Рождённые для глубины

Считается, что «рождение» дайвинга случилось в 1943 году, когда учёный и исследователь подводного мира Жак Ив Кусто вместе со своим коллегой изобрёл устройство, которое они назвали «акваланг». Сейчас в мире почти 20 миллионов сертифицированных дайверов-любителей, из них около 4 тысяч — живут в Брянске. Именно столько человек прошло обучение в старейшем подводном клубе региона — «Скат», и, по словам руководителя клуба Артёма Романова, статистически дайвинг — это всё-таки мужское увлечение. Ведь кто, как ни мужчины, знает, что такое испытывать давление, проверять себя на прочность, погружаться в неизвестность — да ещё и ради удовольствия!

Рождённые для глубины

— Артём, «Скат» был создан в 1998 году Валерием Фёдоровичем Тюриным, имя которого сейчас носит клуб. История клуба подробно описана на вашем официальном сайте, но интереснее узнать о людях, которых объединяет любовь к погружениям под воду — кто они, почему увлекаются дайвингом?
— Клуб, как и во все времена с момента основания, собирал людей, у которых неожиданно возникает потребность попробовать нырнуть под воду. Причём потребность возникает, в том числе, у тех, кто боится опустить лицо в воду. Частый запрос: «Я всю жизнь боюсь плавать и боюсь глубины и решил, наконец, побороть этот страх и прийти к вам». А есть люди, которые едут на курорт и там совершают пробное погружение с аквалангом или плавают с маской и трубкой — видят всю эту подводную красоту… Вообще сложно объяснить, почему у того или иного человека возникает желание заниматься подводным плаванием.

— Ну, тогда давайте не будем фантазировать, а расскажем, как это было в вашем случае. Как вы увлеклись дайвингом?

— Это был 2007 год. Я только что окончил институт и проходил стажировку в газете «Из рук в руки» в качестве маркетолога и менеджера по продажам. И вдруг раздаётся звонок от моей подруги детства, мол, мы с мужем захотели учиться дайвингу, но нужно собрать группу из 4 человек. Говорит: «Трое уже есть. Нужен четвёртый. Пойдёшь?» И я, не задавая вопросов, сколько это стоит, сразу сказал: «Конечно!» Моим инструктором был Дмитрий Игоревич Кирюхин. Тогда уже легенда! (интервью с Дмитрием Кирюхиным вы можете прочитать в № 3 (29), 2010 на сайте «Брянской ТЕМЫ»). Фактически он меня и вырастил. И когда он начал заниматься в аэроклубе, я уже руководил «Скатом», а когда Димы не стало, возглавил клуб.

— А из той четвёрки, которая пришла вместе с вами, кто, кроме вас, остался в клубе?

— Никого. И это трагическая история. Супруг моей подруги Сергей Бакальчук, сдавший экзамен по дайвингу в бассейне, начал активно готовиться к объявленным новогодним соревнованиям по нырянию на задержке дыхания. Сергей быстро влюбился в подводное плавание, в самого Дмитрия и хотел произвести должное впечатление на инструктора. И когда другие пошли греться, он решил совершить погружение, которое действительно оказалось последним. Сергей погиб…
Именно в то время произошла коренная смена отношения к фридайвингу. Дмитрий ввёл обязательное правило страховки на воде и нанял человека, смотрящего за водой на протяжении всего клубного вечера. Этим человеком стал я. И с первых дней своего пребывания в клубе понял: для того чтобы умереть, много не надо. Поэтому с теми, кто нарушает правила, я категоричен, вплоть до расставания.

