Речь про речь: советы невролога, если ребёнок молчит

Что делать, если в три года ребёнок ограничивается словами «мама», «папа» и ещё десятком простых слов? Или начинал говорить вместе со сверстниками и вдруг в одночасье превратился в молчуна? Когда бить тревогу и идти к неврологу, если ребёнок не говорит в два, три, четыре года? Тем более, по мнению разных специалистов, таких случаев становится всё больше. На актуальные вопросы о задержке речевого развития отвечает детский невролог, врач медицинского кабинета «Детский доктор» Юлия Филина.

— Как понять, что ребёнок не по возрасту молчит? Какие есть границы нормы?

— В разном возрасте ребёнок проходит важные этапы речевого и языкового развития. В 2-4 месяца малыш начинает гулить, в 6 — появляется лепет, с 9 — повторяет знакомый слог несколько раз, с 12 — может говорить «ма», «па», «ба». В полтора года в словарном запасе —  около 5 слов, которые означают одно и то же: «мама» — это только мама; ребёнок показывает несколько частей тела. В два года в запасе уже 50 слов, в речи появляются простые фразы: «мама, дай», первые вопросы. В три года ребёнок говорит предложениями из 3-4 слов, знает 3-4 цвета, понятия «большое» и «маленькое» и так далее. На приём чаще приходят родители с малышами от полутора лет, но бывает, дети не говорят и в три, и в четыре года.

— Что должно насторожить — стать причиной обращения к неврологу?

— Такие «красные флажки» есть на каждом этапе. Нужно обратить внимание, если к 6 месяцам ребёнок не улыбается, не проявляет других радостных выражений, не реагирует на звуки. К 9 месяцам — нет никакого обмена звуками, улыбками или другими выражениями лица, нет лепета. К 12 месяцам должно насторожить отсутствие реакции на имя, указательного жеста, пусть даже рукой. Или то, что ребёнок не использует «мама», «папа» (или «ма», «па»), чтобы привлечь внимание родителей. Полтора–два года — не появляются новые слова, не показывает на себе части тела, не понимает инструкции. В два-три года — не понимает простые предложения и вопросы, не умеет здороваться и прощаться, не проявляет интерес к совместным играм, не формулирует простые просьбы.

— А вот нобелевский лауреат Эйнштейн в три года заговорил. И некоторые родители считают: перерастёт…

— Да, приходится слышать на приёме, мол, папа ребёнка заговорил в три, его брат — в четыре и бабушки убеждают подождать до этого времени. На что я всегда говорю: у нас есть конкретный ребёнок, с другими родителями, мы не смотрим ни на кого. В первую очередь всегда важно понять — норма это или нет.

— Задержка речевого развития — есть такой диагноз?

— Такого диагноза нет. Мы должны понять причину, по которой ребёнок не говорит. А причины могут быть разные, например, нарушение слуха. Мы не говорим про полную глухоту. Если у ребёнка были отиты, увеличены аденоиды, ребёнок принимал лекарства с ототоксическим эффектом, были серьёзные травмы головы, атрезия слухового прохода — необходимо проверить слух. Нарушения слуха многолики, поэтому важно понимать, что малыш полностью слышит, а это можно определить только при посещении ЛОРа, сурдолога, проведении определённых обследований.

Иногда расстройство развития речи связано с бедной языковой средой — чрезмерным увлечением гаджетами и электронными игрушками, увеличенным «экранным временем».

Бывают случаи, когда это «молчание» — симптом расстройства аутического спектра. Но здесь важно понимать, что РАС — это не про то, что ребёнок не говорит, а про нарушение коммуникации. Есть дети с РАС, которые отлично говорят и у них сохранён интеллект. При подозрении на аутизм необходима консультация психиатра — для постановки окончательного диагноза и определения маршрута лечения.

Возможны генетические заболевания. Редко, но встречается синдром Ландау-­Клеффнера — расстройство, при котором ребёнок теряет навыки экспрессивной и рецептивной речи. У меня есть один такой пациент, он резко перестал говорить. Чтобы установить подобные диагнозы, нужны дополнительные исследования.
— А если на приёме и консультациях выясняется, что нет проблем со слухом, нет подозрений на аутизм, эпилепсию, генетические заболевания?

— Так бывает, есть определённая генетическая предрасположенность. Тогда ребёнку назначаются занятия с дефектологом, чтобы «догнать» норму. Советую не терять время, не ждать 3–4 лет для начала таких занятий.

Правило действует и в случае с РАС: важно, чтобы психиатр поставил диагноз как можно раньше. Чаще всего — в полтора года. Один из недавних случаев — девочка в 1,7 года не реагировала на своё имя, не выполняла простые просьбы, в речи были отдельные звуки, вокализмы. В Москве на консультации ребёнку был подтверждён аутизм, назначены занятия с АВА-терапевтом. Я поддерживаю связь со многими своими пациентами и рада была узнать, что к двум годам девочка начала понимать обращённую речь и простые инструкции. В любом случае чем раньше начать занятия, тем больше шансов помочь ребёнку.

— А как проводится диагностика?

— Опрос родителей, осмотр ребёнка, выстраивание коммуникации, наблюдение. Важно, что приём в нашей клинике длится 40 минут, а с августа будет 60! При необходимости назначается консультация сурдолога, психиатра, генетика.

— Какими могут быть последствия, если проигнорировать задержку речи?

— Прогноз зависит от причины. В большинстве случаев в дальнейшем (если у ребёнка нет никаких диагнозов) проблем с речью не будет, но в ряде случаев есть риск упустить возможности для раннего вмешательства, когда они необходимы.

1077

Добавить комментарий

Имя
Комментарий
Показать другое число
Код с картинки*