Валерий Заверяев: «Буквы — это графическое отображение чувств»

Для нас большая гордость, что наш коллега — дизайнер «Брянской ТЕМЫ» Валерий Заверяев  разработал шрифт для титров и афишу для фильма «Огород». Его профессия называется типограф — специалист по типографскому делу, мастер создания букв.

Валерий Заверяев: «Буквы — это графическое отображение чувств»

— Валерий, как случилось сотрудничество с режиссёром Ларисой Садиловой?

— Три года назад я разрабатывал буклет для фестиваля «Наше кино» в Трубчевске и обмолвился ребятам из команды Ларисы, что фильмы хорошие, а буквенно-типографическое оформление хромает.
Зимой этого года режиссёр позвонила, попросила разработать типографику для названия фильма «Огород». Прислала полторы минуты — с первых кадров до конца вступительных титров. Я посмотрел — сельский переезд, идёт поезд. Какие чувства я могу передать? Ничего не понятно, кроме того, что это не боевик и не ужасы. Потом Лариса прислала ссылку на всю картину. Кстати, с альтернативным финалом, когда Зоя подходит к Валерию в поезде и они безапелляционно вместе.

Не нагородить «Огород»

— Вот есть 6 букв в слове, есть фильм, а что дальше?

— Дизайн и буквы должны подходить под задачу, а не наоборот. Так, само слово «огород» диктует не тот стиль, в котором я в итоге выполнил буквы. Оно задиристое, обозначает что-то нестандартное, неровное. И первые мысли были как раз об этом. А когда я увидел фильм, достаточно было получаса, чтобы сложилось видение. Вторую половину фильма я уже сидел с карандашом и рисовал наброски.

— Какие «маячки» сработали?

— Манера Ларисы — достаточно мягкая и вкрадчивая. Такой подход в значительной части был присущ советскому кинематографу 60–70 годов. В «Огороде» много не цитат, а скорее аллюзий, он как ребус для любителя кино: всполохи «Из жизни отдыхающих», «Три тополя на Плющихе», «Любовь и голуби».

А ещё Валентина Теличкина! Для меня это в первую очередь фильм «Начало», конец 60-х, который совпадает с ренессансом советской типографики. Это всё и послужило вдохновением, а дальше предстояла непростая задача.

В слове «огород» три круглые «о», между ними узкие «г» и «р», а заканчивает парад «д», в сути своей треугольник. Получается кошмар — круги, палки, треугольник. Какая-то «Игра в кальмара»! Поковырявшись, я сделал 5 вариантов, 4 отослал Ларисе. К слову, она выбрала именно тот, который и мне казался наиболее подходящим. А потом я предложил, чтобы и титры к фильму были хороши сообразно.

— В чём разница между заголовком и титрами?

— Скорее, между словом и шрифтом. Это тоже задача типографа — сделать шрифт из леттеринга — надписи, определённой последовательности определённых букв. Это не всегда возможно. Ведь создание букв для надписи или шрифта — целый комплекс компромиссов. И по мне, количество и последовательность компромиссов создают хорошие буквы внутри надписи или хороший шрифт. Другими словами, можно здорово «зарифмовать» 6 букв в слово, но не всегда из этих же букв можно составить набор из 33 знаков, которые смогут сочетаться в абсолютно любые слова и фразы. В случае с «Огородом», мне кажется, всё сложилось.

— В 2014 году вы стали лауреатом международного конкурса типографов «Современная кириллица». Расскажите об этом подробнее.

— Я стал одним из шестнадцати финалистов в самой многочисленной категории «Акцидентные шрифты» (для набора заголовков и надписей). Всего на конкурс в тот год подали заявки более 240 человек из разных стран мира.

Вдохновением для моего шрифта послужили несколько букв и три цифры, которые увидел на обложке книги о каком-то художнике и на их основе сделал все знаки кириллицы, латиницы и цифры. Шрифт называется Wary (на картинке справа), потому что эта последовательность букв очень здорово передаёт его дух: в нём всё сделано неправильно, но он работает!

