и уже как все.

Любовь и картошка

— В фильме есть сцена, где вы очень натурально полете грядки, стоя на коленях. Как это рождалось?

Валентина Теличкина: Так у меня тоже есть огородец, дача. Эти три сотки мы получили в голодные 90-е. Тогда ведро картошки посадил, снял два мешка — и счастлив. Было время, когда вся страна спасалась огородами. Жаль, Лариса убрала значительный для меня эпизод, когда две дачницы идут и говорят, кто как выжил. Одна рассказывала, как в Польшу ездила, серебро продавала, а моя героиня говорит: «А я только благодаря огороду и выжила». Сейчас название «Огород» немного потеряло смысл. Тогда было очень чётко: мы пережили такое время, и если бы не огород, Россия бы не выжила.

— Кстати, огурцы у вашей героини диво как хороши! На своём участке не выращиваете?

Валентина Теличкина: Сейчас на даче — газон, цветы, укроп-петрушка. Даже огурцы не сажаю уже два года. Нет хороших семян, не всходят. А если и всходят, всё в листву идёт…

Юрий Кутафин: И у меня огурцы не родятся! Я и так, я и сяк, у соседей спрашиваю по даче, литературу читаю — третий год не растут, с тех пор как отец перестал заниматься. Правда, на огородике всё с женой выращиваем. Картошки тридцать вёдер в этом году собрали, уродилась! Свёкла, морковка…

— Юрий Анатольевич, а вы в жизни со своим героем похожи? Он ведь человек вашей профессии.

Юрий Кутафин: Очень много сходства. Мой герой получился такой же сдержанный, невспыльчивый, больше слушает, чем говорит, романтичный, и, как заметил один из зрителей после премьеры в Брянске, он чувственный и трепетно относится к партнёрше. Если зритель это увидел, это, конечно, именно то, что бы я хотел.

— А чем точно отличаетесь?

Юрий Кутафин: Решительностью. Он первым сделал шаг навстречу: решился на развод, первый приехал, что даже с его стороны нагловато — нагрянуть к героине домой. Она его не приглашала, по сюжету, а он взял и приехал. Я всегда прежде хорошо всё обдумаю.

— Каким был самый решительный поступок в вашей жизни?

Юрий Кутафин: Первый развод. Но всё равно не я сделал первый шаг, чувство было обоюдным. А я терпеливый. Долго терплю…

— Чем понравилось сниматься в кино у Ларисы Садиловой?
Юрий Кутафин: Я вообще люблю свою работу, всё, что связано со сценой, начиная с первых, черновых репетиций, выездов по деревням, по сёлам.
Валентина Теличкина: На съёмках фильма «Огород» самым ценным было взаимопонимание и дружелюбие — всех ко всем. Лариса умеет любить и верить. В такой обстановке иногда сам удивляешься, что ты можешь.

«И гонит со двора…»

— Лариса Игоревна говорит, что у каждого участника съёмочной группы были свои любимые эпизоды, сцены. Расскажите, какие вам особенно дороги.

Юрий Кутафин: Мне некоторые сцены очень нравятся. Например, прогулка у озера. Я там только молчу, слушаю героиню Валентины Ивановны. Там такая атмосфера, настоящая зима, мороз, и мы вдоль заснеженного озера идём. Очень красивая сцена!

Валентина Теличкина: А мне, Юрий, ваша сцена нравится на кухне, где вы в пижаме читаете стихотворение Тютчева…

Юрий Кутафин: Когда я прочитал сценарий, эту сцену — единственную — мне было понятно, как сделать. Почему-то я её почувствовал внутренне, даже своё состояние. И я понял, как ко мне будет относиться сестра Зои — оценивающе. Как неловко будет чувствовать себя Зоя в такой обстановке.

Валентина Теличкина: А вот свои любимые сцены я смогу назвать по прошествии времени. Мне надо, чтоб прошло много лет, чтобы я это приняла. Я как-то себя представляю иначе, то, как я это сделала. Пока у меня нет любимых собственных сцен, но в целом история меня заняла. И я с радостью в неё вошла.

— Валентина Ивановна, у вашей героини естественная красота, без вмешательств. Сейчас это, прямо скажем, редкость.

Валентина Теличкина: Помню свой ужас, когда только началась мода на пластические операции и все стали следовать девизу «Я этого достойна!». И вдруг на улицах стали появляться женщины с одинаково надутыми губами, высокими скулами, неестественно гладкими лицами-масками… Как под копирку! Умоляла сына влюбиться в девочку, которая далека от этой моды. Послушался! У меня замечательная невестка. Умница и красавица. Недавно родила третьего внука.
И ещё про красоту и стереотипы… В юности у меня были полные губы, которые я считала ужасно некрасивыми. А идеалом красоты для меня была моя школьная учительница. Она нам рассказывала что-то, а я только и смотрела на её тоненькие и такие невероятно красивые губы. А сейчас и у меня такие…

— Валентина Ивановна, нарисованная женщина на киноафише — это вы?

Валентина Теличкина: Лариса считает, что я. Ну, может быть. Это картина моего сына. Когда-то мы организовали клуб самодеятельных наивных художников. Собираемся периодически, и каждый показывает свои работы. Одну из работ Вани режиссёр выбрала для афиши.

— Как полагаете, почему зрителю нужен этот фильм?

Валентина Теличкина: «Огород» — подтверждение того, что в зрелом возрасте жизнь не заканчивается, что можно жить полноценно при скромных возможностях. А ведь таких женщин у нас большинство.

1008

Добавить комментарий

Имя
Комментарий