Александр Силенок: «Врач — это профессия для романтиков»

В следующем году 30 лет исполняется Брянскому клинико-диагностическому центру, из них 15 лет на посту главного врача служит Александр Силенок — заслуженный врач РФ, кандидат биологических наук. Благодаря его деятельному характеру и управленческому таланту даже в условиях санкций клиника оснащается новыми технологиями, в штате работают одни из лучших врачей региона и ежедневно получают помощь
тысячи пациентов.

Александр Силенок: «Врач — это профессия для романтиков»
Нужно быть романтиком, чтобы, видя ежедневно людские страдания, не перегореть, не зачерстветь, а сохранить способность сопереживать, сострадать, помогать. В нашей профессии это самое главное.

— Александр Васильевич, десять лет назад в интервью «Брянской ТЕМЕ», рассказывая о том, как вы с братом выбрали профессию врача, вы дважды подчеркнули: родители считали, хорошо, что оба их сына станут врачами, и бабушка мечтала, что её внуки будут медиками. Как думаете, почему в вашей семье с таким трепетом относились к профессии?

— Честно говоря, я об этом не задумывался. Возможно, это была мечта нашей бабушки, которая имела на нас огромное влияние. У неё не было среднего образования, только 4 класса, которые она, впрочем, окончила за три года. Была очень талантливым ребёнком, но воспитывалась в крестьянской семье, нужно было присматривать за младшими детьми, ухаживать за скотиной. Она плакала, хотела дальше учиться, но ей не позволили. Тяжёлая у неё была судьба, но своим детям и внукам Мария Владимировна всегда желала лучшего.

— Профессия врача в те времена считалась престижной?

— Она и сейчас популярна, а тогда многие мечтали стать медиками. Правда, далеко не всем удавалось поступить. На место претендовали 4–5 человек. Я, как золотой медалист, сдавал только один предмет — химию. Для поступления нужна была только «пятёрка», и я этот экзамен выдержал.

— Бабушка успела увидеть вас с братом в белых халатах?

— Брат старше меня на семь лет, он уже работал врачом, а я учился на втором курсе Смоленского медицинского института, когда бабушки не стало.

— Какой-то важный разговор о профессии с ней состоялся?

— О медицинских делах мы не говорили, но бабушка успела серьёзно повлиять на нашу дальнейшую судьбу. Мой брат увлекался футболом и мечтал стать спортивным врачом, но бабушка его отговорила, дескать, будешь постоянно в разъездах — как же дети, семья, нормальная жизнь?.. Потому что спортсмены в силу возраста перестают играть, а спортивный врач в разъездах до пенсии. Он послушал и выбрал профессию санитарного врача.

Я же был младшим в семье — самым балованным и любимым. Бабушка хотела, чтобы я чаще приезжал, поэтому учиться поступил в Смоленск — поближе к Рославлю, откуда я родом.

Обстоятельства и люди

Руководство Брянского клинико-диагностического центра  с поэтом Евгением Евтушенко— Почему выбрали профессию терапевта?

— Я никогда не хотел заниматься хирургией — там нужно очень хорошее зрение, а у меня есть некие проблемы с детства. Мне больше нравилось лечить, назначать лекарственные препараты, получать эффект, наблюдать за больным.

— Когда пациенты не пользовались интернетом, лечить было проще?

— Действительно, тогда пациенты сами себя не лечили! Врач был фигурой более авторитетной, чем сейчас. У нас есть одна пациентка, которая присылает нам на электронную почту рекомендации, как её лечить, на 20 листах! Это, конечно, крайность, но очень многие начинают визит к врачу словами: «А я вот в интернете прочитал…» Таким иногда приходится диагностировать «болезнь третьего курса» — когда неподготовленный человек находит у себя симптомы, которых у него и в помине нет. Врачам в этом плане работать труднее, сложнее разбираться в симптомах — настоящих и кажущихся.

— Назовите людей, которые сыграли важную роль в вашей жизни.

— У меня были замечательные преподаватели в институте — профессор, заведующая кафедрой пропедевтики внутренних болезней Елена Ивановна Зайцева, профессор, заведующий кафедрой госпитальной терапии Александр Исаакович Борохов — один из корифеев смоленской медицины. Я состоял у него в научном кружке, он учил меня, помогал становиться специалистом, врачом, хотел оставить в ординатуре, но по обкомовской протекции на это место взяли мою однокурсницу. Мой наставник тогда сказал в качестве напутствия: «Ты умный — найдёшь себя». И я вместе с друзьями уехал в Брянск, где молодому специалисту было проще получить жильё. Не соврал Александр Исаакович — здесь я действительно состоялся как врач.