— У всех знаменитых шрифтов есть имена. Как вы называете свои?

— Я думаю, это банальная история для многих типографов — в названии почти всех моих первых шрифтов есть Z/З — первая буква моей фамилии. Например, шрифт «Задира» — он задиристый, сделан на основе букв из фильма «Доживём до понедельника». Шрифт, где буква «о» срезана сверху и снизу и напоминает бочку, назвал «Бочка» (Barrez) — естественно, с «z» вместо последней «l». Мечтал назвать шрифт в честь сына — «Тёмиус», но никак не могу его доделать.

Шрифтпросвет

— Где, помимо «Огорода», можно увидеть ваши шрифты?

— Порой, даже когда тянусь за бутылкой подсолнечного масла в супермаркете, встречаю свой шрифт. Это приятно. Возможно, и вы видите их каждый день. На пакетах разрекламированного сока с названием из четырёх латинских букв, на упаковке детских сладостей или коробке с электроинструментами. Мои шрифты покупали Adobe, «Дисней», Toshiba, создатели популярных компьютерных игр. В титрах к фильму «Молот» с ещё одним нашим земляком Антоном Шагиным тоже использовали один из моих шрифтов.

— Валерий, как становятся типографами?

— Не знаю, как другие, а мне, наверное, на роду было написано. Примерно в 10-летнем возрасте, забирая газеты из почтового ящика, заметил, что шрифты в «Известиях», «Комсомольской правде» и «Пионерской правде» отличаются, и в последней — всё гораздо интереснее и веселее. Подумал и благополучно забыл лет на десять.

К теме шрифтов я впервые вернулся, когда работал верстальщиком в газете «Брянск и Бежица» и выпускал свою музыкальную газету «Альтернатива». Было это в 1996 году. Я обратил внимание, что существует много классных латинских шрифтов и как здорово бы ими написать что-нибудь на кириллице! Ну и последним гвоздём был знаменитый шрифт Александра Родченко — вы его точно знаете по знаменитому плакату с Лилей Брик.

Однако до первой попытки приступиться к буквам прошло ещё лет пять. Я изучал все доступные шрифты, читал иностранную литературу и, наконец, «нарисовал» буквы для… упаковки колбасы. Она долгое время потом лежала на прилавках. Было это в 2003 году, а в 2007-м я сделал первый шрифт полностью: кириллицу, латиницу, все цифры — и разместил на англоязычном агрегаторе MyFonts. Тогда это казалось мне невероятной затеей, но именно так началась моя деятельность в качестве типографа.

— Какие буквы интереснее разрабатывать — латинские или кириллицу?

— Латинский алфавит — всего 26 букв, и он более стройный, чем кириллический, в котором не просто больше букв, а то, что в профессиональной среде называется «забор». Куча наших П, Н, Ш, Щ, И, Ц. Одни сплошные вертикальные палки, и с этим нужно как-то бороться. В латинице всё гораздо уравновешеннее. Поэтому кириллица для букводела должна быть более интересной, если он преследует творческие задачи.

— Вы автор лекции «Шрифт. Самое незаметное из искусств». Чем эта тема может быть интересна широкому кругу?
— Многие — и речь не только о дизайнерах — недооценивают воздействие этого простого инструмента. На самом деле он может быть очень мощным. Например, транспарант — это не Микеланджело, а минимальные графические средства и буквы, зато каким может быть воздействие!

Я пытаюсь на своей лекции показать, что то незаметное, которое нас окружает, на самом деле может быть впечатляющим. После встречи в областной библиотеке подошла женщина и призналась, что стала это замечать после Олимпиады в Сочи. Говорит: «Там в названии всего 4 буквы и 4 цифры, а как это было написано, что гордость за страну!»
И задача типографа — из этих прямых и кривых линий создать ощущение, графическими формами передать эмоции, впечатления, даже не побоюсь — чувства!

932

Добавить комментарий

Имя
Комментарий