«В дайвинге все существа бесполые»

— Недавно видела у вас на сайте новости — про «самую холодноводную подводницу Брянска» Павлину Сканцеву (которая зимой плавала подо льдом Керамзитного карьера) или брянскую спортсменку Анастасию Ильюшину, которая завоевала два «серебра» и «бронзу» на Чемпионате Азии по подводному плаванию. А говорите, мужской спорт…

— «В дайвинге все существа бесполые» — любил говорить Дима Кирюхин. Но в моём понимании дайвинг — мужское увлечение. И в первую очередь сюда приходят мужчины финансово независимые, состоятельные, смелые. А потом происходит интересный момент: вслед за этими мужчинами подтягиваются, как правило, их жёны. Потому что в семье возникает разлад — мужчине больше неинтересно лежать на шезлонге, и вот он уже едет с друзьями на Мальдивы, где они на яхтах ныряют с утра до вечера. И женщины понимают, что надо что-то предпринять, и приходят вслед за мужьями. Ещё часто мужчины приходят с сыновьями, дочерьми, и жёны «догоняют» семью спустя несколько лет. А если приходят женщины, то это те, которые с парашютом прыгнули, льва на сафари завалили и хочется чего-то ещё…

— А рекордсмены среди участников клуба есть?

— Артём Юрьевич Погосян, замечательный стоматолог, на текущий момент является самым глубоководным действующим брянским дайвером — он нырнул на 93 метра в Кабардино-Балкарии. Занимается у нас на постоянной основе.

— Сколько человек регулярно занимаются в клубе?

— Ежемесячно порядка 50–70. Но здесь важно понимать, что в основе всего — простое человеческое общение. Увлечёнными дайверами становятся люди, которым просто хочется побыть частью коллектива. А здесь подобралась компания единомышленников, с которыми ты ничего не делишь, кроме увлечения. Пропадает взаимная конкуренция, как это бывает в других сферах жизни, и здесь можно быть самим собой. Всё движение, которое мы создаём, — семинары, курсы, выезды, путешествия — всё это для того, чтобы дать возможность некоему коллективу людей побыть вместе, пообщаться.

— Например, какие это мероприятия?

— Клубные вечера три раза в неделю. Их главная цель — дать возможность нашим студентам дополнительно тренироваться, поддерживать навыки, лучше подготовиться к экзаменам. Кроме клубных вечеров организуем путешествия — и зимой, и летом. Самый короткий маршрут: выйти из бассейна ДОСААФ, где располагается клуб, прогуляться до Десны и там понырять. Иногда здесь у бассейна бывает хорошая прозрачность воды! Излюбленные места — Керамзитный карьер, Круглое озеро, Голубой карьер в Белых Берегах. Иногда выезжаем на Десногорское водохранилище, были на Белом море и на озёрах Кавказа. Раньше совершали регулярные поездки в Египет, Мальдивы, Филиппины, а сейчас в режиме импортозамещения открыли много интересных мест в России.
Испанский галеон — в Десне и «казанка» — в Керамзитном

— Артём, расскажите, что можно увидеть в водоёмах Брянска и ближайших окрестностей.

— На дне каждого водоёма есть танк и золото Колчака. А ещё пара озёр в Брянске — бездонные. Это мы слышим от местных жителей каждый раз, когда приезжаем на берег и начинаем собирать акваланг… Если говорить о «городских легендах», считается, что в 90-е Керамзитный карьер был страшным местом, куда бандиты якобы свозили свои жертвы. 10 лет активно ныряем — ни одного таза с костями не нашли.

— А из живности?

— Есть два разных вида дайверов. Первые взращены на красноморском побережье и считают, что дайвинг — это всегда тёплая, максимально прозрачная вода с большим количеством кораллов и красивых разноцветных рыб. И суть дайвинга — найти такое место, погрузиться и всё спокойно посмотреть.

Вторая категория — люди, которые научились получать удовольствие от самого факта нахождения под водой. Это совершенно другой опыт! Здесь важна подготовка в сочетании с правильным состоянием ума, когда ты физиологически и психологически получаешь удовольствие от того, что пребываешь в совершенно другом мире. Где с тобой никто не может разговаривать, где не работает мобильный телефон и ты наедине с собой и своими страхами. Это люди, которые в Керамзитный карьер ныряли 500 раз, выходят с широко раскрытыми глазами и удивляются, что в этот раз вообще всё по-другому!