В Брянске не могу не отметить Анатолия Дмитриевича Прошина. Когда я проходил интернатуру, он был заведующим терапевтическим отделением 4-й городской больницы, потом главным терапевтом департамента здравоохранения, главным врачом Брянского клинико-диагностического центра. Я многому учился у него и очень благодарен за то, что он помогал мне, направлял и был моим наставником.

Пол-Брянска за год!

— Александр Васильевич, чтобы отчасти представить количество людей, которым помог Брянский клинико-диагностический центр за три десятилетия, назовите статистику обращений за год.

— За год мы выполняем примерно 1,5 миллиона лабораторных инструментальных исследований, а консультаций и обращений в год — примерно 250 тысяч.

— В клинико-диагностическом центре начал работать один из первых в Брянске пластических хирургов, создано отделение «хирургии одного дня» — одно из первых в регионе и работающих по сей день. Наверняка таких примеров очень много. Расскажите, в каких направлениях приходилось стать первопроходцами.
— Одна из первых — хотя начинала она в областной больнице — генетик Лилия Ивановна Смирнова создала медико-генетическую службу Брянской области. В открытом ею отделении проводится неонатальный скрининг для всех новорождённых региона. Обследование проводится на 5 наследственных заболеваний: врождённый гипотиреоз, муковисцидоз, фенилкетонурия, адреногенитальный синдром, галактоземия. Проводится пренатальный скрининг во втором триместре беременности: по анализу крови и показаниям УЗИ в специальной программе определяется риск патологии плода. Если обнаружен риск серьёзных генетических нарушений, назначаем сложные медико-генетические исследования: наши врачи проводят анализ околоплодных вод или же пуповинной крови плода. Если риск заболеваний действительно подтверждается, это даёт возможность родителям принять решение, основываясь на методах доказательной медицины. Лилии Ивановне в этом году исполнилось 82 года, и она только недавно ушла на заслуженный отдых. Созданное ею отделение продолжает работать.

Уникальный специалист — Николай Борисович Ривкинд, заведующий отделением дозиметрических и цитогенетических исследований. На первых порах в отделении занимались только биологической дозиметрией — исследовали кровь у ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС и жителей юго-западных районов области, изучали риск развития патологий в результате воздействия радиации. Впоследствии отделение стало проводить генетические исследования. Первыми в регионе — и одни из немногих в России — врачи занялись молекулярными генетическими исследованиями рака — составляют генетический «портрет опухоли»: от него зависит метод и результативность лечения. Буквально по капле крови выявляют предрасположенность к раку молочной железы, прямой кишки, предрасположенность к гипертонической болезни, тромбофилии, определяют резус-фактор плода на ранних сроках.

В числе новаторов — иммунолог, аллерголог Елена Владимировна Володина. Отделение, которое она возглавляет, одним из первых в регионе начало проводить широкий круг исследований на аллергию, комплексно подошли к лечению бронхиальной астмы, атопических дерматитов современными методами, которые позволяют кардинальным образом улучшить качество жизни таких пациентов.

Международный День памяти о чернобыльской катастрофеВ лазерном офтальмологическом центре ведут приём специалисты редкой специальности — лазерные хирурги. Это поистине ювелирная работа! Кстати, продолжаем оснащать это отделение: в этом году благодаря средствам фонда обязательного медицинского страхования приобрели два новых лазерных аппарата для лечения сетчатки и сосудистой патологии глаза. И так я могу говорить о каждом отделении.

— Тогда вопрос как к руководителю клиники: как вам удаётся сохранить ценные кадры?

— Мы всегда большое внимание уделяем кадровому вопросу, потому что понимаем: к современному оборудованию нужны и грамотные специалисты. Не экономим на обучении, участии в конференциях, международных проектах. Многие врачи поучились в Германии, Франции, Швеции, Англии, США. Они много учатся на центральных базах и в ведущих клиниках Москвы, Санкт-Петербурга. Сейчас ЛОР-врач, фониатр Алексей Семёнович Гуревич проходит обучение в сфере лазерной оториноларингологии. Врач-уролог центра «Мужское здоровье» Валентин Викторович Крук изучал использование микрохирургических методик в лечении репродуктивной половой сферы у мужчин. Это операции под микроскопом на органах, толщина которых от 1 до 3 мм. На обучении не экономим, потому что считаем необходимым постоянный профессиональный рост.

— Почти 30 лет назад Брянский клинико-диагностический центр создавался для ликвидации медицинских последствий аварии на Чернобыльской АЭС, и люди, получившие облучение, составляли основной поток пациентов. А сейчас, когда в центре работает 17 медицинских отделений разного профиля, с чем чаще всего обращаются брянцы?

— Как никогда востребованы консультации неврологов и ревматологов. Недостаток физической активности, увеличение продолжительности жизни и даже то, что ходим по ровному асфальту, — всё приводит к проблемам с опорно-двигательным аппаратом, суставами.

По-прежнему много эндокринной патологии: это и сахарный диабет, и болезни щитовидной железы. Не меньше работы у иммунологов и аллергологов, потому что и причин для аллергии немало: избыток «химии», которую используем в быту, цветение растений, загрязнение воздуха, продукты питания с различными заменителями. Востребована работа кардиологов: в нашей стране от гипертонической болезни страдает больше 40% населения.

В последнее время наблюдается довольно много лёгочной, сосудистой, неврологической патологии после перенесённого COVID‑19. «Взгляните» на эти болезни — как точно они описывают жизнь современного человека!

Об «Игре престолов» и о душе

— С вашим приходом в 1998 году в клинико-диагностическом центре зародилась творческая самодеятельность. Сохраняете эти традиции?

— К сожалению, из-за пандемии от массовых мероприятий пришлось отказаться, но мы надеемся наши традиции возобновить. Ежегодно мы проводили новогодние ёлки для детей сотрудников: более 200 ребят собирались на наши утренники! В большом зале ставили ёлку, детям вручали подарки, с представлением у нас гостил драматический театр. А вот Дед Мороз всегда свой — эту почётную роль с 1999 года бессменно играет мой заместитель Владимир Дмитриевич Соловов. И Снегурочка на протяжении многих лет — старшая медицинская сестра отделения ультразвуковой и функциональной диагностики Людмила Семёновна Чиркова.
Кроме этого каждый год проводили конкурс профессионального мастерства или конкурс художественной самодеятельности — все отделения участвовали. Руководитель лазерного офтальмологического центра Галина Ивановна Абашина прекрасно читает стихи, Алексей Семёнович Гуревич поёт, врачи отделения рентгенодиагностики и хирург Владимир Юрьевич Гридин из Центра амбулаторно-поликлинической хирургии талантливо разыгрывают интермедии. Люди у нас очень талантливые!

— И ещё предлагаю сверить ориентиры. Десять лет назад в интервью вы признавались, что любимые увлечения — это кино на большом экране, путешествия, хорошая музыка и книги. Что-то с тех пор изменилось?

— Путешествия отпали, к сожалению. По России я успел поездить. Путешествия мне всегда нравились тем, что открываешь для себя нечто новое. Вместе с тем по-прежнему люблю хорошие фильмы, классическую музыку, иногда слушаю современную популярную.

Очень люблю «Игру престолов». Считаю этот сериал одним из лучших, посмотрел все 8 сезонов. Из книг по-прежнему с удовольствием читаю Людмилу Улицкую, люблю Стивена Кинга и боевую фантастику Александра Бушкова. Не удивляйтесь! После работы не хочется философских книг, хочется немного отвлечься. Классику я читал, когда был студентом. Помню, как залпом прочитал «Графа Монте-Кристо» накануне экзамена — не мог оторваться. А сдавать предстояло топографическую анатомию с оперативной хирургией, очень сложный предмет. Профессор точку показывает на голове, и ты должен назвать все слои, а там только мозговых оболочек 7 штук! Книгу прочитал за полтора дня, а на подготовку к экзаменам остался один день. Посидел, почитал, вспомнил, сдал…

— На «отлично»?

— У меня за все годы все экзамены только на «отлично».

— Вы сейчас описываете романтиков! А может врач быть другим?

— В нашей профессии, как и в любой другой, есть совершенно разные люди: есть люди случайные, есть циничные, безответственные — таких, к счастью, очень мало. А настоящий врач, хороший врач, конечно, он романтик, не может не любить музыку, искусство…

— Потому что человек — это тоже удивительное творение?

— Конечно! Душа для врача — образное понятие, но очень важное. Нужно быть романтиком, чтобы, видя ежедневно людские страдания, не перегореть, не зачерстветь, а сохранить способность сопереживать, сострадать, помогать. В нашей профессии это самое главное.

1159

Добавить комментарий

Имя
Комментарий