— Но я всё равно не могу понять, как это плавать по озеру без надежды встретить хотя бы сома…

— Вот как раз, когда так плаваешь, делаешь это с надеждой встретить не только сома. Может быть, помните случай, когда многие СМИ написали, что в Десне нашли испанский галеон? Дело было так. Я нырял недалеко от бассейна и увидел странный фрагмент, торчащий из песка. Подплыл ближе и достал… корабль! Пластмассовую детскую игрушку, которая непонятно каким образом оказалась на дне реки.

А ещё люди часто кидают в водоём объекты, думая, что они окончательно от них избавились. По опыту скажу: водоём не лучшее для этого место. Потому что уже через несколько дней ваше «сокровище» вытащат брянские дайверы. Ведь почти все наши водоёмы активно «ныряются» в разные сезоны.

Из подводных «достопримечательностей» вспомним огромный карьерный экскаватор на дне Керамзитного карьера и такой же экскаватор немного другого типа затоплен в Голубом карьере возле Белых Берегов. А во время ночного погружения с фонарём видишь много местной рыбы — это окуни, щуки, плотва, подлещик…
Лодку-казанку затопили в прошлом году на Керамзите! Нашёл её участник клуба на Десне, вытащил, она оказалась в плачевном состоянии. Ребята из клуба на ней оставили автографы, и мы её пустили на дно. Сейчас посреди Керамзитного есть остров, и на нём лежит казанка — с рулём, цепью. Арт-объект!

Аквакультура по-брянски

— А что клуб делает для восстановления брянских водоёмов?

— У любого водоёма есть определённые периоды жизни. И рано или поздно карьер или озеро стремится превратиться в болото. Если мы вспомним Керамзитный карьер, когда его только выкопали, там была чистая глина, мало отдыхающих и изумрудная вода — нырять одно удовольствие! С годами он начал зарастать, место облюбовали отдыхающие, и в карьер полетело огромное количество биомассы, которой там не должно быть. А это сразу сказывается на составе воды — развиваются бактерии, водоросли, микроорганизмы, прозрачность начинает пропадать.

Когда мы много лет назад увидели, что Керамзитный начинает заметно портиться, было принято решение выпустить туда толстолобиков (это рыба, которая питается взвесью, отфильтрованной из воды) и к нему подсадили естественный биофильтр — колоний фильтрующих ракушек дрейссен. Мы с ребятами начали собирать эти ракушки в пойме Десны и мешками насыпать в карьер. За сезон перевезли около 10 тысяч раковин! И сейчас с удивлением обнаруживаем, что они распространились, образуются уже целые колонии, фильтруют воду, укрепляют грунт и прячут под собой мусор. Мы надеемся, что в конечном итоге это позитивно скажется на прозрачности воды и позволит продлить жизнь нашим водоёмам. А с прошлой осени мы начали заселять дрейссенами Голубой карьер под Белыми Берегами. Объективно у нас не так много мест, где мы можем понырять. И если эти озёра пропадут, можно закрывать клуб. Для меня это борьба не только за водоём, но и за то, чтобы брянские дайверы могли тренироваться и развиваться.

— Но наверняка многие воспринимают ваше увлечение, как бы сказать помягче…

— Для большинства то, что мы делаем, — это сумасшествие какое-то! Лезть туда, где страшно, холодно, опасно… Но если воспринимать дайвинг сердцем, по ощущениям это можно сравнить с выходом в открытый космос. Недаром космонавты тренируются в бассейне! Из-за того, что появляется положительная плавучесть, человек испытывает состояние, похожее на невесомость. И каждый дайвер в бассейне, обложенном кафельной плиткой, всякий раз выходит в свой открытый космос.

968

Добавить комментарий

Имя
Комментарий
Показать другое число
Код с картинки*